Все публикации

"Апостол Андрей": на подходах к Рейкьявику штормовым ветром повреждены снасти

12 октября, полночь, до Рейкьявика осталось 20 миль. Прямо по курсу видны огни города, справа на траверзе - огни Кеблавика. Исландия для нас открылась вчера после обеда видом на ледниковую вершину горы Снайфедльсйекюдль. Половина северной Атлантики позади.

162

Мыс Фарвел, славящийся своим дурным характером, решил и на этот раз подтвердить свою репутацию - угостил на прощание крепким ветром. До нормального 9-ти балльного шторма он не дотягивал балла, и дул менее суток, но часть экипажа неожиданно укачалась. Сказывается "раслабляющее" плавание во льдах на ровном киле и по гладкой воде.Новобранцы загрустили, Завражный, с тоской глядя вокруг, поинтересовался, часто ли здесь так дует. Кто-то спросил у меня, много ли таких штормов пришлось пережить за две кругосветки? Сославшись на лоцию, объяснил, что для этого времени года это нормальная погода и вообще это еще не шторм. Мои с лоцией мрачные предсказания не сбылись, и в дальнейшем ветер, хотя и был все время свежим, но 6-7 баллов не превышал. А главное - дул в основном с юго-востока, что позволяло резво бежать в бейдевинд по курсу и с оптимизмом смотреть на приближающийся уик-энд, расчитывая провести его на суше.Но неожидано наш переход затянулся, и самыми нервными оказались последние двое суток и полторы сотни миль. Началось все 9-го в 16 часов: меня выдернули на палубу - порвался грот. Виной этому был не ветер, хотя он и усиливался, а изношенность паруса. Бакштагами (каждый раз поминаю недобрым словом того, кому пришла мысль выбрать такое вооружение для нашей лодки) вытерло нитки, шов разошелся, ну и ветер довершил начатое. Парус убрали.На ночь глядя, решил не возиться с запасным гротом - первого стакселя и бизани вполне хватало для нормального хода, и к тому же прогноз обещал усиление ветра. К ночи ветер усилился до 13 метров и зашел точно навстречу. Началась лавировка, но длилась она недолго. В 3 часа наверху раздался до боли знакомый звук, означающий, что лопнула какая-то снасть. Выскочил на палубу и не увидел стакселя. Доктор прокричал, что оборвало фал. Все равно не понятно, куда подевался стаксель. Включил освещение палубы, и стаксель обнаружился в воде за бортом. Стало ясно, что фал это уже следствие, главная неприятность: отдался правый штаг. Отлавировались!Левый штаг и ахтерштаг провисли, мачта стала на волне раскачиваться, грозя размолотить блоком ахтерштага антенну радара. Выловили из-за борта стаксель, за ненадобностью убрали его вниз. Убрали оборванный фал, второй фал завели на место штага, набили ахтерштаг, мачту стало расскачивать меньше, можно продолжать движение.Запустили дизель, но при встречном ветре и 5-ти метровой волне продвижение под ним крайне медленное. Из-за волнения нагрузка на дизель неравномерна: яхта то взбирается на волну, винт тянет вперед и мотор натужно воет, то скатывается с гребня, и тогда винт догоняет яхту и обороты дизеля резко и с визгом возрастают. То ли от такого издевательства, то ли еще от чего, но наш безотказный дизель, верой и правдой служивший в обеих Арктиках, начал капризничать - останавливаться каждый час-полтора, требуя прокачки топливных фильтров. Почти двое суток прошли в таком режиме. Что только не было испробовано: и все три танка переключали по очереди, и все фильтры сменили не по разу.Мы с Виктором Гомза, помогая топливному насосу, выпили солярки больше, чем экипаж "Апостола Андрея" водки за всю кругосветку. В итоге все закончилось, как и началось, без видимых прочин. Виктор отхлебнул перед ужином очередную порцию солярки, и вот уж семь часов мотор работает без перебоев.Видя наше упорство при продвижении к порту, смирилась и погода. Ветер умерился, волна успокоилась. Последняя туча высыпала дождь со снегом на Семенова. Небо очистилось и засверкало полярное сияние, затмевая звезды и береговые огни.Капитан яхты Николай Литау