8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

"Апостол Андрей": переход Вануату - Новая Зеландия завершился

29 декабря 2005 года, Вновь Новая Зеландия Переход Вануату - Новая Зеландия завершился. Весь вчерашний день "Апостол Андрей" шел вдоль берегов Северного острова. Денек выдался теплый, легкий ветерок подгонял яхту. На камбузе Семенов разбирался с тунцом, которого накануне вытащил Миша Каптюг. Должен признаться, что когда после выхода из Владивостока Михаил начал налаживать снасти, мы, "старожилы", отнеслись к этому с легким скепсисом - не он первый пытается выловить что-нибудь из океана с борта "Апостола", но пока это удалось только Кевину Кадби и только один раз. Теперь должен сказать: честь наших рыбаков не посрамлена. Начал Михаил с того, что вытащил достаточно крупную ваху, родственницу макрели. Случилось это вблизи Марианских островов. Затем была довольная хилая тощая рыбешка гемпил и длительное затишье. Во время которого нам периодически демонстрировались следы хищных зубов на воблерах, обрывки лески и разогнутые крючки. После Вануату дело опять наладилось - трижды Михаил забрасывал снасть в синее море, и трижды возвращалась она с тунцом на крючке. Последний экземпляр длинноперого тунца был особенно хорош. Вот его как раз и разделывал Анатолий Семенов. В кои времена спешить нам было некуда: в светлое время придти в порт мы уже не успевали, а среди ночи нас никто не ждал. Поэтому двигались не спеша, любуясь берегами и островами. После полуночи подтянулись к входу в гавань Окленда и легли в дрейф. Вошли с первыми лучами солнца и в 8.00 ошвартовались у карантинного причала. Нас уже ожидал чиновник. О нашем приходе власти были предупреждены Николаем Клейманом - известным владивостокским яхтсменом, а ныне жителем Новой Зеландии. Сам Николай ожидал нас в марине "Viaduct harbour", где «Апостолу Андрею» была зарезервирована стоянка. В это самое время, другой наш соотечественник Дмитрий Шаромов встречал в аэропорту Сергея Николаева и Александра Руднева - новых членов «апостольской» семьи, которые пойдут вместе с нами в Антарктиду. Интересно, что сам Дмитрий был старпомом на "Урания-II", первой российской яхте посетившей Антарктиду. В основном стараниями Николая и Дмитрия и были решены все наши проблемы по заходу, стоянке и первым часам пребывания в Окленде. Оформление не заняло много времени. Карантинный офицер опять, как и прошедшей весной в Веллингтоне, забрал у нас все сало. Но на этот раз мы были даже довольны, ибо оно не перенесло переезда через экватор и было мало съедобным. Все остальное, запрещенное к ввозу в страну, мы, имея опыт, доели на дальних подступах. Немного жалко было кокосов со Стьюарта, но есть мы их уже не могли. Иммиграционные офицеры выдали визы на месяц и предупредили, чтобы это было в последний раз: если мы еще придем без визы - полетим за ней на самолете в Россию. Так что, теперь нам из Антарктиды все пути назад отрезаны. На чиновников не произвели ожидаемого эффекта и десять ящиков водки "Семь футов". Таможенник записал формальное «100 литров» и все. Все что ли здесь ходят с таким серьезным запасом спиртного? Следующие полдня были заняты суетой встреч и звонков: менеджер марины и парусный мастер, агенты компании FESCO, которая, являясь спонсором плавания, возьмет на себя снабжение яхты и партнеры петербургской фирмы С-МАР… Время нашего прихода не очень удачно. Догуляв Рождество, новозеландцы готовятся встречать Новый год. Поэтому за два полурабочих дня уходящего года нужно успеть максимум возможного. 27 декабря 2005 года, Полинезия Новая Зеландия как-то не ассоциируется с Полинезией, но между тем является ее частью. Новая Зеландия расположена в левом нижнем углу треугольника, распростершегося на доброй половине Тихого океана. Правая вершина района - остров Пасха, в верхнем углу находятся Гавайские острова. Вот эта гигантская область и есть, собственно, Полинезия, что в переводе означает "много островов". Десять тысяч клочков суши и коралловых атоллов разбросаны на огромной площади и заселены одним народом – маори. Народом мореходов и скульпторов, народом, который создал удивительную культуру и оставил потомкам и исследователям не одну загадку. Физические и лингвистические черты полинезийцев сформировались около 3500 лет назад вдоль островной оси, соединяющей Новую Каледониею, Фиджи, Тонга и Самоа. Есть мнение, что колыбелью полинезийцев был остров Тонга, где присутствие человека определяется с 3000 г. до н.э., хотя останки, исследованные радиоуглеродным методом, имеют дату «рождения» не ранее 1000 г. до н.э. На острове Тонгатапу чернокожие народы Новой Гвинеи смешивались с различными переселенцами из Индонезии и Филиппин, Вьетнама и Южного Китая. Этот процесс и породил маори - этническую группу людей с крепкими телами, кожей янтарного цвета, прямыми черными волосами, полными губами и, несомненно, монголоидной внешностью. Протополинезийская цивилизация, народ лапита - мореплаватели и строители империи - использовали лагуну Тонгатапу в качестве военно-морской базы и странствовали между островами современных Самоа, Фиджи и Новой Каледонии. Скорее всего, Тонга тогда была столицей, что подтверждают мегалитические памятника и пирамиды, обнаруженные на Тонгатапу около древней столицы Му-а. Исчезли лапита около 500 г. до н.э., вероятно, это было вызвано новым всплеском миграции из Новой Гвинеи. Установленные границы и характеристики "ядра Полинезии" позволяют представить, как люди каменного века в течение тысячелетия смогли колонизировать острова, разбросанные на огромной площади океана. Движущей пружиной миграций являлось устройство общества и перенаселенность освоенной территории. Общество состояло из больших семей и жестко делилось на классы. На большинстве островов население состояло из "арики" - вождей племени - и простых людей. Частной собственности на землю не было, семьи владели ей сообща. Централизованной власти на островах, за исключением Тонга, не существовало. Порядок поддерживали "арики" с помощью духовной власти - "маны", - связанной с многочисленными табу. По смерти "арики" титул отца наследовал старший сын, а его братья со своими кланами (десятками и даже сотнями человек) пускались в плавание на каноэ в поисках необитаемой земли. Миграция позволяла избежать демографических проблем. На лодках длиной до 20 метров, вооруженных парой парусов, они бороздили величайший из океанов, используя его ветра и течения. Используя ночное небо, как навигационную карту, определяя близость островов по направлению и характеру волн и отмечая уже открытые ими острова на картах из бамбука. Перенаселение сдерживали и такие жестокие обычаи как детоубийство и каннибализм. Как и в Меланезии, людоедство было обычным явлением на различных архипелагах Полинезии: от Маркизских островов до Новой Зеландии. Помимо прочего, это был ритуальный обычай, во время которого убитых в сражении врагов съедали и таким образом получали их "ману" - духовную силу. На густонаселенных Маркизах съедали того, кто нарушал табу, определявшие законы жизни в архипелаге. Удобно: не надо ни тюрем, ни надзирателей. И преступника кормить не надо, сам идет на корм законопослушным гражданам. Большинство экспертов считают "колыбелью" всех полинезийцев, легендарным островом Хаваики, сегодняшний самоанский Савайи. Историки и археологи не могут придти к одному мнению относительно времени и порядка колонизации архипелагов. Наиболее популярная гипотеза говорит, что около 300 г. до н.э. самоанцы переселились на Маркизские острова и некоторые острова Общества. Между 400 и 500 гг. н.э. расселение шло от Маркизских до Гавайских островов и от архипелага Туамоту до Пасхи. В X в. они добрались до островов Кука, а затем и до Новой Зеландии, где, начиная с XIII в., основали цивилизацию землепашцев и воинов. Несмотря на многовековую изоляцию архипелагов друг от друга, полинезийцы разговаривают на схожих языках, имеют близкие черты и одни и те же религиозные корни. В основе их веры божества, в которых человеческий облик сочетается с особой духовной силой. Основатель мира маори Тагароа - бог моря, творчества и плодородия, покровитель искусства ваяния. Скульптура - наиболее распространенное в Полинезии искусство. Островитяне работали с любым материалом, который находили на своих новых родинах – от вулканического туфа до твердых пород древесины, от нефрита до кости, янтаря и раковин. Не имея письменности (за исключением "ронго-ронго" острова Пасхи), они использовали скульптуру для записи своей истории. В результате европейской колонизации и миссионерской деятельности, Полинезия перестала быть единым культурным пространством. На всех островах туземцы были обращены в христианство, новая вера радикально изменила обычаи основной массы островитян, привела к утрате своих традиций. На некоторых архипелагах и островах люди европейского происхождения сегодня по численности намного превышают коренное население. Там созданы современные западные общества, в которых сохраняются лишь немногие следы полинезийской культуры. И не в последнюю очередь это относится к Новой Зеландии, куда сейчас держит путь "Апостол Андрей". Ваш Литау

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!