8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

Микронезия и атолл Трук

28 ноября 2005 года, Трук В монографии "Тихий океан" атолл Трук приводится в качестве примера, демонстрирующего путь развития коралловых сооружений. Впервые они были описаны в 1836 году Чарльзом Дарвином во время его кругосветного плавания на корабле "Бигль". На начальной стадии существует вулканический остров с окаймляющим его рифом. Если остров испытывает тектоническое погружение, то окаймляющий риф преобразуется в барьерный, который принимает вид кольцеобразного сооружения с лагуной в середине, однако в лагуне еще возвышается остаток вулкана в виде острова или группы островов. Такой атолл называется атоллом с вулканическим ядром, каковым и является Трук. В ходе дальнейшего погружения вулканического основания и надстраивания кораллового рифа образуется нормальный атолл с лагуной и без всяких коренных островов, каковыми являются, в частности, почти все атоллы Маршалловых островов. В атолле Трук, на острове Вено, находится поселок Моэн - административный центр штата Чуук (Chuuk). Кроме самого атолла и его островов в штат входит 14 атоллов и островов расположенных поблизости. Население штата 53 тысячи человек, из них 40 тысяч проживает на Труке. Лагуна Трука одна из крупнейших в мире, ее барьер имеет протяженность 225 километров. Четыре судоходных прохода с фарватерами ведут внутрь лагуны и еще десятка два достаточно глубоководных соединяют лагуну с океаном, но для судоходства не используются. Внутри лагуны насчитывается десятка полтора высоких островов, обрамленных мангровыми зарослями, и не меньше низменных, зачастую вровень с океаном, расположенных на риме - барьере. Древних сооружений или развалин, какие можно увидеть на Понапе или Косраэ, здесь нет. Не занимались здесь и "нумизматикой" на манер своих соседей с острова Яп. Там были в ходу каменные деньги – монетки диаметром до двух метров и весом до четырех тонн - самая крупная валюта в мире, и однозначно твердая. Ничего подобного на Труке нет, наверное, все силы уходили на выстругивание "палок любви" и их последующее применение. Самые древние строения остались со времен японского владычества: фортификационные сооружения, да маяк. К одному из сооружений меня с боцманом Киреевым вывели местные гавроши. После дел праведных: заправки топливом и водой, на что ушла почти вся пятница, отправились мы на прогулку по острову. В джунглях нам повстречалось шесть или семь огольцов старшего дошкольного возраста, которые расстреливали кусты из рогаток, как две капли воды похожих на оружие нашего детства. Мы услышали вопрос: "Where are you going" (Куда, мол, путь держите?). Не услышав вразумительного ответа, ребятня решила за нас, чего мы хотим. Дальше разговор пошел на одном из девяти микронезийских наречий, нам с Киреевым слабо знакомых. Мы поняли лишь, что нас проведут к чему-то японскому. Пришлось последовать за провожатыми, которые свернули с дороги и полезли круто в гору. Путь вверх занял около получаса, мы несколько раз пересекали дорогу, вьющуюся серпантином, и временами выходили к человеческому жилью. Встречные селяне каждый раз задавали все тот же сакраментальный вопрос, но теперь за нас отвечал старший ребячьей ватаги, мы же с дядей Вовой жизнерадостно улыбались. У очередного домика к нашей группе присоединился мальчуган, по-видимому, стоявший с нашим вожаком на одной ступени социальной лестницы. В руках у него был полуметровый тесак, которым он энергично размахивал и обрубал лианы в сантиметре от моих пяток. Откуда-то из-за дома вышел детина двухметрового роста, искусно татуированный от пупка до шеи, и, выяснив, куда мы держим путь, заявил, что вход в это "японское" стоит два доллара с туриста. Деньги можно отдать ему или этому мальцу с мачете. Минут через десять мы оказались у входа в тоннель, проложенный в базальтовой скале. Здесь наши Остапы заявили, что пора платить за осмотр "провала". Так как мы не были членами местного профсоюза, пришлось отдать по два доллара. Изнутри тоннель был полукруглый, метра два в высоту, он шел сквозь гору и другим концом выходил на противоположный обрывистый склон, откуда открывался великолепный вид на лагуну и океан. Судя по стоявшей здесь пушке, японцы предпочитали любоваться панорамой сквозь оптику прицела. Трук позиционирует себя как рай для аквалангистов. Кораллы изумительно красивы, подводный мир сказочно богат, но не только и столько это привлекает любителей дайвинга. Среди кораллов лагуны Трук находится настоящий подводный музей, где хранятся останки судов, самолетов, танков и прочего вооружения. Во время Второй мировой войны здесь располагался штаб 4-го японского императорского флота. В 1944 году лагуна стала местом одной из самых кровавых битв в Тихом океане. Во время двух атак в феврале и апреле американцы потопили 60 кораблей и сбили более 400 самолетов, но японские войска, размещенные на атолле, продолжали оказывать яростное сопротивление и сдались только через год. Все эти экспонаты можно осмотреть - при отеле "Трук-стоп" действует дайвинг центр. При нем же магазинчик сувениров, где продаются маски, веера и прочие поделки, включая "палки любви". Можно купить буклет или майку с картой лагуны, на которую нанесены места затонувших судов. Поднятые со дна лагуны нактоузы, навигационные фонари и прочее судовое оборудование украшают интерьеры центра, бара и фойе гостиницы. Вот и все достопримечательности Трука. Не добрались мы до острова Дублон и расположенного на нем одноименного города - для его посещения, как нам объяснили в иммиграционной службе, нужно получать разрешение мэра города. Но ни в одном туристическом буклете или иной информации найденной нами на атолле про Дублон не говорится ни слова. На утро субботы был намечен выход в море. Связавшись накануне с властями, я предложил оформить выход заранее, чтобы не тревожить их в выходной. Они любезно заверили, что с утра будут. Причина их любезности стала понятна после окончания процедуры. Выяснилось, что каждому надо заплатить по 20 долларов за выход в нерабочее время. Представитель порта, не оставлявший нас без внимания эти дни, и выпрашивавший то веревки, то водку был, конечно, тоже на посту. Наконец-то нам удалось всех спровадить на берег и, отдав швартовы, с облегчением отвалить от стенки. На удивление на ней не было зевак. Наверное, из-за чиновников. Обычно же стоило кому-нибудь из нас появиться на палубе, как тут же несколько человек, на манер галок, рассаживались на пирсе и часами наблюдали нашу жизнь. Такое вот реалити-шоу по-микронезийски. Три часа понадобилось нам, чтобы дойти до северо-восточного прохода. В 14.30 "Апостол Андрей" пересек барьерный риф и покинул атолл Трук. 24 ноября 2005 года, Секрет любви – в палке. Среда 23 ноября - второй день нашего пребывания на Труке - была на исходе, а от иммиграционных властей все не было вестей. Пока это беспокоило не сильно: из-за невозможности покинуть яхту, экипаж, на радость капитану, налегал на судовые работы, а таковых всегда найдется немало. На этот раз проблема действительно была серьезной: после выхода в Филиппинское море в яхту начала интенсивно поступать забортная вода. Это беспокоило. Вахты были заняты откачкой беспрерывно, что не доставляло большого удовольствия. В море выяснить откуда поступает вода не удалось, грешили и на крепление киля, и даже на целостность сварных швов. Только на ровном киле, осушив яхту и вскрыв все пайолы, идя навстречу веселенькой струйке, мы добрались до места течи. Слабым местом оказалось соединение газовыпуска с забортным патрубком. Это был, пожалуй, последний узел, переживший все ремонты, и оставшийся в первозданном виде со дня спуска яхты девять лет назад. Разобрав соединение, мы получили возможность выглядывать наружу через отверстие диаметром в 100 мм, расположенное вровень с ватерлинией. Чтобы восстановить газовыпуск и прекратить сообщение моря с внутренним пространством яхты, нужен был отрезок резинометаллического шланга соответствующего диаметра. На соседнем судне искомого шланга не было, зато он нашелся на японском погрузчике и был демонтирован оттуда по нашей просьбе портовыми механиками. Одновременно с запчастью на борту появились офицеры иммиграционной службы. Они привезли копию разрешения, пришедшего по факсу с Понапе. Теперь "Апостол Андрей" имеет право на месячное пребывание в Федеративных штатах Микронезии. Оставив боцмана Киреева заниматься выхлопом, экипаж отправился в поселок. В результате вылазки на местную нефтебазу выяснилось, что топлива нам могут отпустить минимум тысячу галлонов (около тонны), что в десять раз превышает наши пожелания и возможности принять. К тому же на следующий день на островах праздник: День благодарения, а значит, раньше пятницы вопросы снабжения водой и топливом решить не удастся. Насколько мне известно, День благодарения чисто американский официальный праздник в память первых колонистов Массачусетса. Отмечается он в последний четверг ноября. Кого "благодарят" микронезийцы не очень понятно. У нас появлялся вынужденный выходной. Главные неисправности на яхте были устранены, и мы решили посвятить этот день осмотру острова и достопримечательностей, если таковые обнаружатся. А пока, возвращаясь на яхту, заглянули в сувенирный магазин при гостинице и обнаружили там то, ради чего рвались на этот остров: фелаи! Продавались они свободно и стоили от одного доллара до двадцати пяти, в зависимости от размера и сложности рисунка. Само слово "фелаи" кроме нас никто не знал - сегодня их называют: "lovesticks" - "палки любви". Что ж, это более понятно. В инструкции по применению говорится, что в прежние времена каждый молодой человек имел такую палку (жезл), украшенную индивидуальным орнаментом. С наступлением темноты юноша приходил к хижине своей желанной и просовывал фелаи сквозь стенку-циновку. Дама, по орнаменту, опознавала воздыхателя. Если это был тот, кого она ждала, то палка втягивалась внутрь, что означало расположение и согласие, в противном случае фелаи выталкивалась обратно - не обессудь. Все члены экипажа приобрели себе по пучку палок, утверждая, что на сувениры. Первый же взгляд на современные хижины Трука - из монолитного бетона - привел к мысли, что сегодня "палки любви" бессильны. Так под ударами цивилизации гибнет романтика отношений. Чтобы добро не пропало, боцман с капитаном приспособили свои фелаи для откупоривания кокосовых орехов. 23 ноября 2005 года, На пути к мечте Литау подвинул Литке. Самый протяженный переход на этом этапе - длиной более двух тысяч миль - завершился сегодня в полдень. В 9 утра "Апостол Андрей" вошёл через Северный проход в лагуну Трук. Лоция рекомендует входить в лагуну при благоприятном освещении, позволяющем своевременно обнаружить опасности: банки и рифы, которыми она изобилует. Наиболее благоприятными для плавания среди рифов являются условия, когда солнце стоит высоко над горизонтом и находится за спиной наблюдателя, а поверхность моря покрыта рябью. Наблюдения лучше вести с мачты, коралловые рифы тогда можно обнаружить по цвету воды: над отмелями она светло-коричневая или светло-зелёная. С увеличением глубины цвет становится более тёмным и на больших глубинах - тёмно-голубым. Мы, к сожалению, благоприятных условий не имели: всё небо было укутано облаками, море – единого серого цвета. Полагаться приходилось только на электронную навигацию. Кто-то может скептически улыбнуться: точность современных средств навигации измеряется метрами - какие проблемы? Это правильно, но не верно. Дело в том, что в этих районах положение объектов может отличаться от места, указанного в карте. Свежий пример: вчера в 21 час по судовому времени "Апостол Андрей" прошёл через точку где, судя по карте, должен был находиться остров Восточный Фаю. Сам же остров был обнаружен радаром в двух милях к зюйд-зюйд-весту. Одиночество этого необитаемого клочка кораллов скрашивают два судна, затонувшие на его рифах. Можно предположить, что капитаны вели свои суда, держась на пару миль южнее острова и как раз "угадали". Забавно, что остров имеет второе название - Литке, имя человека первого составившего карту Каролинских архипелага. Ирония судьбы. Донесение о неточности карты было отправлено в адрес компании С-МАР, Сергею Губернаторову. Исправления внесут. Это, кстати, уже третий случай, когда мы обнаруживаем несоответствие карт истинному положению: атоллы Нукулаелае и Фунафути тоже пришлось двигать. Трук оказался на месте. И мы, подгоняемые очередным тропическим шквалом, под одним гротом восьмиузловым ходом влетели в лагуну. Красивая панорама островов, обещаемая всеми путеводителями, была скрыта от наших взоров потоками ливня. Но с палубы никто не уходил, наслаждаясь душем пресной воды. Связались по радио с портнадзором и, что удивительно, получили ответ. Узнав, что на этих островах у нас агента нет, портнадзор обещал организовать оформление прихода. На подходе к острову Моэн - главному в лагуне - ливень прекратился. Открылся рейд, два судна на якорях и причальные сооружения. Яхт видно не было и как потом выяснилось, мы были единственные. Не очень-то популярно это место у яхтсменов. В полдень "Апостол Андрей" подошёл к причалу и у нас приняли швартовы. На палубу поднялись представители властей в количестве шести человек: порнадзор, карантин, иммиграционные офицеры и таможня. Пока мы заполняли бумаги с чиновниками иммиграции, остальные разбрелись по яхте в поисках недозволенных грузов, крыс и прочей напасти. Ничего найдено не было. Самым удачливым оказался представитель порта, который, наткнувшись на хранилище верёвок, отмотал себе, под присмотром боцмана, внушительный конец. Потом каждый департамент взял по 25 долларов, и карантинный офицер разрешил спустить жёлтый флаг. Иммиграция с таможней, прихватив наши паспорта и документы на яхту, сошла на берег, предложив подождать до 15 часов. В 17 часов никто нам документы не вернул. Позвонив в офис, мы получили устное добро на выход в посёлок, а окончательное оформление отложили на завтра. И вот мы идём по острову. Сбылась мечта... Вблизи она оказалась совсем не так уж симпатична. Разбитая асфальтовая дорога, идущая от аэропорта через посёлок, по обочинам лужи после дождя, десяток лавочек, торгующих местными плодами, два супермаркета, мало отличающиеся от своих собратьев на других широтах, кафе, в котором предлагают отвратительный американский "Бадвайзер" по два с половиной доллара за банку, оплот цивилизации - отель "Трук стоп". В нём мы нашли компьютер с выходом в Интернет, и встретили парочку-другую европейцев. Тем временем стемнело. Уличного освещения в столице штата Чуук мы не обнаружили и на яхту возвращались, поминутно попадая в лужи. В порту нас ждал охранник. Точнее ждал он не нас, а обещанную бутылку пива. Потом, усевшись с другом на причале, у нас над головой, он поинтересовался, нет ли у отважных яхтсменов лишней бутылки виски. Лишней не оказалось. Так они и сидели, наблюдая нашу жизнь, заглядывая через открытые люки в тарелки и рюмки. И если бы не родной русский напиток "Семь футов", щедро поставленный на яхту командором одноименного владивостокского яхт-клуба Михаилом Ермаковым, первая встреча с мечтой была бы испорчена окончательно. 21 ноября 2005 года Микронезия Микронезия переводится как "маленькие острова". Включая все скалы вулканического происхождения и коралловые атоллы, здесь имеется 2141 осколок суши. Общая их площадь немногим более 3 тысяч квадратных километров. Это сопоставимо с площадью Люксембурга, но разбросаны они на территории в 10 миллионов квадратных километров, а это уже превышает размеры США, от которых Марианские, Каролинские и Маршалловы острова в той или иной форме политически зависят. Лишь республики Кирибати и Науру входят в Британское Содружество. Население Микронезии, общей численностью 420 тыс. человек, имеет разное этническое происхождение. Жители различных архипелагов заметно отличаются друг от друга. Здесь гораздо сильней, чем в остальной Океании, чувствуется влияние миграции из соседней Азии. Упрощенно, микронезийцев можно считать расой, порожденной встречей негроидных народов Папуа-Новой Гвинеи с переселенцами, прибывшими из Индонезии, Филиппин и Южного Китая примерно за 1000 лет до Новой Эры. Типичный микронезиец - среднего роста и телосложения, с золотистой кожей, прямыми чёрными волосами и миндалевидными глаза. Официально в Микронезии говорят на 9 языках, все они принадлежат австронезийской семье, но сегодня всё чаще используется английский язык, а образ жизни всё больше напоминает западный. С момента высадки Магеллана на Марианских островах в 1521 году, Испания три с половиной века контролировала этот регион. В 1885 году, после развала испанской колониальной империи, права на Марианские, Каролинские и Маршалловы острова за 25 миллионов песет приобрела Германия. США присвоили Гуам. Поражения кайзера в Первой мировой войне привело к тому, что контроль над архипелагами перешёл к Японии. Во время Второй мировой Микронезия была местом яростных воздушных и морских схваток между американцами и японцами. Япония капитулировала и контроль над островами перешёл к Соединённым Штатам, которые основали здесь множество военных баз. С острова Тиниан (Марианы) 6 августа 1945 года взлетел самолёт, сбросивший атомную бомбу на Хиросиму, а атоллы Бикини и Эниветок (Маршаллы), стали ядерными полигонами. Каролинские острова - самый обширный архипелаг Океании. Восемьсот его островов и атоллов разбросаны в прямоугольнике, имеющем 3400 километров в длину и почти 700 в ширину. Размеры, как говорится, внушают, но большинство островов крайне малы и необитаемы. Несмотря на это Каролинские острова поделены на две политико-административные единицы. На западе разместилась республика Палау, управляемая всё теми же вездесущими американцами, а 607 островов восточной части архипелага объединены в Федеративные Штаты Микронезии. Четыре штата их составляющие - Понапе, Трук, Яп и Кусаие – населены в основном микронезийцами, хотя на некоторых островах живут и полинезийцы. Главный остров штата Понапе носит одноименное название и входит в группу островов Сенявина, которые были открыты в январе 1828 года основателем Русского географического общества Федором Литке во время кругосветной экспедиции на шлюпе "Сенявин". Островитяне оказались народом воинственным и напали на шлюпки, посланные для измерения глубин в одной из прибрежных бухт. Литке приказал своим людям прекратить работы и вернуться на корабль. В отличие от европейских капитанов, Литке решил не демонстрировать силу огнестрельного оружия: "Средство это считал я слишком жестоким и готов был лучше отказаться от удовольствия ступить на открытую нами землю, нежели купить это удовольствие ценою крови...". Обратный курс с Камчатки Литке вновь проложил через Каролинский архипелаг, чтобы отыскать новые острова. Его расчёты оправдались и открытия состоялись. Три недели понадобилось, чтобы завершить намеченные гидрографические работы в этом районе Тихого океана и составить карту архипелага. "Каролинский архипелаг, - подытожил свою работу Литке, - считавшийся до этого весьма опасным для мореплавания, будет отныне безопасен наравне с известнейшими местами земного шара". На острове Понапе находится не только столица штата - Колония, но и столица всей Федерации - Паликир. Единственная в своём роде столица, где никто не живёт. На большой ровной поляне среди джунглей уместилось десятка два современных административных зданий и навес, под которым стоит лимузин премьер-министра. Чиновники приезжают на работу поутру, а вечером покидают столицу. Таким (или такой) мы увидели Паликир в сентябре 1997 года, во время нашего захода на Понапе в первой кругосветке. Понапе известен еще и необычной "Тихоокеанской Венецией" - поселением Нан Мадол: искусственным архипелагом из 92 островов, разделенных системой каналов. Комплекс этот возник, вероятно, между 1285 и 1485 годами. В качестве строительного материала использовался чёрный базальт - порода, которая на острове имеет естественную форму шестиугольных столбов. Острова были обнесены девятиметровой стеной, сложенной из каменных плит. За стенами - здания, выстроенные из базальтовых столбов. Насколько можно судить, весь комплекс был культовым сооружением и играл центральную роль в жизни общины. Удалось идентифицировать храмы, гробницы и общественные здания, но почти нет доказательств, что здесь люди жили. По сегодняшний день прекрасно сохранились четыре мавзолея, но другие здания разрушены настолько, что невозможно даже установить их первоначальную высоту. Когда в XIX веке за исследование комплекса взялись европейцы, они обнаружили Нан Мадол почти совсем заброшенным. Почему правители династии Со Делёр, возводившие этот комплекс два столетия, потом в один прекрасный день его покинули, является одной из загадок Тихого океана. Сага говорит, что к этому приложил руку бог Грозы, которого здесь почитали особо (на острове выпадает 4922 мм осадков в год). Есть предположение, что Нан Мадол был попросту завоеван соседями с Косраэ. Но местные жители верят и сейчас, что это место населено духами. Так ли это, нам проверить не довелось, потому что у "Апостола Андрея" сложились свои непростые отношения с Микронезией. Когда в 1997 году мы шли с юга, то нашей целью был вовсе не Понапе, а атолл Трук. Начитавшись Милослава Стингла, красочно описавшего эти места и, в частности, Трук, мы под всеми парусами устремились к нему. Не последнюю роль сыграл, по-видимому, обычай, бытовавший на атолле во времена писателя: всякий половозрелый труковец носил с собой специальный жезл с индивидуальным рисунком, называемый - фелаи. При помощи этого нехитрого приспособления соблазнялись приглянувшиеся островитянки, которые, впрочем, не сильно сопротивлялись.

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!