8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

Глеб Соколов: "скоростной, за сутки, траверс Победы ВОЗМОЖЕН!"

Уже в который раз Глебу Соколову пришлось рассказывать о своем уникальном, выстраданном, смертельно опасном и все-таки удачном одиночном траверсе пика Победы в гостях у БАСК. Приятно, что в блестящей Победе Глеба есть и наша скромная лепта.
Траверс Идея пройти всю Победу возникла у меня году так в 96-97, но в этих сезонах были Макалу и Лхоцзе, и первый выезд на Ю. Иныльчек с конкретной задачей произошёл лишь в 1998-м. Правда, я тогда планировал скоростной одиночный траверс, рассчитывая, как и в 1993 году, поймать хорошую погоду и наст на всём маршруте. Тогда несколько ветреных, а потом и солнечных дней, несмотря на плохую снежную обстановку, превратили склоны в жёсткие фирновые поля, что позволило мне сбегать на Главную Победу с ледника Звёздочка (лагерь 1, 4200м.) и обратно на ледник без ночёвки, всего за 20 часов. К сожалению, а может и нет, но и в 98-м и в следующие годы, когда я предпринимал попытки скоростного прохождения Победы, была отвратительнейшая погода и соваться на Гору было чистым безумием. Мои друзья туристы, пытавшиеся несколько раз пройти траверс с перевала Чон-Терен, месили по грудь, а в 2000 году попали на В.Победе в лавину и чудом остались живы. Таких сезонов и попыток в них у меня было четыре - 1998, 1999, 2000, 2002 годов. Только в 2003 году окно хорошей погоды попало на 10-20 августа, но в это время я с красноярцами проходил новый маршрут на п.Победы по восточной стене. Для акклиматизации, во всех своих попытках я совершал по три восхождения на Хан-Тенгри, зная, что только совпадение всех условий (а это – погода, состояние маршрута, физическая форма, акклиматизация, правильная тактика прохождения траверса, знание маршрута) помогут удачно проскочить все эти километры. В противном случае, ну вы сами понимаете... Этой зимой пришло понимание, что чистый, скоростной траверс маловероятен, а поскольку на следующий год запланирована К-2 и кто его знает, как там дальше сложится, следует попробовать долгое одиночное “плавание”, но не с Важи, а наоборот. Подниматься всегда безопасней, чем спускаться, когда ты идёшь по незнакомому маршруту в тумане да ещё по пояс в снегу. Так оно и оказалось. Поскольку весной этого года я в составе кузбасской экспедиции совершил восхождение на Чо-Ойю, для восстановления акклиматизации мне пришлось всего один, 20-й раз взойти на вершину Хана и трижды заночевать на высоте 6400м. Восхождение на п.Хан-Тенгри с л.Южный Иныльчек по классическому пути не представляет большой сложности и, если бы не опасный л.Семеновского по которому проходит часть маршрута, было бы идеальным для получения нормальной акклиматизации перед Победой. Скоростное одиночное высотное восхождение требует особого, специфического альпинистского снаряжения и одежды. Это лёгкая, прочная, дышащая одежда, облегчённые тёплые высотные ботинки, маленький рюкзак для термоса, пуховки и запасных рукавиц. Правда, при ухудшении погоды или при других форс-мажорных обстоятельствах ( несовпадение условий, с.м. выше) получаешь пакет неразрешимых проблем с соответствующим результатом. В моём случае, к одежде и снаряжению предъявляются особые, но несколько противоречивые, требования. Это должны быть прочная, тёплая одежда, обувь, спальник и палатка, позволяющие в относительном комфорте переждать несколько дней непогоды, немокнущие и не отсыревающие со временем и в то же время обладающие минимальным весом. Всем этим требованиям с успехом отвечает отличная одежда фирмы "БАСК". Особенно меня впечатлила серия комбинезонов, от белья до мембранного комбинезона, в котором можно просто плавать в рыхлом и пушистом снегу, а его на Восточной Победе иногда бывает по два-три метра. Высотными ботинками "BOREAL" модели"G-1", кошками "GRIVEL" модели "2F", ледорубом "CHARLET MOZER" модели "PULSAR", фонарём и системой "PETZL" моделей "DUO" и "CALIDRIS", снегоступами “MSR" я пользуюсь давно, и они так же полностью соответствовали поставленной задаче. Спальник "БАСК" модели "ACONKAGUA" лёгок и терпимо холоден. Новый басковский рюкзак "AGRESSOR" весьма удобен, а вот одноместная палатка для экстрима оказалась недоработанной. Большой проблемой для меня был набор продуктов. Хороших сублиматов я не нашел, а волгоградские - просто дерьмо. Поэтому в моём наборе оказались 1,5 кг свежих огурцов, 1 кг яблок, два жареных окорочка, 200гр твёрдокопчёной колбасы, 100гр копчёной рыбы, 200гр вяленой рыбы, полбуханки чёрного хлеба, 200гр варенья, 200гр коньяка, 20 пакетиков чая, 2 банки пива, 200гр засахаренных ананасовых долек. В кухонный набор входили горелка, чайничек и три маленьких газовых баллона. Этого запаса мне должно было хватить на четыре-пять дней, а при экономии, при непредвиденных обстоятельствах на шесть-семь. Кроме всех этих обязательных вещей, у меня были аудиоплеер и фотоаппарат "NIKON" модели "F80" с объективом 24-120. Общий вес рюкзака получился около 17кг. В этом году погода внесла значительные корректировки в планы альпинистских команд и групп, планировавших восхождения различной сложности в р-не Центрального Тянь-Шаня. Тихая безветренная погода и большое количество снега, выпавшего в весенний период, создали опасную ситуацию на больших высотах. Склоны оказались перегруженными сыпучим высотным снегом, и восхождения на п.Победы и п.Хан-Тенгри стали сложными, тяжёлыми и опасными. Ежедневные послеобеденные осадки лишь ухудшали создавшуюся ситуацию. К сожалению, внизу на ледниках Южный Иныльчек, Звёздочка и др. было достаточно тепло, снега было мало, и это искажало представления о ситуации наверху. Сезон стремительно заканчивался, и поэтому, воспользовавшись временным улучшением погоды, во второй декаде августа большинство команд вышли на восхождения. 16 августа в 4-30 из б.л."Ак-Сай" на морене л.Звёздочка вышел и я. Погода была отличная, снежные мостики держали прекрасно, и, ни разу не провалившись, я к 13-30 был в получасе от перевала Чон-Терен, и лишь раскисший снег не позволил мне подняться на перемычку. Пиво (минус 1кг), музыка, тёплый вечер и ночь хорошо восстановили силы. 17 августа вышел в 8-30. Подмороженные следы ебуржцев хорошо держали вес, и в 11-00 я был уже на перевале. Первый, очень крутой, взлёт принёс первый неприятный сюрприз. Чем круче становился склон, тем больше становилось снега. Метров через 100 его было по пояс, ещё через 50-по грудь, через 20-по шею. Техника движения в таком снеге чрезвычайно проста. В начале надо руками сгрести, если это снежная доска, снег себе под ноги. Если снег просто пушистый или рыхлый, его просто прихлопываешь. Далее руками задираешь ногу, т.к. в одежде, ботинках, кошках (или снегоступах) высоко поднимать ноги не получается. Если нога проваливается, то её убираешь, подсыпаешь снега и всё по новой. В рыхлом, сыпучем снегу это приходится делать всё время, часто по нескольку раз. Двигаться надо с максимальной осторожностью, стараясь не пробивать снег на всю глубину, формировать ступени осторожно, без резких ударов и хлопков, подниматься вертикально вверх, не подрезая склон. Это достаточно тяжело, когда ты лицом упираешься в кромку снега и работаешь в таком стиле несколько часов. На таких склонах невозможно повернуть назад. Не получается плавное движение вниз, и очень много шансов уехать "скорым" со всей кучей пушистого мягкого снега. Через пару взлётов я понял, что точка возврата была на перевале. Шикарная погода тем временем безнадёжно испортилась. Ветер нагнал тучи, пошёл снег, видимость пропала. Было не холодно, но сказывалась усталость, и в 17-00, где-то на 6300, под небольшим наддувом я поставил палатку. Весь вечер сводило руки: сказалась непривычное движение, где руки такие же участники, как и ноги. Надо заметить, что руки работали в таком качестве практически весь подъём, и каждый вечер в палатке я получал массу "приятных" ощущений. Чай под хорошую музыку, тетрадь для стихов хорошо скрадывают одиночество. 18 августа весь день сильный снег, ветер. День отсидки. Пару раз откапывался. В палатке холодно. Помогают коньяк, музыка и стихи. 19 августа вышел в 8-00. Погода с утра держится, но после обеда привычно портится. Склоны заряжены до предела. Последний предвершинный взлёт прямо вверх не получался, снег не топтался, и я просто тонул в сугробе. Вытянутыми вверх руками держался за кромку, а ноги дна не доставали. Пришлось надеть снегоступы и по пояс, руками выдергивая ноги, тупо подрезать до ближайших скал. Обычно я считаю какое-то количество шагов, а потом отдыхаю и по новой... А тут пришлось шаги считать вслух, и даже орать - силы кончились. Весь взлёт, метров 250, шёл шесть часов, а где подрезал, метров 50 - три часа. По скалам поднялся ещё на пятьдесят, искал место для лагеря. 18-30, зверски холодно. Погода - караул! Очень долго не мог поставить палатку. Думал всё! Кранты! Пришлось голыми руками, да и то не сразу. Пальцы прихватил, как будто сковороду потрогал. Ещё потом пришлось снег вытряхивать. За минуту, пока рюкзак и себя засовывал, сугроб намело. Всю ночь стучал зубами. 20 августа вышел в 8-15. Холодно, погода нормальная. Иду по скалам. Класс. Совсем другое дело. Под Большим камнем, в ста метрах от вершины, нашёл заброску 2000 года. Взял два баллончика газа, пластиковую бутылку с чёрной смородиной, банку сгущёнки и чай "Ахмад" в пакетиках. Спасибо, друзья! 11-30, ЕСТЬ ВОСТОЧНАЯ! Какое удовольствие идти по колено в снегу, по тёплой, солнечной, китайской стороне. Повстречал казанцев. Идут как в воду опущенные, ну и понятно... По их следам ещё час, и я на подготовленной площадке. Дальше следов уже нет - занесло. Решаю остаться, предыдущие дни вымотали, а тут ничего вытаптывать не надо и завтра тяжёлый день. Батареи в рации садятся, и я могу остаться без связи. Вечер хорош! Облака наплывают из-за Победы, но уже ясно, что сегодня непогоды не будет. Опять музыка, чай с вареньем, стихи... Мне кажется, что человеку иногда надо побыть одному, подумать о своей жизни, что в ней правильно, что нет. Причём одному, но в таких условиях, когда он сам, и только сам, принимает те или иные решения, от которых напрямую зависит его жизнь. И это не обязательно должен быть альпинизм. Ну это моё мнение, и, как говорится, мнение редакции может не совпадать с мнением автора. 21 августа, погода отличная, вышел в 8-00. Опять пошли взлёты забитые под завязку лавиноопасным снегом. Двигаться приходится очень осторожно. Гребни обрываются в китайскую сторону снежными карнизами, а в нашу уходят склонами на которых уже образовались доски. Крутой взлёт, выводящий на Армению, заряжен до предела, куда ни сунешься, везде доска, но другого пути не было, и мне пришлось подниматься по плохо проглядывавшему через снег гребню. Влево – карниз из рыхлого снега, плавно переходящий передо мной в мощную снежную доску толщиной до метра, перекрывающую весь склон справа. Подъём стал чрезвычайно опасным, и я решил подрезать его наиболее крутую часть. На предыдущем взлёте это прошло очень удачно. Несколько движений вправо... Не успеваю отскочить, и гигантская стиральная машина закрутила и потащила вниз... Несколько мгновений, и я уже метров на сто ниже, заклиненный в камнях северного склона. Чуть-чуть влево-вправо и... “последний полёт альбатроса”. 11-00.Сижу в сугробе, как котлета в гарнире, левая нога у уха, больно, но не смертельно. Локоть болит. Но ледоруб в руках и даже рюкзак на месте, за спиной. Выковыриваю из фотоаппарата и себя снег, фотографирую траекторию полёта и быстренько ковыляю вверх. Все разборки, анализ ошибок потом, внизу. Двадцать минут, и я уже на Армении, а тут опять глубокий снег по пояс и отвратительный наст, очень плотный, но не держащий даже когда идёшь в снегоступах. 13-00. Начинаю подъем на Главную Победу. Много снега, наст, но достаточно безопасно. Через час оказываюсь на широком снежном склоне, ведущем к вершинному гребню. Идти в снегоступах одно удовольствие, без них по пояс, в них – по колено. Зачем-то прилетал вертолёт, долго кружил. Может кто-то видел, как я нырнул? Рация не работает, село питание. Перед последним взлётом на гребень, в 17-30, установил лагерь. Очень удачное, красивое и безопасное место. Вечер ветреный, но ясно и очень холодно. 22 августа. Солнце, ветер, холодно. Вышел в 7-30. Гребень прост, снега мало, в основном фирн.11-50.ВЕРШИНА. Ради этих секунд стоит жить. Спуск с Главной Победы - полная неожиданность. И раньше-то было неслабо, а сейчас вообще какие-то вертикальные гребни с кучей снега. Пришлось уйти в Китай и оттуда по очень крутому и глубокому снегу траверсом выйти на более пологую часть гребня. Опять плавание в сугробах, хорошо хоть придержаться можно было кое-где за скалы. Дальше метров триста на передних зубьях, дальше пешком, в мульду под “обелиском” на попе. В мульде палатка и какая-то коробка из-под телевизора!? Подумал бы, сообразил, что такую не занести. А так удивился и потопал дальше, не моё... Коробку-то сбросили вертолётчики, специально для меня. А в ней было... Погода, тем временем, абсолютно испортилась, снег, ветер, туман. Видимость – ноль. “Верблюд”- главный, снежно-ледовый жандарм в гребне между Главной и Западной Победами проходил наощупь. Только чувствовал, что вниз очень круто и, если попадались лавинные участки или глубокий снег, уходил вверх, к карнизам. Очень плохой траверс, но прошёл ведь. Ещё перед выходом на Гору у меня с кемеровской командой был договор, что мы подстраховываем друг друга при восхождении. За “верблюдом” палатки ребят не оказалось, и я поплёлся дальше, рассчитывая до темноты приспуститься с Западной Победы и заночевать в более защищённом от ветра месте. Увы, темнота наступила в этот день значительно раньше. В 17-30 можно было разглядеть только свои руки. Пришлось ставить палатку. Ветер словно сошёл с ума... Проснулся от мысли, что кто-то лопатой бросает мне снег в лицо. Открываю глаза. Передо мной, на месте рюкзака, сугроб, на мне тоже, по палатке гуляет ветер. Скашиваю глаза: на месте входа экран, а в нём, в лунном свете, серебристый Хан-Тенгри... Кое-как подполз к выходу. Сильный ветер раскрыл, выдавил молнии. Пытаюсь застегнуть - не получается, на бегунках намерз лёд. Пришлось отогревать их голыми руками. Еле-еле получилось. Палаточные дуги к этому времени уже вылетели, и палатка стала просто мешком, что спасло её от окончательного разрыва. Ещё два раза открывались молнии, пришлось поплевать на них, заморозить, так сказать, входы. Ночь прошла нескучно, в борьбе за существование. Досадно было бы пройти такой траверс и в последнюю ночь превратиться в кусок мороженного мяса. 23 августа. Погода поганая. Очень сильный порывистый и холодный ветер сдул за ночь весь снег, унес снегоступы. С трудом, временами на четвереньках, выхожу, выползаю на Важу.Какой замечательный спуск. Фирн. С каждым метром ветер тише и тише. 6600 метров. Палатка. Грузины. Друзья. С горечью узнаю: погиб Серёжа Зуев. Проклятый “Верблюд”. Вот почему летал вертолёт, вот почему я не встретил на Горе ребят... 18-30. Базовый лагерь. FINITA LA COMMEDIA P.S. А скоростной, за сутки, траверс ВОЗМОЖЕН! Теперь я это точно знаю. Надо только соблюсти все условия...

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!