8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

Денис Урубко: "Черный нрав Кали-Химала"

Письмо Дениса Урубко с сайта www.russianclimb.com:
В одном из самых популярных районов Гималаев, рядом с Эверестом, расположена вершина Кали-Химал (7066м). Многочисленные экспедиции, направляющиеся к высочайшей вершине планеты, не обращают внимания на вечно затянутый облачностью угол ущелья. И Кали-Химал (Черные Гималаи) была потревожена людьми только раз. В 1983 году польская экспедиция совершила восхождение на эту гору по северному гребню. Основное очарование вершине придает крутая Северо-Западная стена. Холодная и темная, она встает над ледниками, но на закате, если солнце оказывается в силах пробить облака, гора багровым занавесом служит трагической декорацией уходящему дню. Прельщенные возможностью бросить вызов 1750-метровой громадине, весной 2004 года мы прибыли в Непал. Автор идеи и руководитель экспедиции – итальянец Симоне Моро, один из ведущих профессиональных альпинистов мира. В силу наших спортивных амбиций состав группы был предельно ограничен: ему составил компанию Бруно Тасси, горный гид, скалолаз, да я, который представлял Центральный Спортивный Клуб Армии Казахстана, - с Симоне нас связывала многолетняя дружба и опыт совместных экспедиций в Гималаи. После Катманду дорога в горы начинается пешим путешествием с караваном носильщиков или вьючных яков. Треккинг проходит от поселка Лукла, куда вы прибываете самолетом, по глубокому ущелью к заснеженным вершинам. Многочисленные группы туристов, видя наш скромный багаж, никак не могли поверить, что мы - горная экспедиция. Хотя весть о нашей затее, что называется, витала в воздухе и вызывала общее уважение. Теперь следовало его оправдать. 8-го апреля наша мини-экспедиция на высоте 5100 метров установила Базовый лагерь. Симоне, женившийся за два дня до отъезда, отправил свою супругу Барбару домой, а сам остался проводить медовый месяц с нами. Кроме тройки горовосходителей здесь был легендарный российский альпинист Борис Коршунов. На сей раз он планировал только помогать нам, а заодно готовиться к предстоящему в мае восхождению на Аннапурну (8091 м). После разведки и недолгих, но бурных дебатов Симоне, Бруно и я остановились на самом безопасном варианте. По верхнему краю стены угрожающе «скалили белые зубы» два ледопада. Для первого опыта стенного восхождения в Гималаях следовало быть крайне осторожным, и посему мы выбрали для прохождения бастион в левой части Северо-Западной стены Кали-Химал. Начать восхождение выпало двойке Моро-Тасси: через крутые ледовые и скальные стенки они выбрались на плато в обход ледопада. Потом их сменили Коршунов и я. Наша задача была набрать высотную акклиматизацию, и «прощупать» боем характер маршрута - слабые и сильные места, природу скал, возможность ночевок на стене. Борис элегантно пролез скальную часть ребра. Примерно на высоте 6200 метров мы с Борисом уперлись в широкий пояс нависающих скал. К середине апреля погода испортилась, и, лазая в потоках снега и круговерти шторма по плитам и карнизам, я уповал только на весь свой многолетний опыт. Работа шла уже на пределе. За день удалось пролезть около 100 метров. Впоследствии это место было прозвано «траверсом самоубийц». Для специалистов скажу, что скалы представляют собой смесь черного рассыпчатого сланца и крошева светлого гранита. Все предельно разрушенное. К тому же, слои породы были направлены «навстречу», вниз, сглаживая зацепы, и превращая рельеф в чередование плит. Черт! Сейчас даже не верится, что такое возможно, однако дела и вправду обстояли так. К слову, сильно выручила одежда. Обычно все время что-то подгоняешь, за чем-то следишь, а на сей раз было достаточно «захлопнуть» себя с утра. Ночевать приходилось на скальной полке размером с письменный стол. И после двух дней ожидания перемены погоды Коршунов, как старший, принял решение о спуске. Нельзя сказать, что я последовал за ним с неудовольствием. Скользя по перильным веревкам в туманную бездну, обгоняя лавины, я порадовался, что выбранный нами маршрут так удачно пересекал опасные места. Недельный период снегопадов сменил ледяной ураганный ветер на высотах от 6,5 тысяч метров. Само солнце, висевшее в ультрамарине, казалось, мерзло на этом холоде. Однако глаза боятся, а руки, как говорится… Мне, военнослужащему, следовало выполнять поставленную задачу. Порой сознание с удовольствием прячется за чувством долга и необходимостью. К тому времени все экспедиции застыли в ожидании в Базовых лагерях. Ураганные ветра заслонили путь наверх на Эвересте, Чо Ойю и других вершинах. Кали-Химал, расположенная словно в коридоре южнее «вершины мира», принимала на себя особенно яростные удары тибетского ветра. 30 апреля мы вышли на штурм вершины. Со всех сторон мы получали прогнозы плохой погоды, предостережения. «Нет, не ходите! - твердили все, - надо ждать!» Однако, Симоне и я, почувствовав вкус удачи, сумели и Бруно склонить на свою сторону. Штурмовой выход проводился в спортивном «альпийском» стиле восхождения. «Оторвавшись» от подножия горы, наша компания поднималась до вершины с бивуаками на стене, со всем снаряжением. В висевшей над пропастью палатке, где и одному было мало места, мы сосредоточенно подсчитывали продукты, газ и наши шансы. Грохот ветра по скалам и крыше палатки на несколько дней впрессовался в сознание. Два дня работы на поясе карнизов принесли успех. Здесь, после того самого нависания, что я одолел в предыдущий выход, оказались чуть менее сложные скалы, но сильно мешали холод с ветром. Лезть приходилось в перчатках или рукавицах, на передних «зубах» кошек. «Драйтулинг» - когда ледовыми молотками "Awax" скрябаешь под снегом, надеясь отыскать ту единственную микротрещину, что выдержит тебя. Удовольствие, знаете ли, слабое. К тому же, как-то, забивая в неудобном положении скальный крюк, я угодил молотком по мизинцу, расплющил его. И, несмотря на все, вечером, уже в палатке, почувствовал счастье оттого, что удалось сделать за сегодняшний день. Теперь путь наверх был открыт. На другой день мы, с трудом удерживая равновесие под тяжелыми рюкзаками, по ледовым и скальным полкам выбрались на предвершинный гребень. Работать снова пришлось на ураганном ветру, и, ввинчивая ледобуры, я поразился, насколько промороженным был этот высотный гималайский лед. Его синева завораживала. То, как мы в сумерках устанавливали палатку на снежном гребне на высоте 6700 метров, лучше не вспоминать. Утро встретило нас все тем же грохотом. На востоке возвышалась громада вершины Макалу. Было видно, что и там царит ветер. В этот заключительный день штурма наш путь прошел по крутому снегу - как трамплин в небо. И в 11 часов утра Симоне, Бруно и я смотрели с вершины на пригнувшиеся под ударами ветра высочайшие горы планеты. Или это была дань нашему упорству? Или мне это лишь казалось? На другой день после двадцати веревок спуска уже в темноте мы вернулись в базовый лагерь. У подножия Кали-Химал было безветренно. Повар Тсеринг, радостно скаля зубы, таскал на стол пиццу с макаронами и чай с компотом. А я, сделав из кружки глоток, запрокинул голову и вгляделся в сверкающее мириадами звезд небо. Здесь, на поляне лагеря, было тихо и уютно. Однако где-то там, незримый, мчался посланец Тибетского высокогорья - ледяной ветер. Черт! Как хорошо, что мне с ним не по пути! Так завершилось восхождение по Северо-Западной стене Кали-Химала весной 2004 года. В честь известного французского альпиниста Патрика Беро, погибшего за несколько дней до этого, маршрут назван «Чао, Патрик!». Он был нашим общим другом. Разумеется, при более благоприятной погоде работа на стене заняла бы меньше времени. Техническая сложность восхождения соответствует 6А по советской системе. Новый маршрут, пройденный в Гималаях, несомненно, весьма значимое событие в казахстанском альпинизме, и это наводит на оптимистические размышления. Учитывая, что последний раз казахстанские альпинисты прошли новый маршрут по западной стене Дхаулагири аж в 1991 году (конечно, много сложнее, но суть одна), я надеюсь, что работа на крутых стенах гималайских гигантов получит новое продолжение. Спортивные восхождения не могут сводиться к подъемам на восьмитысячники по классическим или пройденным в далекие времена путям. Для меня этот опыт оказался ценным, опираясь на него, можно делать следующие шаги. Сложность восхождений маленькой группой, особенно с представителями «западной» школы альпинизма, позволит в дальнейшем более свободно и непредвзято выбирать объекты и цели для серьезных задач. Несомненно, престиж казахстанского спорта от этого лишь выиграет. Ну, а мне вместе с Симоне предстоит восхождение на Аннапурну (8091 м). Если позволит погода и силы, то в наших планах – новый маршрут с Севера на эту вершину. Благодарю всех, кто следил за ходом восхождения и желал нам успеха.

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!