8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

Пока стоят горы…. Интервью Бабанова и Сувиги для BASK

Непокорённая восточная вершина массива Нупцзе (Nuptse East, 7804 м, Гималаи) обладает особой гипнотической силой: на протяжении 17 лет неудачи блестящих экспедиций лишь усиливают страстное желание лучших альпинистов мира стать её первопроходцами. Среди них россиянин Валерий Бабанов, обладатель "Золотого ледоруба -2002", предпринявший уже две попытки (соло - осенью 2002 и в паре с Владимиром Сувигой - нынешней весной), достичь вершины Нупцзе Восточной. Этой юбилейной для Эвереста весной Гималаи усилили свою оборону, неприветливо встретив многочисленные экспедиции. Погода, никогда не отличающаяся здесь стабильностью, будто бы ополчилась на восходителей: даже старожилами в районе Эвереста были отмечены аномально- неблагоприятные погодные условия, продлившиеся до двадцатых чисел мая. И вот, в последний день весны, Бабанов и Сувига вернулись в Россию, а отвергнувшая их гималайская красавица Нупцзе Восточная так и осталась одной из самых высоких в мире непокорённых вершин. Полтора месяца напряженного труда: Валера и Володя полностью обработали труднейший маршрут, проходящий по Юго-Восточному ребру Нупцзе, закрепив более километра веревок, прошли технически - сложные ключевые участки, разбили высотный лагерь. Осталось дождаться "окна" в погоде, необходимого для решающего штурма вершины. Но судьба распорядилась так, что хорошей погоды не было ещё месяц(!). Все отчаянные попытки альпинистов пробиться к вершине сквозь непрекращающиеся ежедневные снегопады были безрезультатны, а срок окончания пермита на восхождение неумолимо приближался. Заветная цель была так близка: до высшей точки Нупцзе Восточной оставалось лишь 350 метров - два дня работы! В один из выходов, когда восходители поднялись до максимальной высоты - 7450м, сплошной тяжёлый снегопад и штормовой ветер преградили путь к вершине.
Валерий Бабанов (В.Б.): Мы сделали всё, что могли, и даже больше. Юго - Восточное ребро Нупцзе было пройдено, только погода помешала нам поставить завершающую точку. 22 апреля мы вернулись в базовый лагерь после очередного выхода наверх. К этому времени у нас была прекрасная акклиматизация, весь маршрут мы проработали. Уже через несколько дней, отдохнувшие, мы были полностью готовы к штурму. Сколько попыток штурма вершины вы предприняли? (В.Б.): За два месяца под Южной Стеной Нупцзе полностью бесснежных дней, оптимальных для восхождения, выдалось не больше пяти (!). Несмотря на нестабильную погоду, после того как завершили обработку технически - сложной части маршрута, мы четыре раза выходили на штурм. 19 мая, за день до окончания пермита, мы предприняли последнюю безуспешную попытку … Честно говоря, мы в Москве сильно переволновались, когда в начале мая, во время вашей самой продолжительной попытки штурма, целую неделю от вас не было никаких известий. Сколько дней вы провели выше семи тысяч? Где ночевали? (В.Б.): Воспользовавшись временным улучшением погоды, 5 мая мы в очередной раз вышли наверх: первые два дня мы ночевали в нашем промежуточном лагере на высоте 6700м, следующие 5 дней провели на высоте более 7000м. Три из них ушло на подъём, два на спуск, после чего несколько дней мы восстанавливались в базовом лагере. Владимир Сувига (В.С): Мы рассчитывали, что от базового лагеря до вершины дойдем за четверо - пятеро суток. До высоты 6700м нам потребовалось 17 часов подъёма. Выходили в 12 вечера, чтобы пройти как можно больше до начала "дежурного" снегопада. На 6500м часть верёвочных перил оказалась разорвана обрушившимся сераком, на их восстановление ушло время. (В.Б.): Именно снегопад заставил нас повернуть назад, когда 9 мая мы добрались до высоты 7450м, и до вершины оставалось не более двух дней работы. Снегопад был настолько сильный, что на спуск ушло два дня: ночевали в бергшрунде на высоте 7100м, в лёгкой палатке BASK, которая специально была изготовлена для нашей экспедиции. Изменилось ли состояние и сложность маршрута по сравнению с осенней попыткой восхождения? Провешивали ли вы маршрут выше высотного лагеря, или шли в альпийском стиле? (В.Б.): Когда мы пришли под Южную стену Нупцзе в середине марта, я даже немного опешил. Двухкилометровое ребро было неузнаваемо: серо-стального цвета, абсолютно сухое. Осенью всё было покрыто снегом, который непрерывно сдували ураганные ветра; весной же мы увидели обнажённые скалы. Однако на общем уровне сложности маршрута это не сказалось: некоторые участки стали проще, другие - труднее. Там, где раньше можно было пройти по льду, теперь приходилось передвигаться свободным лазанием. Ключевое место маршрута - "Башню Дьявола" (6200 - 6400 м) можно охарактеризовать как ED (суперсложное) по международной классификации, или 6А по французской системе. Начиная с 6500м шли в альпийском стиле, без предварительной обработки маршрута, с двумя верёвками Beal: для страховки мы применяли динамическую верёвку Cobra, а лёгкую прочную кевларовую Dyneema использовали для спуска. (В.С): За два месяца экспедиции мы совершили в общей сложности более 30 выходов на маршрут: сейчас я мог бы пролезть его с завязанными глазами. Примерно такого уровня маршрут мне довелось пройти по Западной стене Дхаулагири: сложное лазание, нависающие скалы на высоте свыше 6000м. Нами был использован полный набор альпинистского снаряжения. Гора не давала нам даже морального отдыха: места на маршруте, где ты встал и пошел пешком, здесь не было. Единственный участок, который можно было пройти без попеременной страховки, протяжённостью около 80 метров, встретился нам на высоте 6900м. Именно там установил свой высотный лагерь Ханс Камерландер. Как известно, вы с итальянским альпинистом Каммерландером оказались в состоянии напряженного соперничества за право покорить Гору первыми. Сказалось ли это на взаимоотношениях? (В.Б.): Напротив, у нас сложились тёплые добрососедские отношения с Хансом и его командой. Нупцзе Восточная впервые познакомила нас с Камерландером и сделала друзьями. Если и были некоторые сложности в общении, то только из-за небольшого языкового барьера. Когда 26 апреля экспедиция Камерландера поднялась под Южную Стену Нупцзе и расположилась лагерем в 300 метрах от нас, мы были уже полностью готовы к штурму вершины. К этому времени маршрут по ребру был обработан, и Хансу из этических соображений пришлось выбрать более простой, но и более лавиноопасный путь по кулуару. В сообщениях Каммерландера много говорится о серьёзной лавинной опасности. Один раз лавина прошла прямо по кулуару, который только что покинули альпинисты, что деморализовало одного из основных горовосходителей команды Камерландера. Возникали ли у вас подобные острые ситуации? (В.Б.): Если итальянцы шли по кулуару, куда стекали настоящие снежные реки, то наш маршрут по Юго - Восточному ребру проходил вне лавиноопасной зоны. Несмотря на его сложность, это самый красивый, логичный и единственно безопасный путь. Тем не менее, на высоте 6900м наши с Хансом маршруты сошлись: дальше путь к вершине пролегал через снежно- ледовые поля, на которых скапливался выпавший снег. Крутизна склона достигала 50-70 градусов, и во время снегопадов то и дело сходили лавины. Одна из них застала нас на спуске в тот самый выход, когда мы максимально приблизились к вершине, и прошла прямо через меня. Целое поле снега вдруг поехало вниз. Всё это произошло 10 мая на высоте 7100 м — к счастью, ранее забитый мной для самостраховки снежный крюк выдержал, и всё обошлось. Несмотря на то, что вершина так и осталась непокорённой, вашу экспедицию нельзя считать неуспешной. Впервые россияне на Нупцзе Восточной достигли высоты 7450 м, повторив лучшее достижение французской команды в 1994 года - это уже победа. (В.С.): Во-первых, мы пролезли всю самую сложную часть маршрута; во- вторых, экспедиция прошла без ЧП: мы живы, и на нас нет ни одной царапины. В-третьих, нам удалось то, чего не сумели достичь многие наши предшественники - мы стали второй группой, поднявшейся по Юго - Восточному ребру до высоты 7450 м. Не наша вина, что мы исчерпали время, отпущенное на восхождение, так и не дождавшись погоды. Многое здесь зависит от удачи. Когда вы покидали Гору, ожидался просвет в погоде. Почему очень сильный альпинист Камерландер, после вашего ухода получивший все шансы стать первовосходителем на Нупцзе Восточную, не воспользовался этой возможностью? (В.С.): Скорее всего, Камерландер просто не был настроен на борьбу. Вероятно, итальянцев сильно выбила из колеи первая неудачная попытка штурма; они реально оценили погодные условия и объективную опасность маршрута к тому моменту. (В.Б.): Я был очень удивлён, когда узнал от Ханса, что итальянская экспедиция продлится всего три - четыре недели, для такой горы слишком короткий срок, и усомнился в серьёзности их намерений. Вместе с альпинистами под стену прибыла целая группа телевизионщиков, и нам даже показалось, что главная задача экспедиции — не само восхождение, а фильм о Камерландере: "Если успеем — залезем, если нет — хотя бы кино снимем". Достигнув высоты 6900м, вскоре после нашего ухода итальянцы приняли решение о сворачивании своей экспедиции. Именно от Камерландера (точнее, из его рекламных открыток) мы узнали, что Нупцзе Восточная считается на сегодняшней день самой высокой из непокорённых вершин. Когда базовый лагерь Камерландера под Нупцзе посещал легендарный Рейнхольд Месснер, заходил ли он к вам? Как Месснер оценивал ваш маршрут? (В.Б.): Мы встретились 18 мая: Месснер пришёл навестить своего друга Ханса и по пути зашёл к нам. Я сразу же его узнал, хотя и не был с ним лично знаком. Для своих 59-ти лет знаменитый альпинист отлично выглядел и был в прекрасной форме. Очень компетентный, прекрасно осведомленный обо всех новостях в альпинистском мире, Месснер высоко отозвался о нашем маршруте и счёл оптимальным выбранный нами стиль восхождения для двойки. Реально мы были очень близки к успеху. Валера, есть ли решимость вернуться и попробовать совершить восхождение на Нупцзе Восточную и в третий раз? (В.Б.): Да, я хочу вернуться ближайшей осенью. Сейчас я абсолютно уверен, что вдвоём эту Гору пройти можно. Было бы обидно отказаться от этого проекта сейчас, когда сделано так много. Юго - Восточное ребро Южной Стены Нупцзе - самый красивый и сложный путь из всех, что мне довелось пройти. Экстремальное лазание на экстремальной высоте. Прохождение маршрутов подобного рода относится к области экстремального альпинизма, к тому, что всегда привлекало меня. Именно эта тема была затронута в твоем интервью корреспонденту сайта www.mountain.ru, вызвавшим большой резонанс в альпинистских кругах. Можешь ли ты как-то это прокомментировать? (В.Б.): Мне удалось прочитать это интервью только сейчас, после возвращения из экспедиции. Очень сожалею, что не просмотрел материалы перед публикацией. На мой взгляд, Анна Пиунова, автор интервью, не совсем верно изложила суть моих слов, произнесённых во время нашей беседы. Многие утверждения, якобы высказанные мной, я нахожу совершенно абсурдными. Например, об отношении французских коллег к восхождению российских альпинистов на Талай Сагар и Спантик. "Пройдя новые сложные маршруты, российские альпинисты как бы ничего не сделали", — произнести это мог только человек, совершенно далёкий от альпинизма. На мой взгляд, не стоило также выносить на всеобщее обсуждение и финансовые вопросы. Очень надеюсь, что читатели, которые меня знают, в этой статье смогли разобрать, где мои слова, а где нет. Я не хочу и не в праве обсуждать, каким альпинизмом заниматься, какую цель преследовать, и как к ней идти. У каждого свой путь. Какие маршруты выбирать для себя, как зарабатывать и тратить свои деньги – это личное дело каждого из нас. Восхождение на Баффине решает свои проблемы, в Патагонии или Антарктиде - свои. Но сказать, что восхождения такого плана ничего не решают - это грубая ошибка. В современном альпинизме множество задач и направлений, и все они имеют право на существование. По моему мнению, можно условно разделить альпинизм на коммерческий, экзотический и "альпинизм высоких достижений", раздвигающий границы человеческих возможностей. Именно к этой последней категории, бесспорно, относится предстоящий проект команды Одинцова - экспедиция на Жанну, поддерживаемая BASK. Если восхождение по Северной стене Жанну состоится, оно станет величайшим достижением мирового альпинизма. Остаётся лишь пожелать удачи и вам, и команде Александра Одинцова, а мы со своей стороны обеспечим поддержку лучшим снаряжением BASK. Однако до осени ещё немало времени — каковы ваши ближайшие планы? (В.Б.): Много времени необходимо уделить подготовке к осенней экспедиции: поиску финансовой поддержки, тренировкам. Ближайшие два месяца я проведу в Шамони — буду работать горным гидом, восстанавливаться и вновь набирать спортивную форму. (В.С.): В июле я собираюсь подняться на пик Ленина - уже в 13-й раз. Затем продолжу свои регулярные тренировки в родной команде ЦСКА Алма-Аты, возглавляемой П. М. Новиковым. А в августе планирую отметить 50- летие, как обычно, на леднике Иныльчек. Последние 30 лет свой день рождения я всегда встречаю в горах. А пока стоят горы, найдутся и восходители… ________________________________________________________ С Валерием Бабановым и Владимиром Сувигой беседовала Лариса Мартынкина, BASK

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!