8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

Вечер на Эльбе. "Апостол Андрей" на рейде Нойверк

18 июля 2006 года. Тихий, теплый вечер. Экипаж сидит в кокпите и, греясь в лучах заходящего солнца, поедает блины выпечки художника Семенова. Вдоль бортов журчит вода, лаг, отсчитывая мили, показывает скромную скорость в два с половиной узла. Мужики интересуются - пойдут ли в общий зачет эти мили? Приходится разочаровать. "Апостол Андрей" стоит на рейде Нойверк (Neuwerk) у одноименного острова в устье реки Эльбы. А то, что показывает лаг - это следствие отлива и связанного с ним течения, которое стремится вытолкнуть нас обратно в Северное море. Обратно не хочет ни яхта, ни команда. "Апостол" сопротивляется изо всех сил, цепляясь за грунт якорем, натягивая со скрежетом цепь. Ла-Манш прошли с благоприятным ветром. Подгадав в Па-де-Кале к попутному приливному течению, скорость которого превышала три узла, мы выскочили в Северное море. Дальше фортуна от нас отвернулась. Первые сутки не было никакого ветра, потом он задул умеренно и ровно, но навстречу. Началась лавировка. В приливных течениях это занятие доставляет особенно мало удовольствия. Когда течение было попутным, яхта устремлялась вперед, лавировочный угол на мониторе компьютера радовал глаз. Но проходило шесть часов, течение вначале замирало, а потом и поворачивало навстречу. Лавировочный угол становился почти равным 180 градусам. Яхта ходила поперек курса, и если к концу вахты расстояние до конечного пункта не увеличивалось, это было неплохим результатом. Северное море один из самых сложных навигационных районов Мирового океана. Десятки нефтяных платформ, стоящих на шельфе, интенсивное судоходство, сильные приливные течения в прибрежной части, все это делает нелегкой жизнь судоводителя. Для того чтобы организовать перемещение сотен судов и повысить безопасность мореплавания, созданы системы разделения движения, в которых караваны судов идут в каждом направлении по своей полосе шириной в три-четыре мили. Пересекать полосы без особой нужды не рекомендуется, а если уж возникла такая необходимость, то делать это нужно под прямым углом, не создавая помех судам идущим по ним. У лавирующейся яхты такая необходимость возникает регулярно. Но если в океане она, как парусник, имеет преимущество - огромные танкеры и контейнеровозы отклоняются с курса, чтобы разойтись с яхтой, - то в зонах разделения это преимущество теряется и нужно выжидать момент, чтобы прошмыгнуть в просвет между судами, нескончаемой вереницей идущей в обе стороны. Надо сказать, что капитаны больших пароходов, как правило, с пониманием относятся к проблемам их младших братьев. Теперь все позади. Закончились нервные дни тупой лавировки. Исчезли разногласия в команде и жаркие дебаты каждую вахту по поводу выбора путей, которыми надо было идти из-за того, что "вон там" течение было "лучше". Остались позади и бессонные ночи капитана - регулярные расхождения с судами требовали от него постоянного присутствия "на мостике", а в темное время суток в особенности. Осталось дождаться, когда течение в очередной раз станет попутным, и вместе с ним подняться по Эльбе до местечка Врунcбютель (Brunsbuttel), где находятся шлюзы и вход в Кильский канал. Ваш Литау.

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!