8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

«Апостол Андрей»: от атолла Тарава до Маршалловых островов

14 июня 2005 года Маршалловы острова. Трое суток, за которые «Апостол Андрей» прошел от Таравы до Маршалловых островов пролетели незаметно. Пока переваривали впечатления от последнего захода, отдыхали под океанским бризом от знойного берега и радовались тому, что температура воды снизилась на целый градус (а когда-то радовались каждому градусу потепления!), как уже и атолл Мили - южный в архипелаге – во тьме тропической ночи проплыл мимо в миле по правому борту. Утром нам открылись атоллы Арно и Маджуро. К восточной оконечности Маджуро мы подошли около восьми утра, и несколько часов огибали атолл с севера, то проходя мимо необитаемых островов, то рассматривая в бинокль постройки на берегу. У входа в канал Калалин (Calalin), ведущий в лагуну, были около полудня, а еще через три часа встали на буй на рейде порта. На экране навигационного компьютера было видно, что наше якорное место отстоит от точки, в которой мы были на рассвете, менее чем на милю, но их разделяет барьерный риф, и нам понадобилось сделать 30-мильный круг, чтобы обогнуть его и войти в порт. Маджуро не самый крупный атолл в группе Маршалловых, но и он простирается с востока на запад на 20 миль. На рейде, на якорях, качалось больше десятка крупных судов, не меньше стояло у причалов и стенок. Кевин воскликнул: "Да столько не стоит и в Веллингтоне!" Суда судами, мне же было приятно увидеть десяток привязанных к буям яхт. Мы шли сквозь их строй, когда на палубу яхты "Нави-гатор" (Navi-gator) поднялся человек и прокричал, чтобы мы вышли на связь на 68 канале. Далее он руководил нашим движением по рейду, подсказывая на какой свободный буй лучше встать. Пока мы заводили концы, к яхте подскочил тузик. Гость представился капитаном "Нави-гатора" Джо - это именно он помогал нам найти место – и сказал, что рад видеть яхту из Санкт-Петербурга, в особенности потому, что его яхта тоже из Санкт-Петербурга, только того, что во Флориде. Дав ряд дельных советов по поводу местных условий, Джо предупредил, чтобы завтра поутру мы дежурили на 68 канале. Намечалась яхтенная вечеринка, и надо было обсудить детали. Сделав еще несколько попыток вызвать по радио кого-нибудь из властей, мы оставили эту затею, так как пытались связаться еще с восьми утра, но кроме лоцмана на наши призывы никто не откликнулся. Сели в "Корсар" и съехали на берег, чтобы дойти до всего по суше, тем более, что Джо указал нам направление и рассказал, как, заходившие перед нами японцы, ждали на рейде оформления в течение девяти часов. Через полчаса мы были в офисе «Иммигрейшн», а через десять минут вышли с печатями в паспортах, причем никто не морочил нам головы тем, что паспорта не те. Еще через пятнадцать минут, сдав документы в таможне, мы отправились на яхту встречать чиновника. Когда добрались в порт, то увидели его уже на причале, сидящим возле нашего тузика. Осмотрев яхту и наши припасы, таможенник сказал, что декларировать нечего. Объяснив, что нужно сделать перед отходом, он попросил свезти его на берег. Такого быстрого и "безболезненного" оформления не было ни в одном порту Тихого океана. Происходило это в понедельник 13 июня, и Маршалловы острова стали 30 государством, которое посетил "Апостол Андрей". Кстати, каждая из четырех яхт, с которыми мы успели здесь пообщаться, по разу побывала на Тараве. Мнения яхтсменов единодушны, но я их опущу, чтобы не обижать кирибатян. 12 июня 2005 года Вспоминая Тараву… Атолл Тарава, который покинул «Апостол Андрей», похож на треугольник, имеющий, правда, всего две стороны: южную и северо-восточную. С запада лагуна открыта океану, но так как ветры здесь преобладают восточные и юго-восточные, то, собственно, нет необходимости строить барьер с запада, и природа на нем сэкономила. Обжитой является южная сторона атолла. Цепочка островов: от западного - Бетио, где расположен порт, до восточного - Бонрики, на котором находится аэропорт, связана дамбами и одной дорогой-улицей протяженностью в 30 километров. Проехать из конца в конец, от морских до воздушных ворот страны можно на микроавтобусе. Таравские «маршрутки» снуют без расписания, но часто. Путь по цепочке островов занимает почти два часа. Водители резвы, но остановки очень часты. Высаживают по требованию, в любом месте, иногда через каждые 10-20 метров. Вторым фактором, сдерживающим скорость движения, являются "лежащие полицейские", коих на дороге множество. Все микроавтобусы японского производства, некоторые в приличном состоянии. Но чаще встречаются потрепанные, когда кондуктор, а это всегда дама, держит дверь рукой, чтобы она не открывалась на ходу, а у водителя, кроме руля и педалей, никаких органов управления не осталось. Верхом износа автомобиля считается даже не отсутствие щитка приборов, а магнитолы. Без музыки здесь не ездит никто и гремит она на всю мощь. Проехав час-полтора, выходишь слегка оглохший, подергиваясь в такт мелодии. Пассажиры с задних сидений за те же 70 центов получают еще и массаж: внутренних органов - низкими частотами, рвущимися из динамиков под сидениями, и внешних - от скачков на кочках и "полицейских". Причем музыкальное сопровождение наличествует не только в автобусах, но и на грузовичках, в кузовах которых ездит та часть населения, которая не поместилась в автобусы. Обязательным атрибутом всех без исключения поселков и селений является мванеаба (mwaneaba) -дом собраний. Представляют они собой площадку под двухскатной крышей, стоящей на столбах, расположенных по периметру. Площадка зацементирована и покрашена, иногда застелена циновками, сплетенными из пальмовых листьев. Кровля мванеабы, в городах, из гофрированного железа, в "глубинке" - из тех же пальмовых листьев. Мванеаба содержится в чистоте и порядке. Вечерами под навесом собираются жители окружающих жилищ, сидят в кружочке, беседуют, играют. Вокруг бегает детвора. Жилища местного населения совсем непритязательны. В лучшем случае это строение из блоков пенобетона, чаще из деревянных щитов, в деревнях - традиционные постройки из пальмовых стволов и листьев. В одном из таких жилищ нам довелось побывать. Когда, выйдя из автобуса, мы направились осматривать места боев американцев с японцами, подошедший местный житель живописно, будто сам был свидетелем, рассказал, как американцы высаживались на рифы, и как японцы косили их из пулеметов: «Сотни погибших плавали на мелководье...» Затем Битес (Biteti Tentoa - местные слог "ti" произносят как "с" и «Кирибати» у них звучит как «Кирибас») пригласил нас к себе домой, через дорогу. Мы познакомились с домочадцами, угостились кокосовыми орехами, несколько штук получили «с собой». Битес зарабатывает портняжничеством, но нам предложил принять участие в проекте создания культурного центра на соседнем атолле. Мы обещали подумать. У знатоков новейшей истории атолл Тарава в первую очередь вызывает ассоциации, связанные с высадкой американского десанта на остров Бетио в ноябре 1943 года. Операция "Гальваник" (Galvanic) длилась с 20 по 23 ноября. Наступающие потеряли больше тысячи человек убитыми и в два раза больше ранеными, примерно такие же потери понесли японцы. Остров взяли, устлав побережье телами морских пехотинцев. Потери американцев в этой операции равнялись потерям на Соломоновых островах, только там осада длилась шесть месяцев, а здесь всего 76 часов. Разные оценки получила операция "Гальваник" у военных и историков. "Кровавые пляжи Таравы" - лейтмотив заголовков газет того времени. Генерал Смит (Holland Smith) говорил: "Тарава была ошибкой". Но это была и первая серьезная победа американцев на Тихом океане, после трагедии Перл-Харбора и потери флота у Гвадалканала. Своеобразный Сталинград. Так оценивают это сражение его сторонники. Адмирал Нимиц (Admiral Nimitz) , не колеблясь, утверждал: «Захват Таравы вышиб входную дверь японской обороны в центральной части Тихого океана». Сегодня от тех дней остался бетонный куб японского командного пункта и доты вдоль побережья со следами попаданий снарядов. Стоят два 8-дюймовых корабельных орудия, одно целое, только лафет изъеден морской водой, второе разбито прямым попаданием: ствол оторван, казенная часть изрешечена осколками. Пушки английского производства, были закуплены Японией в 1900 году. Они участвовали в Цусимском сражении, а в 1920 были сняты с вооружения кораблей и использовались на береговых батареях. Так они и попали на Тараву. Причудливым образом в этих орудиях переплелась история разных войн и государств. Из официальных построек своим видом и положением выделяется парламент. Расположен он не в столице, а на полпути между Баирики и аэропортом, на искусственно созданном островке в лагуне атолла. От "матерого" острова парламент отделен рвом с водой, через который переброшен мост. Комплекс современной, довольно интересной архитектуры. Проект японский, ими же и построено. Перед главным входом выложена карта Республики Кирибати, на ней нанесены все 33 острова четырех архипелагов, среди которых есть и остров Восток, названный так в честь русского шлюпа. Автомобили выразителей народных чаяний, которые разместился на площадке рядом с парламентом, заметно отличаются от автопарка самого народа. Не только качественно, но и номерами: по всей стране они четырехзначные, а на здешних машинах состоят всего из одной или двух цифр. Что-то это мне напоминает… Церкви в Кирибати выглядят внушительно, хотя их и не так много как в Нуку‘алофе. По архитектурному облику они повторяют дома собраний. Школы привлекают внимание аккуратными строениями и порядком на территории. Школы, в основном различных, конфессий: здесь и католики, и адвентисты и т.д. В последний вечер в автобусе мы повстречали двух молодых парней из Окленда. По "униформе" - черные брюки, белая рубашка и галстук (в любую жару!) - в них можно было узнать мормонов. Ими они и оказались. Много продавцов "опиума для народа" на тихоокеанских просторах. И хотя, наверное, лучше иметь школы, чем их не иметь, но у меня при слове миссионер, почему-то в первую очередь всплывает в памяти зловещая фигура Эжена Эйро, сжегшего на острове Пасха таблички с письменами ронго-ронго. Уцелели буквально единичные экземпляры. Герострат-Эйро был не одинок в своем религиозном фанатизме и вандализме, следы деятельности его коллег можно встретить на многих островах. С другой стороны, тот же остров Пасха дает образец совсем другого служителя церкви. Отец Себастиан Энглерт посвятил жизнь изучению культуры и истории этого удивительного уголка Земли. Богу богово, кесарю кесарево, все остальное - морякам. И мы, будучи людьми грешными, решили последний вечер на кирибатийской земле провести в единственной на Тараве гостинице «Отинтаай» (Otintaai hotel). По четвергам для бледнолицых там устраивают барбекю, и поет местный хор. Ну, барбекю оно и в Микронезии… А вот хор мы с удовольствием послушали. Шесть или семь мужчин и женщин сели в круг на берегу и стали петь под аккомпанемент двух гитар. Над водами уснувшей лагуны, при неверном свете факелов, воткнутых в коралловый песок, зазвучали микронезийские мелодии. И заслушавшись, вечерняя звезда Венера опустилась в чашу молодого месяца, который в этих широтах повернут рожками вверх. Ваш Литау

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!