8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

"Апостол Андрей": поход продолжается с новым членом экипажа

12 мая 2005 года, Поход продолжается Уже пять дней, как мы покинули Новую Зеландию. Первые сутки были достаточно беспокойные - ветер менял направление и силу, мы - паруса и галсы. Вся страница в судовом журнале испещрена записями, подтверждающими, что экипаж не сидел сложа руки. Донимало сильное и "неправильное" волнение. Близость берега и резкие перепады глубин вносили свою лепту, создавая беспорядочную толчею. Сверху поливал дождь. В дальнейшем установились благоприятные ветры, не сильные, но достаточные, чтобы поддерживать среднесуточные переходы на уровне 120-130 миль. В итоге пройдено 600 миль. Вчера в полночь пересекли 180 меридиан и перебрались в Западное полушарие. Так как линия перемены дат здесь идёт на семь с половиной градусов восточнее - по границе двенадцатого часового пояса - то мы, типа (любимое молодёжное словечко) остались в Восточном полушарии. В отсутствие всем недовольного старпома (должность такая, что ли?), заядлого спорщика боцмана и общительного доктора, на яхте установились тишина и спокойствие. Вместо доступного "папендосы", теперь слышится "sorry", "please", "tnanks". Новый член нашего экипажа действительно оказался яхтсменом, и хотя в этом никто не сомневался - джентльменам, как известно, верят на слово - убедиться, что "Апостол" приобрел полноценного члена команды всегда приятно. Первые три дня его неудержимо рвало на Родину, он даже отказывался от пищи, но проявлял достойную стойкость, вахты нёс исправно и ностальгией мучился только когда сменялся от штурвала. И совсем размягчил каменное сердце капитана, когда в первое утро, переползая от лееров в кокпит, произнёс: "Very comfortable bunk and very comfortable boat". Что, по-видимому, означало: "Очень удобная койка и очень комфортная яхта". Одним словом, джентльмен... Но стоило последним вершинам Северного острова скрыться за кормой, как Кевин пришёл в норму: стал принимать участие в трапезах и даже делать несмелые попытки улучшить ходовые качества яхты, возясь с "тонкой" настройкой парусов. Остальные члены экипажа снисходительно смотрят на эти потуги – бедняга не догадывается, что он не первый, кто пытается это делать, но "Апостол Андрей" остаётся верным себе. Сам же "Апостол" после ремонта палубы стал заметно суше - нигде ни льёт, ни на кого не капает, и помпы простаивают в бездействии. Неужели сбывается пророчество нашего конструктора? Когда-то, лет девять назад, на робкий вопрос капитана, как будет осушаться яхта, он ответил: "В этом нет нужды, я строю сухие яхты". Как мы боролись с "великой сушью" можно прочитать в дневниках капитана. 7 мая 2005 года, Уходим, уходим, уходим… 7 мая в 13.20 "Апостол Андрей" снялся со швартовых и покинул Чафферс-марину столицы Новой Зеландии, где он провёл больше месяца. Непривычно людно было на родном причале. Провожать нас пришли посол России Михаил Лысенко, советник Андрей Корнюхин, другие дипломаты и сотрудники российского посольства с которыми мы очень сдружились за эти дни. Пришли русские и новозеландские друзья, родственники и знакомые нового члена экипажа Кевина Кадби. Александр Осколков, ведущий русскоязычного интернет-форума в Веллингтоне, непрерывно снимал прощальный фоторепортаж. Под мотором выходим в залив Веллингтон, где дует хороший попутный ветер. Ставим первый стаксель, ветер усиливается, и мы со скоростью в 10 узлов, под одним стакселем, вылетаем в пролив Дрейка. В проливе обычная толчея волн и сулои. Ветер то усиливается до штормового, то закисает, но, в общем, движемся мы хорошо и к ужину, обогнув мыс Паллисер, выходим в Тихий океан. На этот раз яхте предстоит преодолеть путь протяжённостью более шести тысяч миль - столько отделяет Веллингтон от Владивостока, конечного пункта нашего перехода. По пути мы собираемся посетить ряд тихоокеанских островных государств и первое в нашем списке Королевство Тонга. На борту "Апостола Андрея" сейчас четыре человека. Один москвич, два питерца (тенденция, однако, общая по стране) и один киви. Андрей Балымов сделал головокружительную карьеру, он назначен вахтенным начальником. Анатолия Семёнова, который пережил двух старпомов, капитан не рискнул ставить в одну вахту с молодым офицером и забрал к себе. В паре с Андреем работает Кевин Кадби. Камбуз делится между вахтами по очереди, но командуют там опять же питерские. При их выдающихся аппетитах у нас с Кевином перспективы грустные. Кевин, придя на борт, гордо продемонстрировал учебник русского языка "Essential Russian", я в ответ показал четыре тома "Essential English", с которыми не расстаюсь все три плавания, но за второй том так и не перевалил. Любопытно, кто первым забудет родную речь? Так как выход яхты был приурочен ко Дню Радио, хочу поздравить с праздником всех радистов и радиолюбителей России, и в первую очередь ведущего нашего трафика Николая Андреевича Киселя, UA3AIC. Здоровья, успехов и счастья Вам! 3 мая 2005 года, Прибавление в экипаже Установив руль, экипаж продолжил подготовку к выходу в море, приобретая десятки всяких мелочей и завершая начатые на яхте дела, которые, как показывает опыт, завершить полностью в принципе невозможно. Суетные дни были прерваны наступившим праздником 1 Мая. В этот раз на День солидарности трудящихся пришлась православная Пасха, и поэтому верующие и антикоммунисты могли радоваться Светлому Христову Воскресенью, а коммунисты и антиклерикалы под кумачовыми стягами стройными рядами выйти на демонстрацию. Самым кумачовым на "Апостоле" оказался флаг Балашихи (да простит меня Александр Киреев), на котором изображены сломанная шестерёнка, колосок и циркуль, символизирующие единение пролетариата, крестьянства и гнилой интеллигенции, на роль которой претендовал художник Семёнов. Капитан, родившийся в целинных степях Казахстана, представлял крестьянство, а судостроитель Балымов - прогрессивную часть человечества - пролетариат. Но имя судна обязывало не забывать том, что на его борту есть и православные, что приводило к некоторой раздвоенности личности. Что особенно ощущалось на следующий день после праздника, причём вне зависимости от политических и религиозных взглядов. Между тем на яхту прибыл коллектив Российского посольства во главе с послом Михаилом Лысенко. Глава дипмиссии занял место у российского флага, капитан встал к штурвалу, и яхта вышла на прогулку по бухте Веллингтон. Рыбаки, приняв установленные на кормовых релингах стволы ракетниц, за стаканы для удочек, воткнули туда свои спиннинги. День был хорошим, погода благоприятной, и 10-мильная прогулка удалась на славу. Экипаж был ошарашен удачливостью Александра Кима, который, едва закинув крючок, тут же вытащил здоровенную рыбину, назвав её кавалла (вид макрели), потом - ещё одну поменьше и напоследок барракуду. Морская щука была выброшена за борт, как несъедобная. Окружающие так не считал, но спасти добычу не успели. Официально заявляю, что это были первые "честно" пойманные рыбы на "Апостоле" за три кругосветных плавания. До этого улов состоял либо из коробки мороженой простипомы, которую мы подцепили багром у берегов Африки, либо из саргана, голыми руками и ведром набранного в Шотландии, либо вообще из рыбы-сабли, отнятой у беззащитной черепашки в Атлантике. Вернувшись с прогулки, оба дружных коллектива переместились в посольство, на праздничный обед. 3 мая, в первый трудовой день, была выдана российская виза новому члену экипажа "Апостола Андрея". Им стал Кэвин Кадби (Kevin Cudby), новозеландский журналист, написавший статью о наших приключениях в журнале Boating New Zealand. Кевин опытный яхтсмен, сотни раз ходивший на яхтах в новозеландских водах. В семье "апостольцев" он стал 25-м. Теперь у нас уже не было никаких отговорок от выхода в море, и мы принялись заливать пресную воду, принимать дизтопливо, закупать продукты и овощи. Завершая приготовления, на яхту были привезены государственные флаги полинезийских стран, которые мы собираемся посетить. Морской этикет и долг вежливости требуют, чтобы судно-гость поднимало под краспицей флаг страны пребывания. Оплачивая счёт, я усомнился в верности расхожего советского лозунга, висевшего во всех магазинах и точках общепита: "Ничто не дается так дешево и не ценится так дорого, как взаимная вежливость". Нам каждая, отдельно взятая, "вежливость" обошлась в 60 долларов. Если перевести это на общедоступный язык, то получается 3 литра "Столичной" или 120 килограмм картошки. Ваш Литау

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!