8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

Нелегкое восхождение на Эльбрус. Интервью Сергея Богданова и Рагима Керимова

Группа туристов в составе 5 человек в августе 2010 года решила взойти на Эльбрус. Двое из участников - сотрудники НПФ БАСК Сергей Богданов и Рагим Керимов. Владимир Богданов, по возвращении, взял у них интервью.
Интервью можно прослушать:

Alternative content

Группа альпинистов в составе 5 человек в августе 2010 года решила взойти на Эльбрус. Двое из участников были сотрудниками НПФ БАСК, это Сергей Богданов и Рагим Керимов. Владимир Богданов, по возвращении, взял у них интервью. В. (Владимир Богданов) Сколько человек было в команде и в какие сроки была проведена экспедиция ? С. (Сергей Богданов) Экспедиция продолжалась всего 10 дней, мы уехали в субботу 7 августа и 21 августа вернулись обратно. Планировали взойти на вершину с востока. Это редкопосещаемый маршрут, здесь очень длинный подход, который идет по ущелью Ирикчат. Мы поднимались пять дней до высоты 5200 метров. Чтобы лучше акклиматизироваться, мы осуществляли переходы так, чтобы каждая ночевка была выше предыдущей на 500-700 метров. Поднимались не очень быстро. В. Какой примерно был у вас выходной вес рюкзаков ? С. Рюкзаки были килограммов по 25, это личные вещи и еда. Раскладка была очень небольшая, мы планировали всего по 450 грамм на человека в день. Состав был достаточно пожилой, средний возраст – 53 года. Рагим был самый молодой. Самый старый был Пашков Сергей, ему 63 года. Можно сказать, была команда ветеранов. В. И за пять дней, докуда удалось взойти? С. На шестой день мы были на высоте 5300. До вершины оставалось метров 150 по высоте. Но когда мы шли, погода была следующая. В начале, первая половина дня была всегда солнечная, до примерно 2-3 часов. К вечеру сгущались облака, иногда дождь шел, иногда просто было пасмурно. Чем дальше мы шли, тем к вечеру погода становилась всё хуже и хуже. Последние дни, на высоте 5300 даже с утра была плохая погода, ветер, снег…. В. На 5300 что-то помешало вам двигаться дальше, так ? С. Во-первых погода, во-вторых, плохое состояние некоторых участников. Р. (Рагим Керимов). В первую очередь, погода, конечно. В. Сколько там до вершины? С. 150 метров. У нас был вариант, оставить вещи и кто может, налегке дойти до вершины. Но была вероятность просто заблудиться в тумане, потому что всё было закрыто. Р. Был такой ветер, что мог унести наши вещи. Палатки ставить было негде, поставили в таком месте, что запросто могло сорвать и унести. С. На этой высоте хороших мест для стоянок практически не было, у нас было две палатки и обе они фактически на треть свисали в обрывы. Площадок не было, мы еле-еле на них ютились. Прищлось долго готовить площадки. Р. Натаскали камней, снега, выровняли всё. Более-менее поставили полпалатки. В. Обычно с этого места выходят восходители. С. Обычно выходят с 4600, там есть стоянка. Но мы решили подняться выше, чтобы вершинный взлет сделать по-короче. Р. Несмотря на пожилой возраст, планы у нас были покорить сразу две вершины, что редко кто делает. Подняться на Восточную, спуститься на 300 м и подняться на Западную. В. А спускаться планировали по классическому пути, к Бочкам, ? Р. Да, подняться на две вершины и спуститься на юг. В. Рагим, как ты себя чувствовал? Р. До высоты 5200 я чувствовал себя хорошо. Когда поднялись на ночевки, ветер был ужасно сильные. И у меня была паника, потому что казалось, что мы потеряли Ивана. Это один из наших американских друзей. У него отцепились кошки. Его товарищ остался с ним и сказал, чтобы мы шли дальше. Но затем он догнал нас. У меня была паника, потому что видимость была 3-5 метров, был очень крутой склон и я очень сильно переживал, что он может потеряться, упасть куда-то. В конце концов, он появился. Плохо я себя я почувствовал на 5200, ну, на мой взгляд, все чувствовали себя плохо. Но я был слабее других. Я не вставал. Но когда встал, почувствовал себя лучше. Вообще-то я настаивал, чтобы мы шли дальше. Но это было ошибкой. Потом мне стало хуже, начало рвать… В. Вы переночевали на 5300, вы там пережидали непогоду или сразу начали спускаться. Р. Мы проснулись в 4 утра, поставили чай, было уже около пяти. И как-то единовременно мы решили, что дальше не пойдем. Непогода. И что нам нужно спуститься и попробовать подняться по классике. С. С нами рядом стояли литовские ребята. Они тоже решили не идти вверх и спускатсья вместе с нами. Р. Это были почти профессионалы, они были на семитысячниках. С нашими, кстати, БАСКовскими палатками. Да и одежда была БАСКовская. Они тоже решили, что вверх идти нереально. С этой высоты мы звонили и выясняли про погоду. В. Сколько времени занял спуск ? С. Спускались мы очень быстро, в первый же день мы спустились до альпийских лугов, Примерно до высоты 3200. Или даже 3100. Очень тяжело было, на следующий день просто отказались куда-то выходить, потому что нагрузка на спуске была очень большая. У всех ноги были забиты. На следующий день спустились до Эльбруса. Поселка Эльбрус. В этот день мы переночевали в гостинице. Мы пять дней шли вверх и два дня вниз. В. Что дальше решили делать ? С. Было решено попытаться подняться на Эльбрус по классике. Через Приют Одиннадцати. Мы ознакомились с прогнозом, в ночь с 19 на 20-е должны была быть неплохая погода. Хотя мог быть сильный ветер, но шансы были. На следующий день мы поднялись в район Приюта Одиннадцать, разместились в приюте, сходили для тренировки на скалы Пастухова. В. Все чувствовали себя нормально? С. Да, все чувствовали себя нормально. Но ноги отказывались ходить, потому что дался очень тяжело. А так, физическое состояние было вполне нормальное у всех. Р. У нас был единственный шанс с четверга на пятницу, потому что билеты на самолет были куплены. Никто особо не хотел идти, было тяжело, и мы думали, что прогуляемся и вернемся. Мы встали в полвторого, оделись и вышли. Все пять человек. В. Много людей вышло в этот день на восхождение ? Р. Практически все восходили не по спортивному, а ехали на ратраках до скал Пастухова и выше. Это в основном иностранцы. Мы решили, что пойдем до конца своими ногами, хотя нам и предлагали. Вышли в темноте. Минут через 30-40 Иван решил вернуться обратно. Ему было холодно, мерз на ветру. С. Он понял, что не взойдет. Р. Потом мы пошли более менее друг за другом, фонарика была всего два. С. Мы шли поначалу даже без кошек. Кошки были в рюкзаках и шли, кроме Сергея, все с палками. После скал Пастухова мы одели кошки. Был очень сильный, шквалистый ветер. Р. 40 метров в секунду. В. Но это же ураган ! С. Александр Абрамов нам сказал, что ветер, по его оценкам, был 40 метров в секунду. Р. Сергей звонил Максу, гиду, и спрашивал при какой погоде можно идти. Макс сказал, что до 25метров в секунду. У нас действительно было 40 и, по-моему, Сергея один раз уронило с тропы. С. Я пару раз падал. И это было не единичный случай. Потому что сдувало людей ч с тропы. Мы все падали от ветра и не один раз, одного видели, как сдуло метров на 10. Р. Людей просто сдувало с тропы. Но мы как-то успешно шли. Сергей впереди и мы за ним. Было очень тяжело, но Сергей шел хорошо, быстро. Два участника Олег и Сергей дошли до седловины, но оттуда решили вернуться. Мы с Сергеем вошли как бы в кураж. И хотя было очень тяжело, решили идти до конца. Мы поддерживали друг друга. Идем ? Идем ! Идем Сережа ? Идем ! В. А Олег с Сергеем что сказали, когда повернули. Какая причина? Р. Я думаю, что главное, физическое состояние. В. Во сколько вы были на седловине ? Уже светло было ? С. Светло было, конечно. В восемь или полдевятого мы были на седловине. А на вершине – без пятнадцати одиннадцать. Р. Последние метры, метров 500, были очень тяжелыми. Ноги не шли. Два шага сделаешь и полминуты дышишь. И такое впечатление, будто перед тобой стоит тупо стена и не пускает тебя. Ноги не слушаются, но мы дошли до вершины. Поднялись. С Сергеем обнялись, поздравили друг друга, В. Сфотографировались. Вот есть фотография. Р. И у меня была охота очень сильно крикнуть, что мой генеральный директор проиграл мне бутылку коньяка. Настолько я чувствовал себя на вершине мира, что если крикну, то Владимир Федорович услышит меня. В. Да, я сказал, что если взойдешь, то ставлю бутылку хорошего коньяка. И это являлось для тебя мотивацией ? Р. Да. Но что удивительно, что когда мы спустились вниз, те товарищи, которые не поднялись, первым делом сказали: «я рад за тебя, что ты выиграл !» А не так, чтобы похвалили меня, какой я выносливый и т.д.. В. Рагим, ну ты, как говорят, «чайник». Я так понимаю, что это твоё первое серьезное восхождение. С этого восхождения ты, можно сказать, стал альпинистом. До этого у тебя такого опыта не было. Тебе понравилось быть альпинистом. Р. Да, на самом деле, если бы я был помоложе, то наверняка занялся бы этим видом спорта. Мне даже удивительно, что так немного молодых людей занимается этим спортом. Мы на достигнутом не остановимся. У нас впереди Килиманджаро, вместе с Сергеем. Еще мечтаем о Чимборасо. Там высота 6200. Я думаю, что нам это под силу. Мне понравилось. Я не знаю, почему раньше я этим не занимался. Разные причины находились. В. Сергей, ну ты опытный турист. Турист-водник, много было всяких пеших путешествий, были попытки небольших восхождений в Непале. Как твой организм перенес это восхождение ? С. Вообще тяжело. У меня, видимо, организм так устроен. По равнине я могу двигаться долго и с хорошей скоростью. А на высоте у меня вероятность возникновения горной болезни – выше среднего. У меня ранее возникали проблемы. И на этой высоте, когда я спустился, у меня лицо опухло, было нехорошо. Большие высоты, видимо, не для меня. Но высоты в районе 6 тысяч нас с Рагимом ждут. В. Ты серьезно занимаешься марафонским бегом на лыжах, тренируешься. Как ты считаешь: ты был неправильно подготовлен или альпинизм это совсем другое. С. У нас был прибор, который измеряет содержание кислорода в крови. Один из участников был профессор из Америки. Он взял прибор и мы мерили содержание кислорода в крови. У меня всегда было минимальное значение, несмотря на то, что мы двигались мы одновременно и чувствовал я себя неплохо. Видимо, это какая-то особенность организма. С чем это связано – непонятно, но это факт. И это препятствие для достижения более больших высот. В. Вы не пользовались гидами. Сейчас модно покупать тур, нанимать гидов. Вы ходили как самостоятельная группа. С. Группа у нас была достаточно опытная. Олег Силичев и Сергей Пашков в этом году в Непале сходили треккинг в районе Макалу, Там у них было три перевала по 6500м, ночевали на 6300 один раз. Подготовленные ребята. В. Олег Силичев - известный путешественник, который много ходит. С. Да, в Непале он раз семь был. Достаточно серьезные маршруты ходил. В. Ну и ты, тоже. Опыт довольно значительный. Как ты считаешь, этого опыта было достаточно, чтобы восходить на Эльбрус. С. На Эльбрусе достаточно начального туристического опыта, чтобы пытаться взойти. Другое дело, что инструктора правильно готовят, правильное питание, правильная подготовка к высоте. И шансов, наверное, взойти больше. Но мы приняли решение идти самостоятельно, без гидов, сами готовили. В. Не пожалели потом, что приняли такое решение. С. Нет, не жалели. В. Как вы считаете, снаряжение для восхождения вы правильно подобрали ? Вот я помню, что перед восхождением обсуждался вопрос, нужна теплая пуховка или достаточно облегченных пуховок, типа «Шамони». Вы попали в непогоду. Как вы считаете, нужна была все-таки теплая куртка. Или не обязательно. С. Какая одежда у меня была. У меня на восхождении было два варианта нижнего белья: одна пара Dry, одна пара - Stretch . Сверху куртка из полартека, куртка мембранная Эльдорадо из Демизакса. В этом я вышел. И в рюкзаке была пуховка «Шамони». После скал Пастухова стало холодно, ветер сильный. И тогда я одел сверху куртку «Шамони». Наверное, боле правильно было ее одеть под ветрозащитную куртку. Но сил на это не хотелось тратить – одел сверху. В. А на ночевках, хватало этой пуховки ? С. Да, вполне хватало. Более того, я там гораздо легче одевался. В. Какая самая минимальная температура была в вашем путешествии. С. Видимо, вверху на Эльбрусе было порядка минус пятнадцати. Но был сильный ветер. Мы не мерили температуру. Но по данным того же Абрамова, учитывая силу ветра, условия соответствовали температуре минус тридцать градусов. Было холодно, когда перчатки снимаешь, руки схватывало, довольно сильно. Р. Я одел мармотовские рукавицы, потому что с какой стороны ветер, с той мерзло особенно сильно. С. Я тоже был в не очень теплых рукавицах. Руки иногда замерзали так, что приходилось ими махать. Чтобы восстановить кровообращение. А рукавицы были скорее лыжные. Вообще произошел казус, потому что Рагим вместо пуховки положил спальник. В. То есть, когда один из участников экспедиции повернул назад, он случайно унес твою пуховку. А тебя остался спальный мешок. Р. Да, спальный мешок суперлайт . Мы с Сергеем, точнее один Сергей, у меня не была сил, нашел веревку и натянул мне спальник на спину. В таком экзотическом виде я и поднялся. В. То есть из спальника сделал куртку. Р. На самом деле это помогло, потому что без куртки было бы слишком холодно. В. Ноги не мерзли у вас ? Р. У меня ногам было очень комфортно, лет пять назад я купил ботинки оранжевые. Они не высотные. Но сверху были бахилы. Из гортекса, модель «Маттерхорн». В. И не мерзли ноги. Р. Наоборот, мне было очень комфортно. Ни разу они не промокли. В. А у тебя, Сергей ? С. «Милле» достаточно старенький. Но ноги не мерзли. В. Также с бахилами ? С. Да были бахилы. Р. У меня снаряжение полностью было БАСКовское, начиная с трусов и носков. Было абсолютно комфортно, нижнее белье, теплое белье и куртка «Форс». Ну и сверху был спальник, когда спускались, я его снял, и мне было комфортно спускаться. В. Ну и головной убор ? Р. Да, самое главное по головному убору. Сергей опрометчиво не взял нашу маску и у него сильно обгорело лицо. У меня таких проблем не было, потому что я одел подшлемник ТОР и закрыл всё лицо. На глазах очки, то есть всё очень комфортно. В дальнейшем, если будут какие-то обсуждения в форумах, то я обязательно сообщу людям, что нужно брать. Пригодится или не пригодится, но короткую веревку, место особо не занимают, нужно иметь с собой. В. Были палатки и спальные мешки. Какие у вас были спальные мешки? Р. Спальные мешки… у меня был «Плэсид». Ну я не замерзал. В. А спал в одежде ? Р. Спал в нижнем белье. А на 5200 еще и в пуховке. В. Сергей, а ты ? С. У меня был спальник, который я давно взял. Он - экспериментальный типа «Плэсида». Синтетика. Но я взял для эксперимента два спальника. Второй легкий пуховый. И когда было прохладно, я, всё-таки, натягивал и второй спальник. Было очень комфортно. Сверху. Хотя вроде положено пуховый внутрь, но он больше по размерам, типа одеяла. И легче было натягивать снаружи. В. Ну спать не было холодно? С. На самом деле, когда я один раз спал в одном, было чего-то некомфортно, и я решил надеть второй спальник. Р. Но без пуховки. С. Да, я спал только в нижнем белье. В. Снаряжение было подобрано более-менее правильно. Еда была у вас, так понимаю, на пределе. С. Да, еда была не очень. Р. Подборка была неправильная. Сладкого было много, а калорий нет, калорийных продуктов. Углеводов не хватало ? С. Нет, углеводов как раз было много, не хватало белков и жиров. Такая особенность, что составляли на неделю, и это было сделано для облегчения веса. Много сладкого было. Мясо вообще не брали, только чуть-чуть колбасы. А ели в основном супчики. Одной из целей было сбросить лишний вес. Так что раскладка носила диетический характер. Разгрузочный. В. Ну и кто сколько потерял в весе ? Взвешивались? Р. Я – килограмм шесть. С. Я где-то около 4-х потерял. В. За две недели это хороший результат. С. Все потеряли в весе. Когда мы, кстати, восходили на Эльбрус с юга, у нас была еда. Туда мы шли восемь часов, туда - обратно - 12 часов. И мы практически не ели ничего. Р. Абсолютно не ели. С. Ну съели один батончик на троих, с большим трудом я проглатил. И воды практически не пили. Два глотка холодной воды. У нас была только вода, она начала замерзать и я лично боялся простудиться. Термос мы не взяли. Надо, конечно, брать термосы и горячую воду с собой. Р. Обязательно. С. А у нас была только бутылка и она была на грани замерзания. В. В конце сентября, 23 сентября будет проводиться традиционный забег на Эльбрус, где наша компания НПФ БАСК является генеральным спонсором. Хотели вы бы поучаствовать в таком забеге ? Как вы считаете, готовы вы физически или еще рано участвовать в таких забегах ? Рекорд восхождения от Бочек до Западной вершины Эльбруса составляет 2 часа 36 минут. У вас получилось … С. Туда где-то около 8 часов. В. Как вы считаете, можно ли улучшить результат ? Хочется ли вам это сделать? Р. Ну в других погодных условиях можно было бы и быстрее идти. Тут мы большей частью пригибались под ветром на тропе. Иногда останавливались и ждали по три-четыре минуты. С. Вообще, чтобы бегать, нужна отличная акклиматизация. При какой-то подготовке, конечно можно. Но на это нужно тратить очень много времени. Ни у меня, ни у Рагима времени нет, нет и желания бегать на скорость. Хотя я марафоны и люблю, но только по равнине. Чтобы бегать на высоту, нужна специальная подготовка. В. Сейчас вы не готовы поучаствовать в забеге. Чувствуете, что вам надо еще готовиться. Р. Чувствуем, что первыми не прийдем. А это обидно. В. Большое спасибо за интервью ! Надеюсь, что эта информация будет полезна прежде всего начинающим альпинистам.

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!