8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

«Из пуха и пера». Зарина Хисамова

Русский бизнес

Компания BASK успешно производит одежду и снаряжение для активного отдыха. Завоевывать российский и мировой рынок ей помогают сибирский пух, европейское качество продукции и почти китайские цены.

Компания BASK была основана в 1992 году. Производит более 200 моделей одежды и снаряжения для активного отдыха из пуха и синтетических утеплителей. Имеет две фабрики – в Рязани и Королеве (Московская область), а также размещает заказы на мощностях других предприятий. Продукция BASK продается через собственную розничную сеть в Москве (четыре магазина), региональных партнеров и интернет-магазин в сорока городах России. За рубежом товары BASK распространяют официальные дилеры (Великобритания, Скандинавия, Канада, Словения), немецкоязычный интернет-магазин для жителей Германии, Австрии и Швейцарии. BASK – официальный дистрибутор в России компаний Beal, Kong Bonaiti, Rock Pillars, Boreal. Дочерняя компания BASK-Travel организует горно-пешеходные туры по России и странам СНГ. В 2003 году оборот BASK составит 4,4 млн долларов.

– Представьте себе палубу океанской яхты. Дует сильный штормовой ветер, брызги ледяной соленой воды налетают отовсюду – сверху, снизу, сбоку, порой волны просто накрывают рулевого, который по многу часов должен находиться около штурвала. Но вот ему необходимо поменять паруса или закрепить такелаж – он должен активно двигаться и может вспотеть. Заметьте, тело не должно быть мокрым долгое время, иначе он заболеет. А болеть в таких условиях нельзя – врачей и больниц нет!

Затаив дыхание я жду окончания истории про вспотевшего яхтсмена, которого подкарауливают тысячи опасностей. Ее рассказывает мне продавец в магазине «Активный отдых».

– Чтобы этого не произошло, – продолжает он уверенным тоном, – в производстве яхтенных костюмов мы используем так называемые мембранные ткани, которые не пропускают влагу внутрь, не продуваются, но отводят пот наружу. А нижний слой одежды – термобельё и утеплитель транспортируют влагу от тела к мембране. Тогда человек высыхает, не раздеваясь. Усиления на сгибах, анатомический крой, закрывающий почти все лицо теплый капюшон, световозвращающие элементы, резиновые манжеты, специальные системы фиксации и фурнитура из пластика, которая не заржавеет от соленой воды, – человек в нашей экипировке готов к экстремальным испытаниям. В таких костюмах для экстремального яхтинга совершил кругосветное плавание через Антарктиду экипаж яхты «Апостол Андрей»...

Поняв, что яхтсмену ничто не угрожает, прохожу дальше. Мне показывают альпинистскую куртку, костюм для зимней рыбалки, комбинезон для полетов на парапланах и дельтапланах, толстую куртку для катания на сноумобиле, укороченную пуховку для горных лыж, альпинистские гамаши. В глубине торгового зала аккуратно разложены палатки для экстремальных условий, экспедиционные рюкзаки и спальники.

Все это добро производится на двух фабриках российской компании BASK, расположенных в Рязани и Королеве, а продается в сорока городах России, в Великобритании, Западной и Восточной Европе, Скандинавии, Канаде. В следующем году продукция BASK появится и в американских магазинах.

Народная пуховка

Шить куртки основатели компании BASK братья Владимир и Сергей Богдановы научились в Московском физико-техническом институте. Студенты Физтеха в советское время были большими любителями экстремальных видов спорта: сплавлялись по горным рекам на катамаранах, ходили в лыжные походы, лазали в горы, спускались в пещеры. Одежду и снаряжение для такого времяпрепровождения  от курток и рюкзаков до байдарок – в пору тотального дефицита приходилось мастерить самим. Более опытные передавали молодежи секреты «высоких» технологий, в частности пошива альпинистской пуховой куртки – очень прочной, легкой и, главное, теплой.

«В обычной пуховке все швы сквозные, а значит, холодные, – рассказывает Владимир Богданов, ныне генеральный директор BASK. – Альпинистские пуховки мы изготавливали совсем по-другому. Внешнюю и внутреннюю ткань мы не сшивали вместе, а соединяли специальной промежуточной лентой таким образом, чтобы в куртке образовалось около пятидесяти отсеков, каждый из которых нужно было набить пухом и зашить. Терпение, чтобы сшить такую «штучку», нужно, конечно, ангельское. Зато куртка получается одинаковой толщины, тепловые потери через швы исключаются. Получается максимально теплая куртка при минимальном весе».

По утверждению Владимира, таких технологий не было даже за границей – швы там тоже утепляли, но по-другому. Именно эта, «русская народная пуховка», как когда-то в шутку называли ее физтехи, более десяти лет спустя, пройдя двенадцать модификаций, стала бестселлером компании BASK –   моделью Khan-Tengri – и побывала на всех восьмитысячниках планеты. По этой же технологии выпускается целая серия пуховых изделий, наиболее конкурентоспособных сейчас на зарубежных рынках.

Попали в сегмент

До того как заняться бизнесом, Владимир Богданов работал в НПО «Энергия» – ориентировал в пространстве станцию «Мир», рассчитывая, в какое время включить или выключить несколько из ее тридцати шести двигателей. А Сергей Богданов занимался тогда лазерной техникой, защитил кандидатскую диссертацию.

Пытаясь решить квартирный вопрос, братья, как обычно сообща, заняли денег у знакомых и родственников, нашли «нужного человека», но их, что называется, кинули. Чтобы расплатиться по долгам, Владимир и его жена Ольга сшили пуховку и продали ее знакомому альпинисту за 230 рублей. Вторая такая же улетела за 300. Следующие – по 600-700. В то время оклад инженера был 150 рублей в месяц. Когда все альпинисты в пределах досягаемости были обшиты, в дело вступила жена Сергея – Елена. Пришив к куртке бирку от китайского галстука с золотой короной, она отнесла ее на Рижский рынок столицы, потом – ещё. По словам Сергея Богданова, ныне финансового директора BASK, рентабельность их бизнеса составляла 400%. Поэтому братья стали наращивать «мощности»: наняли швею, затем вторую, а сами продолжали заниматься физикой.

«Бывшие однокурсники смотрели на нас, как на идиотов, – признаются Богдановы. – Они-то на все сто пользовались фантастическими возможностями девяностых: покупали, продавали и здорово на этом зарабатывали. А производить было немодно и, казалось, неперспективно. Но мы продолжали этим заниматься, так как у нас появилась долгосрочная цель – мы решили встать в один ряд с ведущими мировыми компаниями outdoor».

В начале 90-х годов бизнесмены Богдановы были, пожалуй, одними из немногих в России, кто узнал, что на мировом рынке существует специальный сегмент одежды для экстремальных условий – outdoor (outdoor (англ.) – на улице, на свежем воздухе, за дверью). Компании, работающие в этом сегменте, выпускают продукцию, похожую на продукцию таких корпораций, как Nike, Reebok, Adidas, Columbia. Но те занимаются массовым производством, их изделия рассчитаны на использование в городских условиях. Технологии outdoor гораздо дороже, но и качество здесь на порядок выше, так как используются более сложные конструкции, самые прочные материалы и фурнитура. Соответственно и цены на такую продукцию намного выше. В outdoor есть много направлений. Самое престижное и сложное – technical-outdoor – функциональная одежда для экстремальных видов спорта. В этой области и работает BASK. 

Шить куртки основатели компании BASK братья Богдановы научились в Физтехе, студенты которого были когда-то большими любителями экстремальных видов спорта

При всей специфичности у сегмента outdoor на Западе хорошие обороты – в большинстве развитых стран очень популярен активный отдых. У некоторых компаний outdoor, например у американской The North Face, оборот составляет сотни миллионов долларов. Но этот рынок несоизмеримо меньше рынка массовой одежды, а потому и игроков на нем меньше. Почти в каждой стране есть явно выраженная компания-лидер, исключение составляет разве что США – там таких компаний несколько.

«Любители экстрима, как правило, удивительно патриотичны, – рассказывает Владимир Богданов. – Американец, например, ни за что не наденет одежду шведской компании Haglofs, зато Haglofs носит вся Скандинавия. Швейцарцы страшно гордятся тем, что у них есть Mammut, и предпочитают носить только эту марку».

Богдановым пришлась по душе идея стать компанией, продукцию которой с гордостью носили бы россияне. Тогда они сформулировали для себя долгосрочную стратегию развития их «бизнеса», который на тот момент состоял из двух наемных надомных швей, технологии пошива пуховок и заветного знания, на какой фабрике можно купить остатки тканей и пуха, – стать маркой номер один в России. Они расстались с физикой и зарегистрировали компанию BASK. Это было в 1992 году.

Расчеты и просчеты

В принципе все последовавшие успехи вновь созданной компании основаны на трех простых вещах, которые Богдановы поняли в самом начале своей предпринимательской карьеры. Во-первых, они решили сделать ставку на очень высокое качество продукции, пусть и в ущерб низким ценам. Во-вторых, они решили развивать свою марку, имя. А в-третьих, они смогли предугадать, что в России станет популярным активный отдых. Правда, с последним они чуть-чуть просчитались.

Да, им было известно от друзей-физтехов, работающих за границей, что на Западе по пятницам все дороги, ведущие прочь от городов, заполняются семейными автомобилями, на крыше которых прикреплены три-четыре велосипеда, несколько пар лыж или каяк, в зависимости от сезона, а в электричках – сплошь молодежь с рюкзаками. Горнолыжные курорты и альпинистские поселки в сезон полны. Богдановы решили, что вскоре культура активного отдыха придёт и в Россию – года через два-три, не больше. К тому моменту, думали братья, у них уже будет широкая линейка высококлассных продуктов, которая станет ответом на появившийся спрос, они сразу разбогатеют, отдадут долги и продолжат заниматься любимой физикой.

Реальность скорректировала планы предпринимателей. В начале 90-х рынок быстро наполнился китайскими пуховыми куртками и пальто по 10-20 долларов. Конкурировать с ними по цене пуховки, произведенные BASK, не могли. Дальше – хуже. Через год пух в китайских куртках вылезал наружу и проваливался вниз, а в некоторых даже сгнивал. Возник «китайский синдром» – изделия из пуха покупать вообще перестали.

Для компании настали трудные времена, так как ее одежду не покупали простые горожане. Осталась самая преданная часть клиентов – альпинисты и путешественники. Впрочем, этот неприятный опыт еще больше убедил Богдановых в том, что ставку надо делать на качество. Тогда же стало ясно: в России не производятся качественные материалы.

Для начала в дружественной компании Богдановы нашли финские ткани, которыми заменили «лаке» Нарофоминского комбината. По мере того как открывались российские границы для зарубежных товаров, в изделиях BASK появлялись все более совершенная фурнитура, высококачественные ткани, прочные нитки. Но настоящий прорыв в качестве компания совершила тогда, когда научилась делать хороший пух.

Культура пуха

Российский пух, правильнее – пухо-перовая смесь, пожалуй, лучший в мире. Он высоко ценится зарубежными производителями, которые обычно называют его «сибирским» пухом. Дело в том, что пушинки у отечественной птицы очень крупные, хорошо развитые, упругие, ведь обитать ей приходится в более холодных условиях, чем, скажем, европейской или китайской. В одежде, как правило, используется пух водоплавающих птиц – утиный или гусиный; гусиный считается более качественным – он более теплый и упругий.

До недавнего времени преимуществами высокого качества российского пуха отечественным производителям воспользоваться не удавалось. Несмотря на то что у россиян давняя традиция носить одежду из пуха (известно, например, что Россия до революции была крупнейшим покупателем исландского гагачьего пуха), хорошо обрабатывать и промывать пухо-перовое сырье до недавнего времени здесь не умели.

Процесс обработки пуха состоит из двух десятков операций, требует дорогого оборудования и специальных моющих средств. А непромытый пух, даже самого высокого качества, быстро сваливается, хуже держит тепло и издает неприятный запах. Кроме того, в нем есть пыль, аллергены и клещи, невидимые невооруженным глазом, но неизбежные на любой водоплавающей птице. Раньше многие зарубежные компании закупали пухо-перовое сырье в России и вывозили его на обработку.

«Мы поставили себе задачу улучшить качество пуха и для сотрудничества выбрали каширскую фирму «Каригуз», которая производила пуховые подушки и одеяла. Мы завезли английские моющие средства и экспериментировали вместе с такими же энтузиастами, как и мы, из «Каригуза». Много пуха испортили, но результатов добились. Три года назад наш пух вышел на мировой уровень качества. Теперь его с удовольствием покупают многие известные иностранные компании, производящие свою продукцию на нашем рынке. BASK стал эксклюзивным продавцом такого элитного пуха в России», – говорит Сергей Богданов.

В разгар «китайского синдрома» Богдановы по приглашению своего друга, известного альпиниста-высотника Владимира Башкирова (погиб весной 1997 года на высоте 8000 м после восхождения на вершину Лходзе), поехали в Непал. Там, у подножия Гималаев, собирается вся мировая альпинистская элита. Богдановы были спонсорами российской экспедиции, где Башкиров был руководителем.

«Я прихватил с собой два рюкзака курток, – рассказывает Владимир. – Весь Катманду просто усыпан маленькими магазинчиками, где продают снаряжение, оставшееся после экспедиций. Там можно найти изделия самых известных марок outdoor. Мы предложили этим точкам свои куртки, и они купили их у нас по сто двадцать долларов, хотя дома мы не могли продать их и за шестьдесят».

Сегмент outdoor – одежды для экстремальных условий, – несмотря на специфичность, приносит хорошие обороты, так как в большинстве развитых стран популярен активный отдых.

Богдановы поняли, что их продукция в принципе конкурентоспособна. Был и другой полезный результат: альпинисты, попробовавшие российскую экипировку, могли сравнить ее с известными брэндами и подсказать, что нужно доработать и улучшить.

Самая серьезная претензия к продукции BASK заключалась в том, что она, хотя и была качественной, в чем-то оставалась кустарной. «Например, мы не могли сделать два абсолютно одинаковых экземпляра одной и той же модели, так как конкретную куртку производила одна швея, и поэтому куртка, пусть и в мелочах, но имела свой характер. Нормальная марка позволить себе такого, естественно, не может», – поясняет Владимир.

Для выхода на мировой уровень качества BASK нужны были западные технологии и культура производства продукции outdoor, которой никогда не было в России. Немного приблизиться к цели помог случай. Знакомая девушка уехала в США и устроилась работать швеей в известную outdoor-компанию. За несколько месяцев работы она досконально изучила изнанку американских изделий и, приехав в Россию погостить, рассказала о требованиях, оборудовании, сильных и слабых сторонах американцев.

Марка

Параллельно с повышением качества BASK работал над другой проблемой - брэндом. В конце 80-х-начале 90-х куртки, сшитые семьей Богдановых, охотно покупали независимо от того, какая бирочка к ним была пришита. А бирочки пришивались самые разнообразные, какие попадались под руку, главное, чтобы на них не было ничего на русском языке.

Однажды в квартиру, которая у братьев была и цехом, и офисом, постучались. Высокий дородный мужчина представился полковником КГБ. «Мужики, мне по секрету сказали, что вы тут куртки шьете. Мне шестьдесят второй размер нужен», – быстро заговорил он. Богдановы, конечно, обрадовались, что это только заказчик, куртку ему сделали, а на прощание спросили, как он их нашел. «У нас все поставлено, – приглушенно ответил тот. – Мы кого надо всегда найдем». Тогда Богдановы поняли, что их куртки узнают, их ищут. «Мы поняли, что нужна марка, чтобы наше качество работало на наше имя, а не на анонимную китайскую корону», – говорит Сергей Богданов.

Чтобы стать полноценной маркой, нужен был широкий ассортимент изделий. И Богдановы начали шить куртки с синтетическими утеплителями, штормовую одежду, термобелье, шапки, носки, гамаши, рюкзаки, спальники, палатки. Они поставили перед собой такую задачу: BASK должен научиться снаряжать любую обратившуюся к ним экспедицию с ног до головы. Поэтому, уже позже, они стали представлять в России и некоторые зарубежные марки – это касалось снаряжения, которое не производится в России, но необходимо в путешествиях.

Следующим шагом Богдановых стал собственный магазин, который они назвали «Активный отдых».

«Мы хотели, чтобы все знали: если нужно что-то для путешествия, неважно, на Эверест или в соседний лес за грибами, то все можно купить в одном магазине, – рассказывает Сергей Богданов. – А наши партнеры, особенно с периферии, и распространители хотели брать у нас только то, что хорошо продается. Но наш опыт показывает, что когда в магазине есть все – от специального белья и скальных туфель до палатки и веревки, – найдется покупатель на все позиции, и ходовой товар пойдет еще интенсивнее. Мы поняли, что нельзя идти на поводу у покупателей – нужно самим формировать рынок».

В 2001 году BASK открыл собственное турагентство, которое организует экстремальные путешествия по России и странам СНГ.

Наконец, наблюдая за своими западными конкурентами, Богдановы заметили еще одно направление работы над брэндом. Они увидели, что компании – лидеры outdoor спонсируют самые крутые национальные экспедиции и таким образом доказывают свою состоятельность, делают марку более известной в своей стране. Ведь путешественники не наденут то, что им не нравится, в чем им неудобно. BASK последовал этому примеру и стал одевать российских альпинистов и путешественников. Первую экспедицию он одел еще в 1991 году (Антарктида), а в 2002 году снарядил уже более двадцати экспедиций.

Капкан аутсорсинга

К 1998 году дела BASK пошли настолько хорошо, что компания решила расширить собственные производственные мощности. Как раз в то время рязанскую фабрику, на которой BASK размещал заказы, покинул ее совладелец-итальянец. «Российские хозяева фабрики «Пять звёзд» Валера и Елена Фисенко предложили нам стать совладельцами предприятия. Мы согласились, хотя валютных вложений на покупку оборудования пришлось делать очень много. К осени девяносто восьмого мы очень хорошо подготовились - склады ломились от продукции», – рассказывает Сергей Богданов.

«Когда произошел дефолт, Сергей был в Германии на выставке, – подхватывает Владимир. – Курс доллара был шесть. Я звоню, говорю: курс восемь. Там паника. Через день звоню, говорю: курс шестнадцать. Все успокоились, стало интересно, что дальше будет. Да и я расслабился: думаю, разоримся – наконец-то можно будет отдохнуть».

Однако 1998 год оказался для BASK одним из самых прибыльных. В Москве к тому времени уже было много магазинов, ориентированных на качественную импортную одежду спортивного стиля. А иностранные поставщики побоялись везти сюда свои осенне-зимние коллекции, магазины остались без товара. Тут продукция BASK оказалась очень кстати. В результате Богдановы продали все, что было у них на складе. Причем по прежним, долларовым, ценам – только курс держали на пару рублей ниже, чем ЦБ. И хотя в долларовом эквиваленте оборот компании не увеличился, из-за сокращения накладных расходов прибыльность резко возросла.

После дефолта иностранцам опять стало выгодно производить в России, и фабрика «Пять Звёзд» стала (кроме заказов марки BASK) выполнять заказы по аутсорсингу для двух известных немецких компаний. Частично сыграло роль желание подстраховаться на будущее – все-таки кризис серьезно испугал. Но в большей степени привлекала возможность приобщиться к западным технологиям. У ребят из «Пять Звёзд» и до этого времени был уникальный для России опыт выполнения иностранных заказов от самых известных марок (итальянец брал заказы на Западе). Изделия BASK сильно улучшили качество благодаря совместной кропотливой работе специалистов BASK и Рязанского производства.

Четыре года рязанская фабрика работала, параллельно выполняя свои и чужие заказы. При этом Богдановы чуть ли не сразу начали убеждать соучредителей предприятия постепенно сокращать объем работы по аутсорсингу. Психологически это было очень сложно сделать.

«Представьте, дает иностранная компания заказ на двадцать пять тысяч курток одной модели. Один раз запускается процесс, и три-четыре месяца шьется одна модель. Менеджерам делать нечего, красота, – рассказывают предприниматели. – С нашими собственными моделями всё гораздо сложнее. У нас сто двадцать моделей. На одну линию приходиться до сорока моделей в год, каждую из которых надо выполнить в полутора тысячах, реже в трех тысячах экземпляров. При этом конструкции у нас намного сложнее, времени на каждое изделие нужно больше».

В 2002 году фабрика выполнила последний чужой заказ. Отказ от аутсорсингового допинга проходил очень трудно. Богдановы поставили себе задачу вдвое увеличить оборот, загодя купили больше материалов, разработали модели, увеличили арендованные площади, набрали людей. Но не вышло – произошел обычный рост, на 40%. Возможно, не была готова к такому развитию событий служба сбыта.

«Сейчас все-таки BASK удается выйти на тот уровень, который мы запланировали два года назад, – говорит Владимир. – Производства полностью заполнены заказами BASK. Мощностей опять не хватает! Будем работать по аутсорсингу, но только с другой стороны».

Отказ от аутсорсинга был стратегически верным решением, хотя казался очень рисковым. Сейчас зарубежные компании начинают «давить» российские предприятия. Говорят: вот куртка, мы можем платить за нее семь долларов. Предприятиям невыгодно, они ничего не зарабатывают. А деваться некуда. Они заточены именно на выполнение чужих заказов, ведь собственных брэндов у них нет. Так они попадают в капкан аутсорсинга.

Альтернатива Китаю

Три года назад BASK решил попробовать на прочность и международный рынок. Правда, в 2000 году, когда он впервые участвовал в крупнейшей европейской выставке Outdoor в городе Фридрихсхафене, его просто не заметили. «На нас смотрели с сомнением: Россия, медведи, мафия и так далее», – рассказывают Богдановы. Они проанализировали ситуацию и пропустили 2001 год. За это время они, во-первых, нашли партнеров-дилеров, с которыми не боялись бы иметь дело серьезные западные компании. Во-вторых, с августа 2002 года начали участвовать во всех возможных выставках – в Германии, Швеции, Англии, Канаде и Норвегии. Ровно через год, на выставке Outdoor этим летом, Богдановы с удовлетворением отметили: их знают все крупнейшие игроки на этом рынке.

«Когда мы показывали нашу продукцию иностранным дилерам, они не могли поверить, что изделия такого высокого качества производятся в России, – рассказывает руководитель отдела экспорта BASK Илья Асриэли. – Представители компании Pertex, которая производит высокотехнологичные ткани, а ее клиентами являются практически все мировые брэнды, сказали нам, что по показателю цена-качество в Европе нам равных в пуховых изделиях нет».

Цена изделий BASK на 20-30%, а то и на 50% ниже, чем у ведущих зарубежных производителей, при аналогичном качестве и технологиях. Кстати, сейчас мало кто из мировых компаний оставил производство на Западе – это Feathers Friends, Arxterix (США), Rab (Англия). Остальные обосновались с производством в Юго-Восточной Азии, что негативно сказывается на качестве. Соответственно продукция BASK «азиатскую» продукцию по качеству превосходит, а цена у нее примерно такая же.

Неудивительно, что продажи BASK на Западе быстро растут. За прошлый год только у скандинавского дилера – компании Akzo – количество магазинов, желающих торговать продукцией BASK, выросло до двадцати. Если учесть, что в этом регионе продукция outdoor традиционно востребована в силу менталитета и климата, а значит, рынок максимально насыщен, цифры эти очень внушительны. И если начал BASK с оборота в 50 тыс. евро, то через два года, как полагают в Akzo, он достигнет миллиона.

Успешно продают пуховки BASK английский и канадский дилеры. Начиная с этой зимы BASK намерен пробовать на прочность рынок США. «Честно говоря, мы не ожидали такой встречи, – говорит Владимир Богданов. – Вообще мы ориентируемся на российский рынок и собирались на всякий случай пятнадцать процентов оборота делать за рубежом. Но если продажи будут расти такими темпами, боюсь, скоро возникнет перекос, придется на буржуев работать».

Гендиректор BASK считает, что сейчас для его компании, как и для России в целом, сложилась благоприятная ситуация на мировом рынке. Весь мир давно проиграл Китаю в дешевой массовке. Но у большинства китайских предприятий есть проблема – низкая степень автоматизации производства. А от этого страдает качество. С другой стороны, восточноевропейские страны вступают в Евросоюз. Это значит, что они будут вынуждены ввести минимальный размер оплаты труда и довольно большой социальный пакет. То есть многим восточноевропейским компаниям станет невыгодно производить на местах. «России надо этим воспользоваться, – говорит Владимир Богданов. – Рабочая сила у нас дешевле, чем в Европе. Нашим предприятиям надо покупать дорогое оборудование и делать качественные вещи. Лет десять у России еще есть, я думаю».

На вершине пирамиды

Все-таки основную часть оборота BASK дают продажи в России. Здесь, хотя и лет на восемь позже, чем этого ожидали Богдановы, начал развиваться активный отдых. Поднялся уровень жизни россиян, многим из них уже надоело валяться на пляжах Турции и Египта. Состоятельные люди все чаще предпочитают индивидуальные туры, связанные с активным, часто экстремальным отдыхом.

«Наш клиент – это средний класс, – определяет целевую аудиторию Сергей Богданов. – Это очень образованный и требовательный покупатель. Прежде чем сделать покупку, такой человек долго изучает аналогичные предложения в Интернете или в специализированных журналах. Его нельзя обмануть, он не воспринимает массовую рекламу. Он думает и размышляет. Он активен, бывает на Западе, видит, как там живут, и хочет жить так же». BASK старается по максимуму использовать это стремление.



Российский пух, пожалуй, лучший в мире. Но до недавнего времени преимуществами его высокого качества отечественным производителям воспользоваться не удавалось.

Сейчас, применяя наработки для экстрима, компания развивает новое направление – массовую одежду. Для этого Богдановы запустили младший брэнд – BASK City, под которым будут выпускать одежду для городских условий. Скажем, утеплители в такой одежде рассчитаны не на полярные, а на обычные холода, а ткани – на трение не о скалы, а, возможно, о стену вагона метро. При этом модели BASK City будут дешевле, чем аналогичные предложения зарубежных компаний.

«Любой бизнес – это пирамида, – объясняет Владимир Богданов. – Её вершина – это высшие достижения компании и ее топовые модели, а основание – это массовый рынок, то, на чем компания зарабатывает деньги. Вершина создает образ, имидж, помогает продавать серийную продукцию, а основание дает средства для дальнейшего развития. С вершиной у нас все в порядке. Сейчас мы начинаем спускаться к основанию».

Есть у BASK и новое направление развития «на вершине» – брэнд LMA для сноуборда. «Мы решили не трогать горные лыжи, а взять молодежное направление, сноуборд, – объясняет Александр Селиванов, брэнд-менеджер, создатель и основной вдохновитель LMA. – Ведь сноуборд – это одно из самых динамично развивающихся и модных направлений активного отдыха. К тому же за рубежом горные лыжи - насыщенный, стабильный рынок, чего о сноуборде сказать нельзя. То есть с этой линией у нас больше шансов выйти на западные рынки».

У только что появившейся коллекции уже есть достижения: в экипировке LMA Рикард Сэндлинг выиграл чемпионат Швеции 2002/03 года по сноуборду в дисциплине half-pipe, a Оскар Ландстром в одежде российского сноубордического брэнда победил в чемпионате мира среди юниоров в дисциплине across.

Ежегодно в ассортименте BASK появляется несколько новых моделей, а уже существующие постоянно тестируются и усовершенствуются. Для этих целей в компании создан экспериментальный цех, где работает двадцать человек. «Такую роскошь позволяют себе не многие даже самые известные компании», – с гордостью сообщают в BASK. Ведь только 20% двадцать процентов из того, чем занимается цех, в конечном итоге идет в производство, все остальное так и остается экспериментами.

Отдельный предмет гордости Богдановых – это конструкторы экспериментального цеха. «Ни одно учебное заведение страны не выпускает специалистов нужного нам профиля, – говорит Владимир. – Мы набрали совсем молодых девочек, закончивших Академию лёгкой промышленности, сами обучили их тому, чему смогли, они росли вместе с маркой BASK, и сейчас, через семь лет, лучших конструкторов outdoor, думаю, нет в стране. Они наш золотой фонд».

Журнал «Эксперт» №41 (394) от 03 ноября 2003 года

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!