8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

Великая и прекрасная. Отчет об экспедиции Евгения Басова.

Представляем вашему вниманию очень интересный отчет об экспедиции Евгения Басова в апреле 2012 года по реке Великая на Чукотке. Евгений всегда пишет очень душевно и подробно как о самих экспедициях, так и о работе снаряжения. Это может оказаться весьма полезным тем, кто собирается посетить Чукотку или другие места, где уже побывал в экспедициях Евгений Басов с друзьями.
§ 1. «Чумачечая весна» В то время когда во всей России южнее 60 градуса северной широты наступает весна и температура воздуха поднимается выше 0 градусов, Чукотка еще продолжает находиться в крепких объятиях зимы. Апрель самый подходящий месяц для лыжных походов в этих краях. Солнце уже светит большую часть суток, а температура редко опускается ниже 30 градусов мороза. Конечно, нельзя забывать об апрельских пургах, но они, как правило, быстротечны и в последние годы редко продолжаются более 2 суток. В общем в апреле мы: я (33 года, гос.служащий в социальной сфере), Сергей (30 лет, работник культуры), Александр (27 лет, гос.служащий в социальной сфере) и пёс Локи (3 года, мой пёс), собрались в лыжный поход в район реки Великой и хребта Рарыткин По первоначальному замыслу был запланирован горный участок маршрута (ок. 50 км.), с восхождением на гору Цирк и равнинный участок (ок. 150 км.) по реке Великая. Великая в нижнем течении очень живописная река, обрамленная с северной стороны Рарыткинским хребтом, а с южной стороны низменностями, которые были бы бесконечными если не увалы, которые впрочем зимой сливаются с низменностью в единое целое. Ближе к горам кустарники, которые растут исключительно вдоль рек, приобретают характер рощ, в которых отдельные экземпляры деревьев достигают 10-12 метров. В планы входило и наблюдение за горными баранами, обитающими в горах, и посещение артефактов советского геологического прошлого, а также охота и рыбалка. Однако действительность внесла свои коррективы. § 2. «Подготовительная группа» Ожидание праздника, как известно лучше самого праздника. За месяц до похода, о чем ты не думал, чем бы не занимался, все равно мысли скатываются в воронку походной тематики, надо сделать тысячу и одно дело и не забыть это и это, хотя вот это можно оставить дома а взять вон то и то. Карты уже затерты глазами до дыр. Главный вопрос, который возникает – сколько брать еды и на сколько идем? Рассчитываем по максимуму – 3 недели, хотя понимаем, что вернемся раньше. В вопросах еды стараемся максимально сбалансировать углеводо-жиро-белковый рацион. Но сказывается отсутствие совместных длительных походов. Правильно все равно не рассчитали. Александр новый человек в команде. Его участие в походе, оставалось под вопросом до последнего момента. Старт похода совпал с отчетным периодом на работе и мы рассматривали варианты его дополнительной заброски в точку «Х», в который бы мы с Сергеем его ждали. Авантюрность этой ситуации была очевидна всем и в последний момент руководитель организации в которой работает Саша дал добро на его более ранний выход в отпуск. С другим же экспедиционером, Сергеем, вообще произошел трагикомический случай. В силу различных обстоятельств заявление на отпуск он написал в последний момент, но начальник его организации добро на отпуск не дал. Как истинный офисный самурай, он рубанул катаной и крепким русским словом трудовые узы и самовольно ушел в отпуск. § 3. Простые вещи. Буду банален, но все таки скажу, что одним из «трех китов» любых походов является экипировка. После серии непродолжительных зимних походов я нашел таки оптимальный вариант зимнего снаряжения. Основа: полартековское термобелье бренда НПФ БАСК Explorer Hood V2 (+ пара запасного "GREENWICH" того же производителя). Быстро выводит влагу от тела, теплое, быстро сохнет при намокании прямо на теле. Первейшая вещь, которую необходимо брать в зимние походы. Термобелье становиться второй кожей, т.к. снимать его приходилось очень не часто. Носки: 3 пары обычных вязанных шерстяных носков. Тут я не изобретал велосипед и не пытался экспериментировать с технологичными носками. Про шерстяные носки, думаю подробно рассказывать не стоит, все и так понятно. Брюки: легкие немецкие мембранные брюки с лямками купленные в интернет магазине с пометкой «товары со складов НАТО». В этих брюках я шел на лыжах, когда температура поднялась до – 15. Вторые немецкие мембранные брюки-самосбросы с флисовой отделкой с тех же «натовских складов» использовались при двадцати-тридцати градусных морозах, а также на привалах в более теплое время. Брюки-самосборсы очень полезная вещь вообще и в зимних условиях в частности – позволяет быстро утеплиться не снимая обуви. Единственный минус мембранных брюк, да и в целом мембраны – на морозе работает только если она сухая. При отведении влаги (интенсивная лыжная ходьба к примеру) при низких температурах мембрана начинает вставать колом. Утро начиналось с разминания брюк, ибо они стояли как в том анекдоте, как томагавки. Сергей же таким образом разминал свою куртку («LMA»). С другой стороны уже при нулевой температуре, к примеру в нагретой палатке, они начинают сохнуть. Третьи штаны, которые я взял с собой были обычные ватные штаны. Их я планировал использовать во время рыбалки, одевая поверх мембранных брюк. Надежды большой я на них не возлагал, но они пригодились в 30 градусные морозы, когда мембранные брюки замерзли. Минус их очевиден при намокании, достаточно встать коленом на снег, что приводит к их намоканию. После чего использовать их можно лишь высушив в балке у печки. Поэтому дойдя до очередного балка я их без сожаления там и оставил. На тело, после термобелья, одевалась флисовая куртка, которая также отлично, как и полартек выводит влагу и быстро сохнет. Во время ходьбы на лыжах я использовал легкую мембранную куртку, на которую во время стоянок одевал теплый пуховик YAMAL (бренда НПФ БАСК, коллекция "За Полярным Кругом"). Что касается последнего, отзыв будет только восторженным – не мокнет, не продувается, многофункционален (13 карманов). При низких температурах я брал его с собой в палатку, как подстилку для собаки. Утром он естественно был весь в инеи. Но не промок, не напитался влагой. В дальнейшем я его оставлял просто на улице. Своих тепловых качеств он не потерял. За свой солидный вес (ок. 3 кг.) и функциональность я его окрестил бронежилетом. Морозы с ветром в нем не страшны – проверено на себе. С шапкой я сильно не заморачивался. На мне была легкая шерстяная шапка из шерсти ламы альпака, которая продувается уже при среднем ветре. Из плюсов могу отметить удлиненную переднюю часть шапки, т.е. шапка одевается до бровей, что при ходьбе без очков в весенний период создает эффект козырька. Не брал солидной шапки еще и потому что термобелье у меня было с капюшоном, который к тому же был и на всех куртках. Я вообще пришел к выводу, что при наличии хорошего капюшона, шапка вообще не нужна. Также с собой я взял подшлемник Thor V2 (тоже от НПФ БАСК), который, впрочем, надевал пару раз только во время пурги и сильного позёмка. Одна из самых важных вещей в весенний период – это солнцезащитные очки. По закону жанра на второй день похода дужка держащая стекло в очках лопнула. Но благодаря тому, что очки пластиковые я просто периодически поправлял стекло в стеклодержателе. Вместе с очками я брал горнолыжную маску, которую одевал во время сильного поземка. Визор в маске желто-оранжевого цвета, от чего настроение при её ношении резко повышается. Глядел на мир через оранжевые очки. Без очков даже в пасмурную погоду очень легко потерять зрение. Сколько бы не говорилось на эту тему все равно найдутся люди, которые будут ходить без очков. Вот и Александр, не смотря на то, что мы рассказывали поучительные истории про товарища, который в прошлом году «заработал» ожог роговицы глаза, пару дней очки не надевал. Как следствие у него резко ухудшилось зрение. Надо отметить, что Саша был в нашем походе был единственным зрячим: у меня зрение -5, у Сергея -2. Через день после ношения очков зрение восстановилось, после чего очки он больше не снимал. В силу того что зрение у меня мягко говоря не важное для похода я приобрел комплект линз-однодневок, которые были самым ценным моим грузом. Чтобы не замерзла жидкость в линзах весь комплект приходилось постоянно носить во внутренних карманах, а на ночь класть в спальник. Первые два дня я как и полагается менял линзы каждый день, но уж больно хлопотное это дело в 20 градусный мороз в палатке. Поэтому иногда я в них ходил и по два дня. Рукавицы. 90% похода я ходил в пуховых перчатках фирмы «Columbia», теплые, не продуваемые и удобно в них работать на морозе. Большие пуховые рукавицы BROOKS-D V2 (НПФ БАСК), надевать пришлось всего пару раз когда поднялась холодная низовая пурга. Обувь. Норвежские лыжные ботинки «Madshus» с утеплителем на шнуровке и закрывающей ее мембранной на молнии показали себя с неплохой стороны. При ходьбе нога не мерзнет в любые морозы ( ходил я в них и в – 40). Однако при интенсивной лыжной ходьбе нога начинает потеть и в этом случае на привалах находиться в них более 30 минут уже не безопасно. Ноги мерзнут капитально. Из минусов могу отметить, что наличие изогнутой молнии, да и вообще молнии создает дополнительную мороку при застегивании на морозе. И очень слабые верхние крючки для шнурков, один из которых я оторвал. Основной обувью на привалах и дневках у меня были американские резиновые ботинки «Bunny boots», созданные еще в 50-х годах для американской армии. Ботинки тяжелые каждый весит ок. 2 кг. Структурно они состоят из двух резиновых слоев наплоенных войлоком, шерстью и воздухом. В силу того что они резиновые, они не промокают. При активном потоотделении внутри скапливается конденсат, который удаляется при помощи салфетки или полотенца и замены носков. В отличие от своих коллег, один из которых был в кабеласах (кожа замерзала ночью), а другой в войлочных высоких сапогах (чувствительны к намоканию), у меня не было проблем с надеванием ботинок по утрам. Завершающей частью моей экипировки были гамаши Matterhorn (НПФ БАСК). Открыл их для себя этой зимой. Вещь изумительная. Спасали от попадания снега в ботинки и отличные утеплители голени. Спальник. Пуховый спальник Karakoram-850 FP-M (НПФ БАСК). Расчетные эксплуатационные данные: режим «экстрим» -44. В указанной температуре ночевать не приходилось, но в -30 в нем чувствуется вполне комфортно. Исключение составляет лицо, в которое при температуре ниже -25 по утрам начинает «задувать» холодный воздух. Именно «задувать», хотя ветра в палатке или в балке нет. Ощущение такое, что включают вентилятор, который гоняет холодный воздух. Выход - либо наглухо задраивать головное отверстие, либо спать в подшлемнике или маске. Утром спальник покрывается инеем и перед его упаковкой в компрессионный мешок необходимо тщательно очищать от инея и влаги. В противном случае через несколько дней, перед тем как в него лечь, вам придется несколько минут его расправлять. Но не смотря ни на что внутри спальник остается сухим, что особенно радовало при низких температурах. Спальник я стелил на два коврика: одна обычная пенка, и второй самонадувающийся коврик (1,5 см.). Холода от земли не чувствовалось, зато если какая-либо часть спальника задевала холодную стенку палатки или сползала на пол «прожигало» моментально. § 4. Не простые вещи. Оборудование представляло из себя следующий комплект: Газовая горелка «Кovea» (Корея) - 2 шт. со шлангом для газоподачи и цанговые газовые баллоны – 28 штук, из которых использовали 20. На мой взгляд, для зимы горелки со шлангом самый оптимальный вариант: газовый баллон можно нагревать в руках, или ставить на крышку кастрюли при варке. Еще один плюс горелки – ее компактность, я ее носил в пол-литровой металлической кружке. Слабое место горелки только одно – шланг, который при сильных морозах становится хрупким. Но если подготавливать горелку к работе без фанатизма и спешки, то нормальная работа ей обеспечена. Газорасход в день составлял 1,5-2 баллона. Это количество тратилось на приготовление завтрака, ужина и заполнения 3 термосов (2 штуки по 1 литру и 1 на 1,8 литра). Газовая лампа (Китай) – 2 шт. Двоякое отношение у меня к этому прибору. С одной стороны и светит и греет, с другой стороны требует очень аккуратного обращения, особенно в палатке, ибо можно либо обжечься, либо пропалить палатку. Вдобавок очень хрупкая колба. По итогу похода обе лампы остались в балках, т.к. эти самые колбы треснули от перепадов температуры. Наиболее полезна лампа в балках, когда надо освещать большое пространство и её можно подвесить к потолку. Палатка – 2 штуки. Двухместные Ferrino «Blow lite» (Италия) и «Nova tour» (Россия). Технологическое преимущество фериновских палаток перед остальными уже доказано давно. В отличие от новотуровской палатки, которая была большего размера, количество изморози на порядок меньше. В первую очередь, это достигалось за счет сетки в верхней части полога. Палатка новотур – «глухая». Единственным вариантом уменьшить в ней конденсат – открывать москитную сетку, расположенную по периметру входов. Но в это случае начинает тянуть по полу. Палатки отлично показали себя в пургу и морозы. Из существенных минусов обеих палаток (они объективны для данных условий) – индевение палаточных дуг, что приводило к их смерзанию. Приходилось руками или дыханием оттаивать стыки дуг, чтобы их разобрать. Также на морозах не выдерживает резинка внутри дуг. Она вытягивается и если на кончиках дуг нет съемного колпачка для их подтяжки, то соединить две секции дуги становится проблематичным. GPS навигатор «Garmin GPSmap62s» и 10 комплектов батареек «Duracell turbo». Комплекта батареек хватает на день – полтора. Можно увеличить срок до 2 дней если в карман с навигатором положить каталитическую грелку. У меня была с собой ковеевская грелка, но толку от одной грелки не много. На ночь иногда кидал ее в спальник но особо согревающего эффекта я не заметил. Для спальника я думаю нужно использовать 3-4 грелки, чтобы получить ожидаемый эффект. Костровое оборудование. Ножовка «Fishker» с заточкой для распила сырых дров. Компактная, быстро пилящая и легкая ножовка. В сложенном виде 35 сантиметров. Отлично работает для пропилки просеки в кустарнике, на распиле небольших чурок в балке. При пилении не требует особых усилий и при известном количестве терпения можно без усталости ею работать час к ряду. Второй пилой была ручная цепная. Также компактна, в сложенном виде представляет из себя коробку 11х5,5х4,5 см. Пилит все что угодно, бревна, доски и т.п. но требует значительных физических усилий. За 10 минут работы такой пилой можно отлично накачать «банки», крылья и спину. Только разгибаться тяжело после такой работы. Можно использовать как отличный разогреватель при замерзании. Уже через 5 минут работы даже у сильно замерзшего человека выступает пот. Маленький топор «Fishker», как и пила и другие вещи этой фирмы, почти безупречен. Однако уже на 5 день похода при рьяном использовании пластиковая ручка отказалась быть монолитом с топорищем. Следующие дни в расщеплении дров участвовал только нож. Основной кастрюлей была широкая бадейка на 2,5 литра, что вполне хватало для приготовления пищи «от пуза» для 3 голодных экспедиционеров. Также использовали литровый котелок и литровую металлическую кружку, для растопки воды и приготовления чая. Бур «Mora»(Швеция). При упоминании о его существовании у меня сразу возникает печальная улыбка. Вес этого агрегата 6-7 кг. Брали его на рыбалку для пополнение рациона. Однако использовать его пришлось 2 раза, первый раз по пути забурились на реке для забора воды, ну а второй раз я забурил его в дно. Речка промерзла. И пришлось этот нехитрый механизм тащить балластом почти весь путь. Ружье ТОЗ-34 и 25 патронов. Не самая лишняя как оказалась вещь. Так как охотники из нас еще те, факт что Сергей сумел добыть 2 куропатки, уже был маленьким чудом. Но брать его надо было обязательно, так как в середине апреля медведь уже выходит из берлог и встреча с голодным косолапым крайне неприятное явление. Основной груз мы везли на пластиковых волокушах. Трех маленьких ок. метра в длину и одних больших (1,2 метра). В идеале волокуши у всех должны быть одинаковыми. Большими. Так как маленькие приходилось нагружать чуть ли не в три слоя, до 60 см. в высоту, что тут же сказывалось на их остойчивости. Но к сожалению приобрести удалось только одни большие волокуши. Мелочевку и термосы везли в штурмовых 40-45 литровых рюкзаках. Упакован груз был в пропиленовых мешках, 120 литровом рюкзаке «Анаконда» (Баск) и 120 литровом чехле для рюкзаков (Баск). Использование рюкзака в качестве упаковки в зимних условиях не рационально. Во-первых, сам рюкзак весит под 2 кг., во вторых его упаковка требует более длительного времени, в-третьих быстро достать вещь из такого рюкзака также проблематично. Вещи лучше упаковывать в мешки, желательно, если позволяют волокуши в два или три. С разбивкой груза по предназначению. Наилучшим вариантом упаковки, на мой взгляд, был чехол для рюкзаков от баска. Он объемный – 120 литров, и на нем присутствуют шнурки-затяжки, что позволяет быстро производить сборку-разборку вещей. Лыжи: пластиковые «Fisher» ширина 5 см., крепление «Rotofello», с рефленной подошвой. Хорошие лыжи, больше и добавить нечего. § 5. Продовольственный мешок. В начале похода все продукты мы складировали в один пропиленовый мешок. Крупы и сухие смеси мы хранили в пластиковых бутылках. Вот список продуктов взятых в поход: рис – 2,5 литра гречка – 3 литра Пшено – 2,5 литра Овсянка – 2,5 литра Сухая картошка – 2,5 литра Макароны – 1,5 литра Сухофрукты (чернослив, курага, изюм, яблоки) – 2 кг. Сушенное мясо – 3 кг. Печень трески – 3 банки Шоколад – 4,5 кг. Сахар – 2,5 л. Сушенная рыба (для собаки) – 3 кг. Сгущенное молоко – 1,5 кг. Сыр – 3 кг. Сало – 1,5 кг. Соль, специи – 1 кг. Соус – 1 бут. Спирт (70 град.) – 0,7 л. «Доппинг Абалакова» (коньячно-шоколадно-лимонная смесь) – 1 л. Сухари – 4 кг. Печенье, галеты – 3 кг. Суповые смеси – 3 кг. Сухие сливки – 2,5 литра Чай – 4 пачки Какао – 3 пачки Пеммикан (для собаки) – 0,5 кг. Свинной жир (для собаки) 1 кг. Масло растительное – 0,5 л. Уксус – 0,2 л. Сигареты – 12 пачек Яйца варенные – 6 шт. (к Пасхе) В идеале в зимних походах нужно формировать ежедневные упакованные рационы (наподобие авиазавтраков), дабы избежать излишнего расхода продуктов в походе и упрощения процесса упаковки. Режим питания у нас был следующим: завтрак в 7-30 утра. Каши с сухофруктами, чай, сыр, печенье или сухари. Днем несколько перекусов: чай с шоколадом/печеньем, разводные супы с салом и сухарями. Отлично «работает» витаминный напиток – таблетки быстрорастворимого витамина С. Отлично утоляет жажду и вкусен. На ужин 19/20-00 каши/картошка с мясом/печенью трески, чай, печенье/шоколад. Излишний расход продуктов у нас появился на дневках в балках. В длительных походах, как описывают мэтры туризма просто необходимо назначать должность завхоза, в задачу которого входит раздача и контроль продуктов в походе. Практика показала истинность этого постулата. Кажущееся обилие продуктов в начале похода приводит к бесконтрольному их употреблению. Особенно «вкусностей» наподобие печенья, сгущенки, шоколада. Взять продуктов в пеший поход, столько чтобы себе не в чем не отказывать невозможно. Резко увеличивается вес. Поэтому поход это в первую очередь экономия и самоограничение. В нашем случае мы быстро уничтожили запасы печенья, сахара и сливок. С чаем вообще получился недобор и его экономия началась с самого начала похода. Впрочем, к ограниченному количеству еды быстро привыкаешь и организм перестраиваться на трехразовое или двухразовое питание. Избитая мудрость, что на свежем воздухе всё вкуснее, в условиях похода усиливается в разы. Не только все вкуснее, но и требовательность к еде значительно сокращается, сводясь к одному – еда должна быть горячей. Но несмотря на небольшое разнообразие продуктового мешка мы иногда включали свою гастрономическую фантазию на полную катушку: мороженная жаренная картошка с сосисками, мороженный жаренный лук на масле со специями, оладьи из омлетной смеси с картофельными хлопьями, Двойная уха (сиг и щука), гренки в томатной пасте со специями на растительном масле, куропатка с гречой, компот из сухофруктов. Но все кулинарные изыски были доступны лишь в балках. В палаточных условиях не до изысков. Важной составляющее частью пополнения продуктового мешка, стало вынужденное «продуктовое рейдерство» по балкам. По традиции уезжая из балка рыбаки, охотники оставляют в нем излишки продуктов: крупы, хлеб, чай, консервы и т.п. Поняв на определенном этапе похода, что у нас возникает дефицит, мы организовали «рейдерство» и стали обладателями 6 булок хлеба, чая, сахара, макарон и т.п. § 6. Анализируй это Самое трудное в любом походе, если это не соло-поход – совместимость и совместное общежитие. Собираясь в поход, каждый рисует в своем воображении свой идеальный поход. Это тот единственный поход, который турист никогда не пройдёт. Первые два-три дня максимум, эйфория. «Я не в городе!», или «Я в тундре!», «Это случилось!» (если долго к походу готовились). В группе царит всеобщее радостное возбуждение. Многие бытовые нюансы не замечаются. Затем впечатления притупляются, наступает походная рутина. Масса одинаковых ежедневных действий. Потому как любой поход это по большей части долгая монотонная работа. Работа и испытание себя. Через силу. Будь то сплав, лыжный поход или пеший маршрут. Это только кажется, что вы вместе будете преодолевать трудности. Вы будете вместе находится в одной географической точке, но оставаться наедине с собой вы будите большую часть маршрута. Я никогда так долго не был наедине с собой, как в походах. В лыжном походе вам будет сниться лыжня, спина друга или белая бесконечность и лишь короткие мгновения привалов вы будите общаться. Такая же ситуация и на сплаве и в пешем походе. Слушать рассказы бывалых, разглядывать фотографии мест в которых они побывали очень интересно и захватывающе. Но никто вам не будет рассказывать, как он 6 или 8 часов к ряду шел с волокушами уткнувшись взглядом в снег, а в голове звучали обрывки песен – одна две строчки не больше. Причем всегда самые нелепые: «Ветер с моря дул, ветер с моря дул», «Бухгалтер, милый мой бухгалтер» и все в таком духе. На протяжении многих и многих часов. Просто мозг, самый энергозатратный орган, переходит в режим энергосбережения и начинает выдавать 1-2 битную информацию. И этот ветер, который с моря дул, или всегда милый бухгалтер вас настолько раздражают, что вы забываете про усталость и окружающую среду. Никто вам не расскажет и не покажет фотографий самых трудных дней, потому на то они и трудные что не до фотографий. Любой уважающий себя турист делает выжимку при рассказе о походе. Зачастую превращающуюся «А вот еще у нас был случай в таком то походе…». Группа должна быть примерно одинаково физически подготовлена. Ибо скорость движения определяется ее последним участником. Технически новичка подготовить не трудно, особенно если он стремится к этому. Но вот в походных условиях развить в человеке выносливость и темпоритм группы невозможно. Важная деталь в походе понимание того, что отдых здесь возможен практически исключительно во время сна. Всегда приходится что-то делать. Готовить, колоть дрова, носить воду, устанавливать палатку и если кто-то будет халтурить, вся работа перекладывается на других участников, что в дальнейшем приводит к раздражению и конфликтам. И выполнять обязанности нужно без подсказок, напоминаний и своевременно, то есть сразу. Еще один момент, который я подметил в походах, это умение проходить обратный путь не как Наполеон при Березине, а как часть маршрута. У многих возникает маниакальное стремление, во чтобы то ни стало и немедленно попасть домой. А ведь обратный путь это ведь тоже часть путешествия. И вот вы уже добрались до города, и настал момент прощания. Он всегда какой-то нелепый, скомканный, с желанием быстрей бы уже добраться до дома, уже и видеть то не хочется человека/людей, с которым 2-3 недели делил одну палатку или балок. Наверное срабатывает момент психологической усталости. Но пройдет день и самый трудный поход становится историей, и снова хочется взять рюкзак и шагать, плыть или ехать на край света. Обязательно на край, потому что здесь, то ты все уже видел. А край света он у каждого свой. За городом, за соседней сопкой, за тысячу километров… И край этот постепенно расширяется. Сроки походов увеличиваются. И ты понимаешь это болезнь. Вавилон, в котором ты живешь это всего лишь перевал база перед следующим маршрутом. § 7. Дневник путешественника. 31 марта По договоренности с ребятами из анадырского клуба внедорожников «Чукотский след», а заодно и хорошими нашими друзьями нас должны были забросить двумя лендкрузерами в район острова Заячий на реке Великая. Очень быстро весть о том, что мы едем на Великую разнеслась по друзьям и знакомым. Так что выезжали мы уже в заполненных народом и вещами машинах. К тому же в последний момент появилась и третья машина «УАЗ». Поэтому даже сама заброска выглядела как отдельное туристическое мероприятие. Выезд из города состоялся в 14-20. Дорога – зимник Анадырь - Марково, до Онемена почти идеален. В нескольких местах переметы. Машины поочередно садятся, но ничего серьезного. Движение вперед продолжается. Пройдя эстуарий Великой, залив Малый Онемен, зимник уходит в сторону реки Анадырь, а нам надо поворачивать налево. Пытаемся пробиться не получается. Много снега. Выходим на левый берег Малого Онемена пытаемся идти по тундре. Снега кажется еще больше. К 20-00 понимаем что всё, и разбиваем лагерь. От города по зимнику прошли 62 км. «УАЗ» и один лендкрузер уезжают в Анадырь. Команда другого крузака: водитель Иван, штурман Дмитрий, остаются нас провожать до завтра. Мы разбиваем палатки и проводим первую ночь «в походе». Температура -31 градус. Координаты: N 64.41.419; E 176.26.130 1 апреля Ночь прошла вполне удачно. Никто не замерз. Спальники, как и палатки, покрылись хорошим слоем инея. В 7 часов поднимаемся. Температура к 9 утра поднимается до -25 градусов. Солнечно. Сегодня начинается все самое интересное. Но вначале завтрак. Сергей, так как он спал в одноместной палатке, готовит завтрак. Пока он готовит мы сидим в машине пьем чай. Вдруг из палатки начинает валить густой пар и из нее вылетает Сергей. Лицо испуганное. Заходит в машину. Ругается. Большая пуховая рукавица вся в перьях. Как оказалось, работая с холодной горелкой разболтался переходник под цанговые баллоны. Из зазора начал вытекать газ, в прямом смысле этого слова. Горелка в это время работала. Произошло воспламенение. Под рукой оказалась только рукавица. Таким героическим поступком Сергей спас палатку. Главной проблемой волновавшей нас несколько дней, как уместить все наше имущество на волокушах. Первые сборы были 3,5 часа (вместе с завтраком). Надо отметить, что редко когда сборы у нас выходили быстрее 3 часов. Уместив наконец весь багаж, мы обрадовались и ужаснулись. Мои волокуши тянули кг. под 50. На лыжах по пухлому снегу такое не утащишь, поэтому пошли пешком. Потешная наверное картинка была из кабины лендкрузера, когда 3 экспедиционера согнувшись под углом в 45 градусов по колено в снегу идут в сторону Великой. Идти им оставалось еще 200 км. Скорость 1 км/ч. Пот градом. Отдых каждые 200 метров. Зато панорама вокруг просто великолепна. Главной глазопритягивающей декорацией является конечно Рарыткин. Который стеной встал вдоль реки Великой отгораживая её от северных ветров. К вечеру видим впереди строение. Достаем бинокль – балок. Скрепя зубы тащимся к балку. Дойдя до распадка ручья падаем обессиленные. Предлагаю сделать разведку на легке и проверить что это за балок. Серега уходит, мы ставим палатку. Оказывается это цистерна с трубой наверху для залива топлива. Вот тебе и балок. Остается загадкой, что делает большая многотонная цистерна в тундре? Итог дня 6 километров за 6 ходовых часов. Неплохое начало! И это при запланированных 15-20 км. в день. Одометр- 6 км. Температура – 31 Координаты: N 64.39.399; E 176.20.980 2 апреля Утром температура в палатке – 27. К обеду она поднимается до -25. Пройдя 2 километра от места ночевки выходим на берег Малого Онемена. Снега здесь не в пример меньше, чем на берегу. Решаем вставать на лыжи. Идти становиться чуть легче, работают другие группы мышц. Пересекаем Малый Онемен и встаем лагерем на его противоположном берегу. Здесь залив делает петлю и чтобы его не огибать решаем завтра срезать участок по берегу. В первый же лыжный день Саша натер мозоль. Локи тащит волокушу со спальниками и палатками. Тащить бы рад, но идти прямо не может, мотается из стороны сторону. У Сергея после очередного переворачивания волокуш слетел чехол с ножей бура. Локи то обгоняя, то путаясь в веревках несколько раз врезался своими волокушами со спальниками в бур. В итоге у Сергея спальник оказался искромсанным. Вечером зашивал прорехи. Заметно холодает. Смотрим на термометр и не можем поверить глазам – 36 и это в апреле! Но, как оказалось, это был последний морозный аккорд зимы. Больше таких низких температур не будет. Одометр- 13,2 км. Температура – 36 Координаты: N 64.36.283; E 176.16.353 3 апреля Просыпаемся под аплодисменты палатки. Сначала ее трепыхает не сильно, но видимость почти нулевая. Пургуем. К обеду стихия разыгралась во всю. Зато стало теплее. Температура поднялась до – 11 градусов. Играем в кости, пьем спирт. 4 апреля Тишина. Встали поздно в 7-50. Сборы до 11-30. Наст несмотря на пургу стал тверже, идется значительно легче. Скорость 2-2,5 км/ч. Выходим на Великую. Видимость 100%. Солнце начинает припекать, снимаем с себя часть одежды. На реке начинают попадаться следы животных, заяц, олень, росомаха. Локи меньше путается в волокушах и местами идет четко по лыжне. Не дойдя до Заячьего острова 4 км. встаем на ночевку. За день прошли 9,5 км. Радует тенденция роста пройденного расстояния. После установок палаток бурим лунку. Первая попытка забуриваемся в ил. Отойдя метров на 50 дальше находим воду. Сегодня пьем чай не из снега! Вечером как-то особенно холодно. Тянет хиус. Замерзаешь на ходу. С вечера заправляем термосы теплой водой, для ускорения завтрешней заправки термосов. При заборе воды из реки в термосы у моего замерзла пробка. Еле удалось открыть, но повредилась резиновая прокладка. Термос перестал быть герметичным. Небо настолько звездное, что можно было бы часами в него смотреть, если бы не мороз, который как диспетчер ограничивает демонстрацию прекрасного больше положенного. Одометр- 22,7 км. Температура – 27 Координаты: N 64.32.837; E 176.08.481 5 апреля От холода проснулся в 5 утра. Температура снова ниже 30. Сборы до 10-50. Ясно. Тихо. Идем к Заячьему. Солнечное гало на пол неба. Вижу такое впервые. За пару километров до острова поднимается поземок метров 5-7 в сек. становится мерзко и холодно. Благо еще, что дует в бок. Наша задача попасть в устье Заячьей протоки. Ориентируемся по кустам. Вдоль протоки как забор вытянулся плотный кустарник. Делаем просеку при помощи ножовки и протаскиваем волокуши. Красота неописуемая. Протока как канал рукотворный. Ширина метров 10-12 по бокам стены кустарника метра 3 из которых то тут, то там, пересекая протоку тысячи следов животных и птиц. Преимущественно зайцы и куропатки. Здесь тихо. Ветер еле ощущается. Зато снега! В лыжах проваливаешься по щиколотку, а без лыж чуть выше колена. Вспоминается первый день. Идти становиться крайне тяжело. Пройдя километр решаю идти на легке на разведку на поиск балка. По имеющимся сведениям на острове должен быть балок. Но наверняка никто точно не знает, есть ли он сейчас и в каком состоянии. Если балка нет, то нет и смысла идти по протоке. Но балок есть. Без окон, полузанесенный, но с печкой и крышей. Бегу назад, забираем вещи и идем к балку. В балке оказываемся в 6 вечера. Устал в этот день как никогда. Вечер тратим на ремонт и уборку балка и приведения его в житейский вид. Топим печь. Наступает благодать. Можно снять куртки и сидеть в полный рост, не сгибаясь. Сушим вещи и спальники. Балок сразу становиться родным. Печка правда в балке не экономичная. Большая часть тепла улетает в трубу. Топить приходиться много. В балке мешок дров и 2 мешка угля. Возле балка в снегу закопанные коряги, которые можно также пустить в растоп. Термометр Саша потерял, но по ощущениям мороз в пределах 25 градусов. Весь вечер пьем чай и наслаждаемся теплом. Снова вспоминаю идиому выработанную в прошлом году – лучше плохой балок, чем хорошая палатка. Одометр- 32, 2 км. Температура – 25 Координаты: N 64.28.842; E 176.04.425 6 апреля Не смотря на то, что лег в час ночи, встал в 6-30. В балке тепло. Ну не так чтобы совсем тепло, в районе нуля минус 5 градусов, но это воспринимается как благо. Спальник не индевеет, в лицо утром не задувает холодный воздух – и это уже здорово! Провожу первую ревизию продовольственного мешка. Мало сахара, чая, сухих сливок, остальное в норме. Утром залез на крышу балка заметил недалеко еще один балок. Он оказался ниже по протоке в метрах 300. В балке также нет окон, он порядочно занесен, зато есть небольшой запас дров и мешок угля. Как и в нашем балке, здесь еще летом похозяйничала росомаха. С крыши соседнего балка замечаю еще строения дальше по протоке. Иду на разведку. В полукилометре от нашей хижины, как я ее окрестил, обнаружил ферму. Много лет назад, на острове была ферма на которой разводили домашний скот, птицу и выращивали в теплицах овощи. Все занесено снегом и разрушено. Но выглядит очень по-деревенски. Плетни, теплицы, деревце специально кем-то посаженное возле дома. Работаем по хозяйству. Задача на день: притащить дров, наколоть лед, и забрать оставленные вещи вчера вещи. Лед колем прямо на протоке, перетаскиваем дрова из соседнего балка. Вечером случилась досадная неприятность – сломали топор. Без топора жить можно, но очень хлопотно колоть чурки. Весь вечер чаевничаем. Чай не из снега, уже радость. Корректируем маршрут похода. Решаем делать радиальные марш-броски на легке в горы и на буровую. 7 апреля Накануне решили идти рыбачить на Горную речку, а заодно и проверить состояние наста к Рарыткину. Проснулся довольно поздно в 8-30. Развел печь, приготовил завтрак. Товарищи спят. Взял бур пошел рыбачить один. До Горной речки ходьбы примерно с 1,5 км. Забурился не далеко от устья и попал в дно. Ножам крандец. Раздосадованный возвращаюсь в балок. Сергей ушел на охоту и часа через 3 пришел с 2 куропатками. Довольный и возбужденный – это его первая охота. Заразившись его эмоциями, а больше от того что рыбалки в походе у меня не будет, также ухожу на охоту. Локи завидев у меня в руке ружье прячется под нары, очень он не любит охоту, ружья и все что с этим связанно. Вдобавок я еще не был в южной части острова. Выхожу по протоке в южное устье. Впереди открывается завораживающий вид на Великую и Рарыткин. Тишина. Где то вдалеке кудахчут куропатки, солнце уже клонится к закату. Благодать! Фотографирую. Стою курю, любуюсь природой. Периферийным зрением замечаю, что сбоку что-то движется. Поворачиваю голову, и первое мгновение не могу понять что это. Коричнево-палевое существо с виду медведь, но размером с добрую собаку. Росомаха! Идет по берегу в кустарниковом подлеске, что- то вынюхивает. Меня не замечает. Расстояние метров 20. Несколько секунд наблюдаю. Достаю фотоаппарат. Зверь замечает мои движения. Делает ускорение в сторону. Останавливается, всматривается. Фотографирую в слепую, солнце слепит экран. Сам смотрю на росомаху. Осознав, наконец, что перед ней человек, какими то несуразными скачками начинает убегать вдоль острова. Более несуразного животного я еще не встречал. Добыть росомаху даже не пытался, хотя возможность была стопроцентная. Моя цель – заяц, ну на худой конец куропатка. Но и те и другие начинают убегать метров за 100. Особенно много зайцев перед закатом на косах отделяющих протоки от коренного берега реки. Растет там негустой подлесок и они выбегают на него десятками. То ли греться, то ли питаться. Но мне остается только фиксировать, что такое то количество зайцев перебежало реку не дав мне даже попытки их добыть. Возвращаюсь с пустыми руками, но полный эмоций и впечатлений. 8 апреля Ночью погода испортилась, небо затянуло, видимость 500 метров, дует ветер. В горы идти смысла не было поэтому решили что сегодня будем осматривать буровую вышку. Буровую видно километров за 30, но сколько конкретно до нее не знаем. Знаем только направление. Следы наши на протоке уже хорошо припорошило. Выходим на Реку. Идти по ней значительно лучше, наст чуть проваливается. Идем на легке с рюкзаками. Взяли с собой в термосах компот, чай и суп. Огибаем второй по величине остров на Великой Входной. Буровая скрытая до сих пор островом и плохой видимостью показалась на горизонте. Сверяемся с картой. Расположена она в районе реки Осиновой, притоки Великой. Погода словно играет с нами. То усилится ветер, до хорошего поземка, то выглядывает солнце и открывается Рарыткин. Горы просто изумительны. К полудню погода устала изменяться. Небо затянуло и поземок начал усиливаться. Несколько раз возникало желание повернуть обратно, потому как попасть в пургу очень не хотелось. Но рьяное желание Саши дойти до Буровой взяло вверх и мы еще три километра идем по тундре. Пройдя 16 км. мы подошли к советскому геологическому артефакту. В 1980 гг. здесь, на Великой, производились геоизыскаяни на нефть. Запасы оказались незначительными, или если точнее не рентабельными и разведку прекратили. Буровая очень монументальна. Особенно этот эффект усиливается ее расположением среди тундровой равнины. Никаких подсобных сооружений, где можно было бы спрятаться от ветра на буровой нет. Все механизмы располагаются в прямоугольной пристройке обшитой дранкой, продуваемой со всех сторон. Теплых вещей с собой не брали, поэтому замерзать начали еще не поднявшись в пристройку. Погодная мерзость навивала предательские мысли о значимости этой радиальной вылазки. Но человеческое любопытство всю жизнь соревнуется со здравым смыслом и последний не всегда побеждает. Сделав несколько фотографий мы решили перекусить и быстрее валить домой в балок на Остров. Хорошего перекуса не получилось. Сергей ,выходя из балка, забыл закрыть пробку на термосе и разлил какое-то количество супа. Правда свою оплошность он заметил еще в балке. А вот сколько супа осталось мы узнали только на буровой. Его осталось ровно на одну кружку. Зато много сала! Хуже всего на буровой пришлось ногам. В беговых лыжных ботинках они замерзают почти моментально, ибо от ходьбы были мокрыми. Обратно идем против ветра. Одеваем ветрозащитные маски, очки, шарфы, арафатки, всё. Чтобы не продувало. Через 10 км. останавливаемся на привал. Я достаю термос и… Чая осталось на одну кружку. Но термос закрыт. Оказывается резинка уплотнитель после того как мы набирали на Великой воду из речки переморозилась и перестала держать. «А где же чай?» - спрашивает Саша. Осматриваю рюкзак, достаю мокрые рукавицы, куски льда. Но большая часть чая протекла через рюкзак и внизу образовалась хорошая желтая сосулька. За собой заметил, что после двух дней похода пить стал значительно меньше. Стараюсь максимально возможно снимать или расстегивать одежду при ходьбе, чтобы уменьшить количество пота. К протоке на острове подходим уже в сумерках. Сергей идет впереди высматривает дичь. Говорит видел желтоватую птицу похожую на куропатку. После 33 км. может и не такое показаться. Хотя кто знает может это была желтая птица усталости? Возвращаемся в балок как в родной. Да он и стал уже таким. Ветер продолжил усиливаться и через час на улице свирепствует пурга. Повезло. Ветер выдувает все тепло. Стены сквозят. Натягиваем над нарами палатки и делаем подобие полога. Так вроде теплее. 9 апреля Пурга. К обеду ветер чуть поутих. Стало значительно теплей. В том числе и в балке. Раздеваемся до термобелья. Самым значительным явлением этого дня стала снежная баня. Днем занимаемся ничегонеделанием. Увлекательное занятие. Чтобы скоротать время играем в кости в «тысячу», в слова оканчивающиеся на «ция». Весь поход потом вспоминаем какие слова не договорили. Готовлю кулинарный «изыск» - оладье из омлетной смеси. Чтобы было вкуснее, добавил куриный кубик. Дрянь получилась отменная. Положение немного спасла сгущенка, которой обмазали оладьи. Продукты незаметно, но уверенно тают в продуктовом мешке. Ограничение уже во всем. Размышляем о дальнейшем маршруте. Есть вариант идти обратно тем же маршрутом что пришли, выходить на зимник и двигаться в город. Второй вариант Малый Каргопыльгин- это выше по реке на 40 км. После непродолжительных дебатов останавливаемся на втором варианте. Иначе зачем шли? 10 апреля Пурга. Спим до 10 часов. После английского завтрака, где-то в районе обеда занимаемся по хозяйству. Запас дров уже закончился и мы с Сергеем отправляемся на ферму за пиломатериалом. Саня остается на колке льда. Все наши лыжные просеки и дорожки завалило снегом. Идем на лыжах по колено в снегу. Ветер шквальный северо-западный. На ферме наковыряли или вернее расковыряли кучу гвоздатых досок. Нагрузив свою большую волокушу сколько мог еле трогаюсь с места. На лыжах я такой груз не утащу. Иду пешком уже по пояс в снегу. К 2 часам дня потеплело настолько, что в тамбуре началась капель. От такого счастья в балке проснулась муха, и еще какой-то непонятный зверек, скорее всего грызун, который жил под крышей. Дело в том, что стены и крыша в балке утеплены сеном. Особенно сильно он нам не докучал и через час мы забыли о его существовании. К вечеру начало распогоживаться. Любуемся великолепным закатом. Но по прежнему облачно (40-50%) и ветрено (8-10 м/с). За ужином возникло несколько перлов: в кружку с недопитым какао Сергей налил чай. Новый напиток мы окрестили КАКОчай. После раскладки по мискам ужина Сергей торжественно провозгласил: «Обильный ужин. Греча рассыпчатая!» и нечаянно задев миску вывалил её мне на штаны. А вообще за время похода самые комичные случаи и перлы, которые потом вспоминаешь при встречах, возникают во время приема пищи. Так, после употребления печени трески её вкус чувствовался в чае, молочной каше, в следующем ужине, что родило реплику – Треска везде! Сухари имеют свойство крошиться и поэтому дня через три-четыре их ешь исключительно ложкой. В палатке места немного и чтобы не потерять ложки мы оставляли их в пакетах. И на очередной вопрос «Где ложка?», возникла нетленка – Ложка в сухарях! Хорошее название для книги. 11 апреля Погода шепчет! Полнейший штиль. Накануне вечером провели подготовительные работы, что позволило выйти из балка в 8-50! Рекорд. Солнце ослепительное. Ветра нет. Температура примерно 15 градусов. По дороге раздеваюсь до флиски. По-прежнему не перестаем удивляться красоте и великолепию Рарыткина. Он вначале идет параллельно, а затем будет уходить от нас в сторону. Проходим знакомый уже остров Входной, впереди еще множество более мелких островов. К полудню потянул небольшой ветерок. А к 4 дня небо затянуло. Идем с Локи в связке. Он тащит большие волокуши, а я его за лямку. К 5 вечера у Сани, который все время значительно отставал, разболелась нога и в 6 часов мы разбиваем лагерь. В 2 км. от острова Жарко напротив Зеленого острова. За день прошли 23 км. Вот бы так с самого начала двигаться! В близлежащих кустах полно дичи. Сергей и Локи уходят на охоту, но возвращаются ни с чем. Усиливаем палатки опасаясь ночной пурги. Одометр- 84,8 км. Температура – 25 Координаты: N 64.20.154; E 176.12.815 12 апреля Сегодня День космонавтики и сегодня мы должны добраться до Мал.Каргопильгына. Первое чувство после пробуждения – нет ветра! И сразу же, в палатке тепло нет изморози. Ну почти нет. Газ в баллоне тоже не замерз и его почти не пришлось разогревать. Метрах в 50 от палатки крутится лиса, которую Локи тут же погнал. Пробежав с километр и поняв, что не догонит возвращается в лагерь. Тут уж Саша, взяв фотоаппарат, «гонится» за рыжей. Локи увязывается с ним, что не может радовать фотоохотника. Набираем уровни опыта. Термосы с вечера заправляем теплой водой, чтобы с утра только вскипятить. Расход газа чуть больше, зато сборы сокращаются. Выдвигаемся в невиданную до сих пор рань, аж в 9 утра. За ночь реку немного припорошило. Каких-нибудь 2-3 см снега, но идти от этого стало значительно тяжелее, чем накануне. Сверились с навигатором, картой, и ушли не в ту протоку. Нарезав лишний километр вышли в правильном направлении. Путь, по которому мы шли, я уже дважды проходил летом на лодке. Но то лодка, скорость и лето. А сейчас… Вобщем места почти не узнаваемые. Снова как вчера начинает жарить на солнце. Проходим остров Жарко. Ударение скорее всего ставится на последней гласной, но в нашем случае это остров ЖАрко. Начинаем раздеваться. Ветерок тянет. Несильный и в спину. Проходим острова. Остался последний, остров Живой и должно появиться устье Малого Каргопильгына. Но его всё нет. Неужели идти до кустов на горизонте? Но нет. Как и летом Каргопильгын, а вернее холм на котором стоят балки показывается вдруг, неожиданно. Локи снова замечает лису и делает крюк уже километра 3. Заходим в первый балок, который завален почти по крышу. Вход кем-то откопан ровно настолько чтобы можно было протиснуться. И о чудо! На столе стоит открытая банка полуваренной сгущенки. Знаете ли вы насколько прекрасна может быть сгущенка? В такой момент она становится квинтэссенцией всего самого прекрасного созданного человеком. Балок двухместный, добротный, но нам не подходит. Останавливаемся в другом в балке с широкими нарами. Осматриваем запасы продовольствия оставленного в балках. Запас оказался очень впечатляющим. Несколько булок хлеба, гречка, макароны, чай, сахар, забродившее варенье, чуть скисшие сосиски, замороженные картошка и лук. Вечером праздничный ужин: жаренная картошка с луком и сосисками и последние сто граммов спирта в честь Дня космонавтики. Ведь мы тоже своего рода космонавты. 13 суток автономного полёта/похода. Печь в балке превосходнейшая. Жарит так, что через полчаса сидишь в одном исподнем. Ловишь себя на мысли, как резко меняются исходные: то мерзнешь одев всю одежду, которую взял с собой, то сидишь в одних трусах открыв дверь в балке; то считаешь сухари и довольствуешься кружкой жидкого супа на обед, то ешь жаренную картошку с сосисками. По правде сказать я впервые ел жаренную картошку в тундре. Самое красивое звездное небо на Каргопильгыно! Саша снимает с высокой выдержкой небосвод. Позже выяснится, что в эту ночь было северное сияние. На горизонте горят факелы газовых подстанций стоящих на газопроводе Западноозерное месторождение-Анадырь. Скоро будем выдвигаться в их сторону. Перед сном Сергей сочинил превосходнейшее хокку: Музыка ветра. Сколько нот в ней? Кто знает. Одометр- 102 км. Температура – 22 Координаты: N 64.15.347; E 176.24.181 13 апреля Дневка. После завтрака идем рейдерствовать. Саша уходит на перевал базу, мы с Сергеем, изучать близлежащие балки. Близлежащие это 6 км. в одну сторону и 16 в другую. 2 балка оказались разрушенными. Возвращаемся и идем в балки находящиеся в протоке на Малом Каргопильгыно. Недавно по протоке прошли снегоходы с волокушами. Бежать по колее одно удовольствие. Весна чувствуется во всем. В нестерпимо ярком солнце, в щебетании птиц, в теплой погоде. Первый балок на протоке ничем примечательным не запомнился, обычная летняя рыбалка. А вот второй балок удивил. Я в нем уже был 3 года назад, но сейчас он подвергся хорошему апгрейту. На крыше балка установлена спутниковая тарелка, а внутри…телевизор. При наличии бензогенератора можно было бы посмотреть новости или рекламу. Но мы смотрим на стол и снова улыбаемся. Полбутылки (1,5 литрового) замороженного пива, немного коньяка, хлеб, конфеты, кофе. Организуем импровизированный фуршет. Чуть поодаль стоит засыпанная по крышу баня. Раскапываем ее, пытаемся растопить. Баня устроена в виде бочки с водой вокруг печки. Вода естественно в замороженном виде. Само строение ветхое, дырявое. Протопив часа полтора и растопив воду в бочке понимаем, что до нужной кондиции и хорошего пара нам нужно будет сжечь вагон дров и тележку угля. Обходимся простым обтиранием снегом. В балке меня ждал еще один сюрприз. Когда Сергей вышел на улицу фотографировать, из-за матрацев показалась голова горностая. Рядом, за стоящим на ребре матрацем тем временем мирно дремал Локи. Горностай вылез, посмотрел на меня и спрятался. Через мгновение он снова вылез уже около стола, посмотрел на меня несколько секунд и убежал через щель в полу на улицу. Что примечательно Локи даже носом не повел на его присутствие. В вечерних сумерках почти одновременно обе наши рейдерские партии возвращаются на базу. Саша тоже впечатлился своим маршрутом. Перевал база «Великая» это небольшой поселок, на котором располагался топливный запас для геологических партий и поселка Тамватней, находящегося выше по течению Великой. Но с закрытием изыскательных работ и Тамватнея еще в 80-х базу законсервировали и с течением времени она захирела. Сейчас на ней в летнее время живут рыбаки. Там есть отличный балок, баня, множество подсобных помещений. По пути на перевалку Саша увидел свежие следы медведя. Рано они в этом году проснулись. Но и весна тоже рано пришла. Вечер заканчивался. Мы готовились ко сну, как услышали шум двигателя. Вездеход. Рыча и громыхая он подъехал под обрыв на котором стоял наш балок и остановился. Мы приготовились встречать гостей. Но прождав полчаса и поняв, что гости не особенно спешат, сами вышли на встречу. Это оказались рыбаки с Угольных Копей. Балок им был не нужен. У них передвижной дом. Договорились с ними о завтрашней рыбалке. Бура то у нас не было. Вот так обыденно закончилась наша двухнедельная автономка. 14 апреля Проснувшись в начале седьмого слышим гудение мотобуров. Вскакиваем с Сашей и не позавтракав бежим на утреннюю. На реке уже стоит не один вездеход, а целых 4 транспортных средства. К соседям на гусеницах подъехали рыбаки на «Трэколах» - машинах на колесах низкого давления. Глубина льда под 2 метра. Глубина подо льдом до дна 1-1,5 метра. Мужики уже поймали пару щук и несколько сигов по килограмму. Но клёва нет. Погода отменная – 5. Жарит на солнце. Меняю блесны, наживку, способы блеснения. Не клюёт. Курю. Все равно не клюёт. Мужики периодически что-то вытаскивают. Часа через 3 меняю лунку. И, наконец, поклевка. Аккуратно вывожу в замерзшую лунку двухкилограммовую щучку. На другой лунке стоит рыболовный экран – «косынка». Рыболовная сетка в виде треугольника привязанная к металлическому пруту, который опускается в лунку. Еще через час вытаскиваю из «косынки» килограммового сижкА. А клёва все равно нет. Сергей ушел на охоту, мы с Сашей идем готовить уху. Уха «Двойная». Из сига и щуки. У Локи тоже праздник, ему также достается доля рыбы. После обеда снова идем рыбачить. Но только к вечеру в «косынку» влетает еще один сижок. Общаюсь с вездеходчиками. Рассказываю о буднях экспедиционеров. Бывалые проникаются, но в глазах читается « ну не дебилы ли?». Подытоживают мол у каждого свои способы отдыха. Угощают 2 банками сгущенки, кабачковой икрой и тушенкой. Остальные «отдыхающие» даже не поинтересовались кто мы, откуда и куда. Тем более не предложили ни помощи, ни продуктов. Они конечно не обязаны были это делать, но так в тундре не поступают. 15 апреля Христос воскрес! Сегодня Пасха. По этому поводу на завтрак по два замороженных яйца, которые Саша предусмотрительно взял с собой из дома, а потом заботливо нес и хранил их до Светлой Пасхи. За две недели морозов белок на яйцах при оттаивании расслоился на множество слоев. По старой русской традиции мы стукнулись уже изрядно побитыми яйцами и с удовольствием их съели. Сегодня мы поставили рекорд по утренним сборам. Вышли в 8-30. Если бы экспедиция продлилась еще неделю, думаю мы бы начали собираться за 2 часа! Идем по колее, которую накатал транспорт. Саша из-за мозолей на ноге почти сразу снимает лыжи и идет пешком. Но на лыжах по колее скорость раза в полтора выше. Локи очередной раз убегает в кусты и зацепляется в них волокушами. Захожу чуть ли не по грудь в кусты. Отвязываю, возвращаюсь на колею к волокушам. Подъезжает «Трэкол», останавливается, ждет пока я уберу с дороги волокуши. «Трэкол» может ездить где угодно и объехать человека с волокушами по снегу дело трех секунд. Мысленно желаю гомосапиенсу за рулем «приятного пути» и вновь задаю себе риторический вопрос «Что с людьми стало?». Зимник идет по Малому Каргопильгыну повторяя все его изгибы и повороты. На поворотах снега просто безобразно много. От этого колеи фактически нет. Зато есть снежная мачмала с претензией на дорогу. Волокуши валяться. В очередной такой завал Саша сломал пластиковую лыжу, которая была привязана к его волокушам. Но вскоре мы уходим с протоки, выходим на озеро, после чего начинается подъем на увалы. Вместе с речкой закончился и кустарник. Трасса снова превосходна. Саша постепенно начинает отставать. Вскоре разрыв достигает пары километров. На подъеме на очередной увал обнаруживаем балок. Ждем в нем Сашу. Еще на Великой решили, что если подвернется случай с попутной машиной Сашу отправляем первым. Продолжаем маршрут и вскоре показываются Лысые увалы. Увалы, кажется, имеют только подъемы, которые мы явственно ощущаем, а вот спусков фактически нет. Благо подъем не крутой и заходишь на него обычным ходом. Как только ушли с протоки поднялся хороший ветер метров до 10 в секунду. На привалах стоять невозможно продувает насквозь почти моментально. Только движение. Вскоре разрыв между нами достигает 4 км. За время похода мы заметно поднаторели в лыжной ходьбе с волокушами. Организм привык к перегрузкам, и теперь мы с Сергеем можем идти хорошим темпом (4-5 км/ч) до двух часов без привалов. Увалы действительно оправдывают своё название. Вокруг ни кустика, ни травинки. Подъем-спуск, снова подъем. Через какое-то время мимо проезжает «Трэкол». Сергей принимает позу автостопщика машина останавливается. - До Анадыря довезете? - У нас уже места нет. Мы вашего уже подобрали. - Ну ладно счастливого пути. А чуть не забыл газ пусть отдаст Из машины вытягивается рука с пакетом с баллонами. И «Трэкол» уезжает. - А здорово что Саню забрали. Он же хотел к Пасхе дома быть. - Да, тем более что мозоли на ноге. И лыжу сломал. - Погоди, а сгущенку с тушенкой он увез!!!! - Ага! А вторую палатку и свои коврики оставил. Пообедав продолжаем долгую дорогу в увалах. Вниз вверх, вниз вверх. И что примечательно поднимаясь на очередной увал ожидаешь увидеть панораму Анадырской низменности, простирающуюся вдаль, а видишь очередной подъем. Одиноко стоящая гора Дионисия, видимая за 80 километров из-за увалов видима только как небольшой пупок. Из живности встретил только песца, который метрах в 10 от меня перебежал дорогу и через 50 метров снова слился со снегом. В час дня поднимается поземок, небо начинает затягивать. Силы есть, снегоходный след хоть и припорошило, но идти по нему всё же легче чем по целине. Планируем идти часов до 6 или 7 вечера. В четыре часа ветер усилился. Небо затянуто. Пурга начинается? Ставим палатку. Готовим ужин. Через час ветер начинает стихать, а через два почти тихо – метра 4-5 в сек. Небо начинает рассеиваться. Апрельские метаморфозы. Но мы и так прошли 25 км. Часов в 10 слышим шум снегохода. Это Олег, наш товарищ, решил прокатиться и проверить где мы находимся. От него узнаем, что мы немного не дошли до зимника, который накануне прочистили. Перед сном отчетливо слышали собачий лай. Локи также на него реагирует, но выйдя из палатки никого не видим. Коллективные слуховые галлюцинации? Одометр- 145 км. Температура – 15 Координаты: N 64.17.111; E 176.48.345 16 апреля На улице солнечно, мороз градусов 12, но дует пронизывающий ветер. Продолжаем переход через Лысые Увалы. Через 2 км. выходим на зимник. Отличное снежное шоссе метров 5 в ширину. Разнообразия по прежнему никакого вверх-вниз. Но зато идется легко. Километров через 10 встречаем вчерашний «Трэкол», который отвозит вахту на Газовое месторождение. Через 2 дня они возвращаются в Анадырь, пообещали забрать. Благодарим, но через два дня мы своим ходом в любом случае сами дойдем. По прямой до Анадыря уже меньше 50 километров. Устраиваем привал и обед в разрушенном балке. Пройдя около 15 километров нас догоняет вездеход с нашими соседями по Малому Каргопильгыну. Вещи на крышу сами в салон. Всё. Туристическая часть маршрута закончена. Через 3 часа мы уже дома. За спиной остался 300 километровый крюк вокруг Анадыря из которых больше половины мы протопали на лыжах и 17 дней зимнего лыжного похода, из которых 14 автономных. § 8. Продолжение следует «Ну как сходили?» - простой и неимоверно сложный вопрос, который задают по окончании любого похода все друзья и знакомые. А как в двух словах объяснить то чем жил 17 дней и целую вечность? «Вернулись» - отвечаю я. Может быть это и является квинтэссенцией любого путешествия. Возвращение. Ради того чтобы понять как мало нужно человеку в жизни. Кружки горячего чая или глотка замерзшей сгущенки, чтобы понять вот она жизнь, вот её простые радости. Давит мороз - радуешься, что нет ветра. Пуржит – радуешься, что нет мороза. Сидишь на волокушах – радуешься, что не надо идти. Идешь – радуешься, что увидишь что-то новое. Но чему бы ты не радовался, нет большей радости возвращения домой. Ведь порой, кажется, что всё это затевается, ради того чтобы вернуться. Вернуться туда, где тебя ждут. И пусть Рарыткин остался не покоренным, это только добавляет новых впечатлений для открытий. Ведь Великая она на то и Великая, что Большая. Еще столько не пройденных маршрутов, столько загадок и открытий она таит в себе. § 9. «Остров» Самый крупный и фактически первый остров на реке Великая – остров Заячий. Советские топографы картографировавшие Чукотку не мудрствовали лукаво и, как правило, давали очевидные наименования природным объектам. На Заячьем действительно много зайцев, но я думаю, что не больше, чем на других больших островах. Формой остров напоминает овал, длиной 7 км. шириной 2,5. Через весь остров проходит не широкая протока делящая его по середине на две части. Один рукав протоки почти перпендикулярно уходит на север, образуя своеобразный водный трехсторонний перекресток. Именно на этом перекрестке располагаются все жилые постройки. 2 балка и заброшенная ферма. Вся растительность острова приурочена к водным артериям, протокам, старицам, озерцам. Особенно буйным цветом кустарники ( ива и ольха высотой от трех до 5 метров) разрослись вдоль проток. Ширина такой кустарниковой растительности обычно не превышает 10-15 метров. За кустарником начинаются болота и тундры с карликовыми ивами и березками. Зимой протока промерзает до дна и на метр-полтора заметается снегом. Отчего становится похожа на городскую парковую аллею. Кустарник закрывает протоку от сильных ветров, поэтому здесь всегда тише, чем на самой реке. В силу этих обстоятельств, а также богатой кормовой базы в кустарниковой зоне обитает и большая часть фауны острова: главные «квартиросъемщики» острова – зайцы, а также их естественные враги – лисы и росомахи. Островные «проходимцы» - волки, медведи, здесь также не редкие гости. Птичье царство, здесь в основном представлено куропатками, вОронами и еще какими то мелкими птахами, похожих на пуночек. С гор, которые находится в 15 км. от острова сюда прилетают кречеты. А летом здесь вольготно себя чувствует вся водоплавающая перелетная братия: гуси, утки и т.п. Остров не имеет заметных возвышенностей. Лишь в нескольких местах, в его южной части вдоль протоки можно встретить невысокие обрывы. Именно на этих возвышенностях и поставили балки и ферму. Балок, в котором мы жили, я окрестил хижиной. Потому как на классический балок – вагончик, он мало похож. А зимой так и вообще выглядит как землянка. Поставили их рыбаки, которые раньше активно промышляли здесь рыбу. Со временем они пришли в запустение и редкий гость вроде нас делает здесь остановку. Весь промысел и отдых идет выше по Реке. Дни проведенные в балке натолкнули на мысль, что неплохо бы здесь пожить летом пару-тройку месяцев, справить баньку, подправить балки, разбить тепличку. Особенно магически и притягательно звучит индификация такой жизни – островетянин. Наверное, такое желание, у меня по крайней мере, возникло в силу физической ограниченности пространства – четкие естественные границы Острова, в отличие от к примеру тундры на противоположном, коренном берегу, создают предел ойкумены. Мой остров-моя крепость. По большому счету мы все живем на островах: городских, деревенских, районных. Редко выходим за рамки треугольника дом-работа-магазин. Вечерами при обсуждении островной жизни возникали футуристические прожекты на тему «Как нам обустроить Остров». Доходило вплоть до установки мини ГЭС, ветряков и прокладки просек. Наша островная жизнь, а она продолжалась в течение 6 дней с 5 по 11 апреля, текла размерено и умиротворенно. Если мы не собирались в радиальный маршрут вставали в 8-10 утра. Растапливали печь, готовили завтрак. Время после завтрака до обеда, проходило либо в хозяйственных работах: уборка помещения, колка льда и рубка (или поиск) дров, либо в прогулках по острову. Исключение составили пурговка. Как я уже говорил наша хижина стояла на «перекрестке» проток поэтому выбор направления всегда присутствовал: на север ( чуть меньше 5 км), на юг (около 2 км.), или на запад (600-700 метров). Можно конечно прогуляться и за пределы острова, но это уже не то. За несколько дней островной жизни мы накатали, а передвижение по острову наиболее целесообразно осуществлять на лыжах, шоссейно-лыжные трассы, которые то и дело пересекали трассы звериные. Сама хижина, в которой мы жили, представляет из себя помещение с тремя отделениями: тамбур (сени, предбанник), хозяйственная комната и сам балок. Потолок в тамбуре и балке заметно просел, поэтому его подперли столбами. Тамбур просторный со столом, полками и большим окном. Стёкол в окне уже давно нет и летом его затягивают полиэтеленом. Такая же ситуация и в самом балке, в которых полиэтеленовые окна порвала росомаха, когда хозяйничала в поисках съестного. Она же основательно погрызла столб подпирающий потолок. Стены и потолок обшиты чехлом от большой брезентовой палатки и утеплены сеном. Небольшой клок сена лежит и в тамбуре. Откуда он взялся стало ясно когда мы заглянули в подсобное помещение, в котором стоял сельхоз инвентарь: косы, вилы, грабли. Летом на острове знатный сенокос. Печь в балке оставляет желать лучшего. Зато с конфоркой, в виде металлического круга. Очень прожорливая и крайне неэкономичная. В балке двое нар – одно и двухместные. В сильный ветер балок начинает сквозить и он вообще перестает держать тепло. Еще одна важная деталь – расположена хижина очень грамотно касательно розы ветров. Выходом на восток. Ветры здесь преимущественно северных и южных румбов. Важная и интересная достопримечательность антропогенного характера на острове это заброшенная ферма. В каких- то былых годах хозяином этой фермы был некто Зайцев, который выращивал в теплицах овощи и содержал домашнюю скотину. После его смерти ферма пришла в упадок и нынче представляет собой жалкое зрелище. Ферма она и на Чукотке ферма. Те же плетни из лозы, завалинки, только что чучела не хватает. А может оно и есть только под снегом не видно. С сожалением покидали Остров, который меньше, чем за неделю успел стать Нашим Островом. Другие фото из экспедиции по реке Великая, а также отчеты предыдущих экспедиций можно посмотреть в личном журнале Евгения Басова. При поддержке НПФ БАСК

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!