8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

IRBIS WINTER EXTRIM: как это было

Что такое приключенческие гонки? Чтобы корректно ответить на этот вопрос, одной теорией на обойдись. Лишь преодолев это испытание, прочувствовав на себе все его особенности, можно убедительно рассказать о мультиспорте так, как это сделала Анна Гудкова:
Что такое приключенческие гонки? Название этого экстремального вида спорта, еще слабо развитого в России, но уже успевшего завоевать признание на Западе, говорит само за себя. Но все же несколько пояснений сделать стоит. Приключенческие гонки — это фактически преодоление больших расстояний разными способами в сочетании с ориентированием на местности и альпинистской техникой. Как правило, передвигаться приходится многими способами: бегом, пешком по сильнопересеченной местности, на велосипеде, байдарке, лошади, роликах (именно по этому гонки еще называют мультиспортивными, или просто мультиспортом). В России Приключенческие гонки (Adventure race) появились в 2000 году, когда впервые Петербуржская команда приняла участие в экспедиционной гонке на выживание Eco-Challenge в Малайзии. Вскоре после этого в Санкт-Петербурге была создана Федерация мультиспорта и экстремальных гонок. Irbis-winter-extrim Первый Зимний Открытый Чемпионат Санкт-Петербурга по приключенческим гонкам на выживание (или просто Irbis-winter-extrim) — это первая зимняя гонка, которая проводилась Федерацией впервые. Соревнования проходили в двух классах — «Экстрим» и «Народный». «Экстри»-класс отличался наличием 50-километрового велосипедного этапа (плюс к этапам «ориентирование», «лыжи» и треккинг»). Гнка началась 7 февраля в 12.00 и проходила 24 часа в режиме нон-стоп. В соревнованиях по мультиспортивным гонкам я участвовала впервые. До этого — горные и пешие походы, турмногоборье и поисково-спасательные работы, но мультиспорт — никогда. Может быть, потому что в Москве он развит еще очень слабо. Глазами участника Собственно, на IRBIS WINTER EXTRIM я попала почти случайно: друг, который до этого участвовал в летней гонке ARUS, позвал. Участвовать решили в народном классе, чтобы не обременять себя поиском хороших велосипедов и обучением обращаться с ними в зимних условиях. Процесс наших тренировок ограничился несколькими лыжными прогулками и моральной подготовке к тому, что сутки придется активно двигаться в режиме нон-стоп, при этом еще и смотреть в карту и питаться сухофруктами, орехами и глюкозой в таблетках. Итак, мы поехали, не рассчитывая на высокое место, а скорее желая посмотреть, что же такое зимний мультиспорт и проверить, на что мы способны. Еще не добравшись до места старта, а только выйдя из поезда на Московском вокзале Петербурга, я уже была удивлена: еще четыре человека с лыжами и рюкзаками. Как оказалось, они направлялись туда же, куда и мы. «Поразительно, — мелькнуло в голове, — есть же еще сумасшедшие, которые едут в другой город для того, чтобы сутки провести в холодном лесу по колено в снегу». Позже выяснилось, что любителей подобных развлечений не так мало. В классе «Экстрим» выступала 21 команда, в «Народном» — 36 команд. Когда мы пришли в актовый зал турбазы, где собирались команды, он был почти полон людьми, чехлами с лыжами, велосипедами и прочей экипировкой, на полу валялись каски, аптечки, термоса — все собирали рюкзаки. А нам предстояло зарегистрироваться, одеть на руку специальный «наручник» (пластиковая лента для отметки контрольных пунктов (КП), которая крепится на запястье), подписать бумагу о том, что мы несем полную ответственность за собственные жизнь и здоровье, после чего получить маячки с номером команды и кипу наклеек от спонсоров. В числе них оказался «БАСК», который предоставил нам командную форму. Вообще, количество спонсоров соревнований и СМИ, осуществляющих информационную поддержку, приятно удивило — их было много. Молодцы организаторы. На старте, вопреки моим ожиданиям, команд не ждали ни карты, ни описания этапов. Начало соревнований ознаменовалось лишь сигналом ракеты и указанием, что бежать нужно «вон туда, через озеро к склону». И все побежали. А вот на склоне-то и давали папки с картами и описанием этапа «Ориентирование». Таким образом, система так называемая система жесткого ралли (кто первый встал — того и тапки) начала действовать с первых секунд гонки. Первые прибежавшие к месту выдачи карт первыми начали прохождение этапа. Надо сказать, что проклясть все или почти все я успела еще не достигнув первого КП: бежать по глубокому снегу оказалось несколько сложнее, чем я думала. Компостер первого выбранного нами КП висел на площадке водонапорной башни, до которой нужно было подняться метров 20 по вертикальным перилам, а потом спуститься по крутонаклонной переправе. Заснеженный лес сверху выглядел божественно, и это значительно подняло настроение, так что даже глубокий снег и осознание того, что впереди еще почти сутки и более 50 км, не могли его испортить. После приблизительно 10-ти километров ориентирования желание «пить» подавляло все остальные, так что я даже поняла, почему средство от обезвоживания входит в обязательный комплект аптечки. Финиш этапа «Ориентирование» был в том же актовом зале, где проходила регистрация команд, отсюда же начинался лыжный этап. Первый и последний раз за гонку удалось присесть — для того, чтобы переодеть ботинки. Лыжный этап не был отмечен ничем примечательным, кроме того, что в качестве оптимального пути мы избирали почему-то преимущественно овраги с поваленными деревьями. Кроме того, ближе к ночи сохранять устойчивое положение становилось все сложнее, и я, кажется, успела искупаться, если не во всех, то уж точно в каждом третьем сугробе. В общем, катание в Серебряном бору с ориентированием на лыжах в ночном лесу Карельского перешейка ничего общего между собой не имеет, даже отдаленно не напоминает. К часу ночи, на мое счастье, лыжный этап был пройден. Теперь предстояло сдать лыжи организаторам, переправиться по навесной переправе через речку, перенести на карту следующие КП и начать этап треккинг. К моменту нашего прибытия к переправе, некоторые команды уже снялись. Как выяснилось позже, большая часть команд отказывалась от дальнейшего прохождения дистанции именно здесь. Увидев карту для треккинга и несколько озадачившись тем, сколько нам еще предстоит пройти, мы снова отправились в путь. Первые часы треккинга нам еще попадались идущие на встречу команды класса «экстрим», пожалуй, еще более уставшие, чем мы. Но на мое «доброе утро» почти все отвечали весело. Скорость нашего перемещения явно снизилась: начинали сказываться усталость и желание поспать. Видеть сны на ходу мне до этого еще не приходилось. Теперь мне мерещились кафе, дом, полный маленьких детей и самолет-бомбардировщик времен ВОВ, похожий, правда, на кукурузник. К утру, когда солнце взошло, сон как рукой сняло. Тем не менее, к финишу мы опаздывали. Как и положено, через 24 часа после начала гонки мы распаковали запечатанный судьями в конверт аварийный мобильный телефон и позвонили организаторам. Ответили, что про нас помнят и что на финише, в кафе горнолыжного комплекса, нас ждет главный судья. На финиш мы шли с твердо уверенностью в том, что нас сняли за превышение контрольного времени, но судья нас в этом разуверил, поздравив с тем, что мы вообще добрались до финиша. Оказалось, что всю дистанцию прошли только 14 команд из 36. Мы финишировали девятыми. По-моему, для первого раза неплохо. Анна Гудкова

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!