8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

В подарок всем отважным женщинам: Эльбрус глазами Ольги Шилениной

В преддверии солнечного праздника 8 марта команда BASK от души желает вам счастья, любви и удачи! А для Ольги Шилениной, первой российской соло - альпинистки, наши особые поздравления! Пусть рассказ Ольги Шилениной о новогоднем восхождении на Эльбрус всем российским женщинам - сильным, красивым, смелым, даже тем, кто никогда не бывал в горах, поднимет настроение, подарит уверенность в том, что их возможности безграничны. С 21 декабря 2001 года по 13 января 2002 года состоялась женская альпинистская экспедиция на За-падную вершину Эльбруса (5642м.), высшую точку Европы, расположенную на территории Кавказа. Восхождение было посвящено миру, любви и взаимопониманию.
Храм мира находится внутри нас 13 января 2002 года. Я стою на вершине! Вернее, на одной из вершин двуглавого красавца - Эльбруса. Подо мной безбрежное море облаков и вершин, выше только бескрайнее небо. Я оглядываюсь по сторонам. Бесконечность, от которой перехватывает дыхание и замирает сердце. Восхождение на Эльбрус этой зимой было для нас непростым. Постоянная непогода, ветер и холод выматывали и испытывали нас на прочность. Впрочем, и летом Эльбрус не всегда и не всех балует хорошей погодой и легкими восхождениями - кому как повезет. Я невольно вспоминаю свое первое восхождение летом прошлого года. Мне повезло! Летний Эльбрус был просто сказкой. Моя давняя мечта, которая все время отодвигалась на потом, на когда-нибудь, наконец-то осуществилась. Впервые я увидела Эльбрус с вершины Уллу-Тау: двуглавая белоснежная вершина словно плыла в облаках, возвышаясь над миром… Желание прикоснуться к этой красоте стало еще сильнее. Эльбрус был будто живой. Он дышал. Наблюдал. «Примет ли?.. Пустит ли?..» – крутилось у меня в голове. Гора притягивала к себе с непреодолимой силой. И вот, наконец-то я у подножия Эльбруса! Перед восхождением почему-то здорово волновалась. Погода была прекрасной. В пять утра мы уже на ногах. Я так и не привыкла к таким ранним выходам. Состояние тошнотворное, организм еще спит, а нужно шагать, да еще в гору. И спасает только красота, которую не просто наблюдаешь, а дышишь ею, идешь в ней и в ней живешь. По предрассветному небу разбросаны звезды, на которые у меня все же хватает сил полюбоваться. Постепенно звёзды исчезают, и на небе появляются нежные краски рассвета. Неожиданно меня окликнули, я повернулась и сделала несколько шагов назад. В просвете между скалами из огненно-малиновой точки вырастало в огромный диск солнце. Я замерла, боясь пошевелиться, чтобы не упустить ни одного мгновения, и мысленно благодарила Эльбрус за этот подарок – РАССВЕТ! Трудно найти слова, которыми можно описать чувства, охватившие меня в тот момент. Восхищение… Потрясение… А, может быть, огромная благодарность за возможность прикоснуться к столь божественной красоте! Ведь это теперь и мое богатство, богатство моей души, моего сердца. Поднимаясь вверх, я встретила немало восходителей, стремящихся к вершине. Что же это за восхождение, когда кругом, как по бульвару, прогуливается столько людей! Где же тут таинство общения с горой? Как же Эльбрус это выдерживает?! Но ближе к вершине мысли мои совершенно изменились. Я увидела лица людей, спускавшихся с горы, – они светились от счастья! "Да ведь это же настоящее паломничество к святому месту – к вершине! Как это здорово!", – думала я. Еще один путь преодоления себя, стремление к совершенству, к свободе. Это как в Тибете: буддисты считают, что, обходя вокруг священной горы Кайлас, человек сжигает карму; это как у христиан пост, покаяние, прощение. Так и здесь, на горе, с каждым метром, приближаясь к вершине, становишься чище, светлее и свободнее. Конечно, можно быть счастливым от удовлетворенных амбиций, можно раздуться от гордости и самолюбия, называя себя покорителем вершины. Но это полная бессмыслица, нелепость. Покорить или победить ее невозможно! Она просто дает тебе возможность оказаться на такой высоте, с которой можно увидеть и ощутить глубину и бесконечность пространства, позволяет испытать счастье от соприкосновения с красотой. Почувствовать себя сильным и слабым одновременно. Сильным, потому что, преодолев себя, ты смог совершить это восхождение. Слабым, потому что понимаешь, насколько ты маленькая песчинка в этом бескрайне мире вершин, льда и снега. И вот теперь, уже зимой, я снова поднимаюсь на вершину Эльбруса. Седьмого января мы остались вдвоем – я и Валера, наш оператор. Почти вся наша команда уехала в Москву, так и не дойдя до вершины из-за погоды, а мы решили остаться и завершить начатое с девчонками восхождение. В день их отъезда погода, как нарочно, была великолепной! 10 января, в день нашего подъема на вершину от Приюта 11, при подходе к седловине, погода резко ухудшилась, и я не могла, вернее не хотела думать о том, что нам придется спускаться вниз. Неужели всё зря? От отчаяния внутри все сжалось. Я понимала, что если сейчас – вниз, на этом наше восхождение и закончится. Еще на одну попытку ни сил, ни времени уже не будет в эту зиму. Я не могла представить себе, что уеду, не завершив это очень важное для меня дело. Оно в этот раз имело гораздо больший смысл, чем просто спортивное восхождение. Во мне всё сопротивлялось. Я понимала - идти дальше - это огромный риск, очень скоро видимости не будет, подняться и спуститься не успеваем, придется ночевать на седловине. Однако, на вопрос Валеры: « Ну, что вверх, или вниз?» я без тени сомнения ответила решительно: «Вверх!» В моей голове мгновенно пронеслось: «Коврики у нас есть, горелка есть, немного еды и целый баллон газа. Да, у нас есть все! Нет палатки, зато есть лопата, которой можно вырыть пещеру или построить иглу. Кроме того, там должна быть знаменитая трещина – фумарола, в которой все и ночуют». Я взглянула на Валеру с некоторым волнением – вдруг он сейчас примет другое решение, которому мне придется подчиниться. Ведь, собственно говоря, рисковать не из-за чего. Но он кивнул и пошел вверх, не дав мне даже как следует отдохнуть. На седловине я по-настоящему испугалась – мы не знали, как найти эту всем известную трещину! Ветер дул страшный, а спрятаться от него было некуда. Я прислонилась к жалким развалинам когда-то стоявшего здесь домика. Было жутко холодно, где-то под тридцать. Валера не оставлял попыток найти фумаролу. И вдруг я увидела, как он прова-лился ногой в какую-то трещину! Мы её немного расширили. Ура! У нас теперь есть дом! Тесно, холодновато, но зато нет этого жуткого ветра! Горелка, кипяток и немного еды сделали нашу «нору» уютнее и даже теплее. Хотя ноги у меня все время мерзли. Я несколько раз спрашивала у Валеры про его ноги, на что он мне постоянно отвечал: «Нормально». И с улыбкой добавлял: «Холодные». Нам даже почти удалось уснуть. Утром поняли, что с погодой нам опять не везет. Видимости не было никакой. Ветер ледяной, порывами, прямо в лицо, того и гляди задохнешься. Мы всё же попытались пойти на вершину. Одежда вмиг покрылась белой корочкой льда. Нос и щеки мгновенно замерзли и побелели. Двигаться было совершенно невозможно. Пришлось вернуться в нашу «нору» и ждать. К вечеру Эльбрус приготовил нам сюрприз! То ли подарок за наше терпение, то ли сам уже устал свирепствовать, а, может быть, понял, что от нас все равно не избавиться. Когда я выглянула, то ахнула! Дымчатая, с золотыми, оранжевыми и малиновыми вкраплениями, ажурная занавесь тумана медленно раздвигалась, завораживая и очаровывая постепенным появлением сказочной картины безбрежного моря облаков с выступающими островками-вершинами Кавказского хребта… И в это море, спокойное и величественное, садилось солнце. Каждую секунду оно раскрашивало все новыми цветами небо и эти удивительные облака, будто бурлящие или кипящие, но совершенно беззвучные и холодные. Оторвать взгляд было невозможно. Казалось, будто в звенящей тишине звучала великая музыка… И в этом была такая мудрость, такая гармония, что хотелось встать на колени и склонить голову перед этим божественным величием … Я слышала, как стучит сердце, готовое выпрыгнуть от радости, и замерла, стараясь не упустить ни мгновения, впитывая все звуки, все краски и ощущения. Я была счастлива! Валера снимал, не отрываясь от камеры. С трудом сдерживая изрядно уже замучивший меня "высотный" кашель, я радовалась тому, что, записав на плёнку это чудо, мы сможем поделиться им со всеми нашими друзьями, знакомыми и родными. Солнце скрылось. Все погасло и успокоилось. Настали сумерки. Ночь опустила свою черную занавесь, всю усыпанную яркими огромными звездами. Еще один подарок Эльбруса, и драгоценностей в моем сердце прибавилось ещё на один закат! Мы стали укладываться на ночлег. В том, что завтра будет прекрасная погода, и мы продолжим восхождение, сомнений не было. Я вспомнила, как всю эту ночь продрожала от холода. Утро встретило нас прекрасной погодой! Если, конечно, не обращать внимания на все тот же безумный ветер... Идти непросто, меня хватает шагов на тридцать, сорок. Чтобы передохнуть и хоть чуточку спрятаться от свирепствующего ветра, приходится становиться на колени. Удивительно, но я чувствую себя так, как будто поднимаюсь не на пять шестьсот, а на все восемь тысяч метров. «Как еще у Валеры хватает сил и терпения доставать камеру и снимать!» – восхищаюсь я. Похоже, на моем состоянии все же отразились наши две ночевки в трещине. … И вот я снова стою на вершине этой мудрой горы. На этот раз чувство, охватившее меня, гораздо сильнее и глубже. Не смотря на дикую усталость, я счастлива. Сердце готово выпрыгнуть от радости. «Неужели мы на вершине?!» – не верится мне. Ветер просто сумасшедший. Пожалуй, на Эльбрусе зимой по-другому не бывает, и с этим приходится мириться. Из-за ветра мы с Валерой, оператором нашей экспедиции, почти не слышим друг друга. Он достает видеокамеру, чтобы сделать несколько кадров. Ветер с остервенением треплет и пытается вырвать из моих рук полотна флагов, нижние углы которых приходится прижимать коленями к снегу. Перед собой вижу Восточную вершину. Она похожа на лапу огромного зверя, покрытую снежными иглами. Произношу речи благодарности и посвящения. Ппотом, внизу, просматривая видеозаписи, эти кадры мы в шутку назовём: «Пользуясь случаем,… передаю приветы…». Кончик моего носа побелел, но Валера продолжает снимать, подвергая меня риску остаться без носа, объясняя это тем, что искусство требует жертв. "Всё! Снято!", - наконец-то говорит Валера. Расслабляться нельзя. Времени у нас не так много. Пора вниз. Немного жаль уходить. Я поднимаюсь с колен, оглядываюсь по сторонам. Красотища! Ослепительно-яркое солнце, синее небо, внизу вершины, разодетые в белоснежные одежды. Почти бегом начинаю спускаться с вершины, откуда только силы берутся. Шагаю без особых усилий по предвершинному плато. Оно будто усыпано кактусами, но только белыми. Целое поле белоснежных кактусов, поскрипывающих под нашими ногами! И вот снова знакомый домик на седловине. Где-то совсем рядом и наша «норка», уже такая обжитая и родная. Настроение у меня прекрасное! Хочется петь и подпрыгивать. По-прежнему дует ветер, он не даёт полностью расслабиться и вкусить все удовольствие от спуска. Но около нашего жилища ветер стих. Наконец-то он от нас отстал! Мы собираем свое небольшое хозяйство и начинаем спуск вниз. Без ветра просто идеальная погода… Курорт! Немного отойдя от места нашей ночевки, Валера снова достает камеру. Сегодня виден весь Кавказский хребет! Перед нами великан Донгуз - Арун, чуть спряталась за ним стройная красавица Ушба. Я сижу и млею от удовольствия. Солнце своими почти теплыми лучиками нежно ласкает руки и лицо. Воздух кристально чист и прозрачен. Снова ловлю себя на мысли, которая меня беспокоит: «Где же та глубина, то таинство, так ожидаемое мной от этого восхождения? Ни одной мысли, лишь одно единственное желание – дойти, дотерпеть, какое-то почти механическое передвижение. Где-то сокровенное, к чему я так стремилась?! Откровение, освобождение... В душе, если не считать очарование окружающей красотой, только пугающая пустота. Меня охватывает разочарование. Но что-то глубоко внутри подсказывает мне, что все так и должно быть. Состояние безмолвия. Безмолвие ума! Чтобы мысли не мешали прочувствовать и впитать всю глубину происходящего. Глубину освобождения. Я вдруг ощутила, как сердце наполняется чем-то чистым, светлым, тёплым и нежным. Будто в душе распускается красивый, нежный цветок, лепесток за лепестком. В сердце поселилось маленькое солнце, разливаясь во мне теплом и светом. Солнечный лучик заглядывает мне в очки и отражается в стекле яркой звездочкой. Валера возвращает меня к реальности; делает несколько кадров, убирает камеру в рюкзак. Пора вниз. Нужно успеть спустится до темноты. По льду над скалами Пастухова мы решаем идти с веревкой, закручивая ледобуры. Совсем не хочется рисковать. Лед хоть и не крутой, но уж если поскользнешься… так только внизу тебя и найдут, если еще будет что находить. Перламутровый, бирюзовый и местами бутылочно-зеленый лед искрится и пере-ливается на солнце. Спускаемся аккуратно, получается не очень быстро. На скалах убираем веревку, она уже не нужна и даже мешает, застревая между камнями. Вот уже виден и конец этому ледовому полю. Я делаю последний шаг со льда на снег, сбрасываю рюкзак и буквально валюсь на него. Валера присаживается рядом. Смотрит на меня своими голубыми сияющими глазами, протягивает руку, чтобы поздравить и мы почему-то дружно взрываемся от смеха. Я счастлива! Все. Можно расслабиться! Дальше не опасно. Эльбрус провожает нас очередным сказочным закатом и прекрасной погодой. В Азау нас встречает Исхак, хозяин гостиницы, человек безгранично гостеприимный, ставший для всех нас близким и родным. Уставшие и счастливые, мы торопимся домой. И вот я брожу по Москве и не ощущаю ни времени, ни пространства. Удивительное состояние мира и спокойствия, глубокого удовлетворения, полнейшего счастья и бесконечной радости! Меня радует буквально всё: прохожие, деревья, дома, улицы. Мне кажется, что я хожу, почти не касаясь ногами земли. Не покидает чувство какой-то нереальности, вездесущей красоты. Во мне продолжает распускаться тот самый цветок, светить то самое солнце, заставляющее меня смотреть на мир совсем другими глазами. Глазами любви, прощения, умиротворения. И это "нечто" помогает мне жить, наполняя сердце бесконечной любовью, светом и чистотой. Помогает справляться с раздражением, обидами, тщеславием, гневом и эгоизмом, ограничивающим свободу души. Что же это за "нечто"?.. Это мой Путь к свободе, творчеству, к совершенству. Путь к Богу. Это мой опыт, который я обрела и прожила, который обогатил мою душу. "Но какая польза миру от нашего восхождения, которое мы посвятили любви и взаимопониманию? Что миру от этого моего приобретения?", - этот вопрос меня мучает, и ответ на него я никак не могу найти. А может, путь к миру и заключается в обретении этого внутреннего "нечто", которое и есть любовь, гармония, красота, спокойствие. Может и в самом деле, чтобы наступил мир вокруг, нужно, прежде всего, обрести мир внутри себя?! Открываю случайно попавшуюся в руки книгу, обратившую на себя мое внимание названием: «Миролюбивая странница» — о замечательной женщине, странствующую с призывом к миру и взаимопониманию: «…Храм мира находится внутри нас…». И дальше читаю: «Мир начинается в нас самих… И если вы желаете, чтобы наступил мир, очищайте тело от дурных привычек, очищайте разум от всех отрицательных мыслей, очищайте желания от жадности и эгоизма, ищите пути служения другим, очищайтесь от стремления к богатству или тщеславию, познайте волю Бога и следуйте ей. Воодушевляйте и других поступать так же». Радостью и трепетом откликаются во мне прочитанные строчки. И хочется больше успеть сделать в жизни красивого и полезного. Переворачиваю последнюю страницу книги: «Я буду странствовать до тех пор, пока человечество не познает дороги, ведущие к миру»… И говорю себе: "…пока я сама не обрету в моей душе мир, гармонию и свободу". Я не знаю, что будет дальше, но я точно знаю, что это только начало… В этом восхождении на высочайшую точку Европы п. Эльбрус (5642м.) зимой 2002 года участвовали Елена Кузнецова, Наталья Злоказова, Любовь Бамблевская, оператор Валерий Багов и я, Ольга Шиленина. Мы выражаем огромную благодарность фирмам BASK, KAILASH, спортивному клубу им. Демченко, и всем, кто поддержал мою идею и помог её осуществить.

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!