8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

Ольга Шиленина: cоло - восхождение на пик Свободной Кореи

Сложнейшие восхождения в горах давно перестали быть уделом сильной половины человечества. Сомнения относительно места женщины в большом альпинизме были окончательно развеяны весной 1975, когда японской спортсменке Юнко Табей (Junko Tabei) удалось впервые поднялась на высшую точку Земли - Эверест. Однако далеко не каждая "леди с ледорубом", даже обладая солидным спортивным багажом, способна решиться на уникальное по степени ответственности и риска сольно восхождение. В мировом альпинизме таких примеров пока очень немного — можно по пальцам пересчитать женские одиночные восхождения по маршрутам 5-6 категории трудности. Их число приумножила наша соотечественница Ольга Шиленина. Летом 2002 Ольга совершила одиночное восхождение на пик Свободной Кореи на Тянь-Шане и стала первой российской соло-восходительницей.
Ольга Шиленина Восхождение на пик Свободной Кореи В 1999 году я была в Шамони. Вечерами я сидела в библиотеке и когда читала о том, что женщины творят в западном альпинизме, было «обидно за державу»: «Что же наши так не могут? Ведь у нас столько способных и талантливых женщин". Появилось желание попробовать одиночное восхождение. Мне и раньше нравилось лазить без страховки. Нравилось возникающее при этом состояние предельной собранности, когда каждое движение как бы проверяется дважды, при этом сами движения становятся буквально «кошачьими», нравилось, что все ощущения обостряются, включаются какие-то дополнительные резервы человеческой психики. Однако, все, что было раньше, касалось небольших крымских маршрутов, а хотелось попробовать совершить в одиночку серьезное восхождение в больших горах. Появилась идея соло - восхождения, но, во-первых, ее надо было трепетно «выносить» внутри себя, а во-вторых, должны были сложиться благоприятные условия. Год назад я была готова идти на Белуху, однако, не было серьезной поддержки внизу (по-видимому, для женщины это все-таки важно), и я отказалась от одиночного восхождения, пошла в группе. Летом 2002 года я собиралась вести двух ребят на пик Хан-Тенгри. Надо было где-то потренироваться, и я решила заглянуть в сказочный по красоте горный район Ала-Арча, находящийся всего в 40 км от Бишкека – столицы моей родной Киргизии. В тайне я надеялась, что удастся осуществить мою мечту и сходить на в. Свободной Кореи СОЛО. Мое внимание привлекали два ледовых маршрута – Барбера 5Б к. тр. и Лоу 5А к. тр. Я приехала одна, но в этом районе проходили сборы кемеровских альпинистов, с которыми я была хорошо знакома, – о таком замечательном спасотряде можно было только мечтать. Руководителем сборов был Сергей Зуев, под его руководством я ходила на свои первые высотные восхождения – на п. Корженевской (1987г.) и на п. Хан-Тенгри (1994г.), вместе мы участвовали в гималайских экспедициях на Макалу (1996г.) и на Лходзе Шар (1998г.). Ему-то я и доверила свои планы. Я бесконечно благодарна Сергею, что он отговаривал меня не очень активно, а в душе явно поддерживал. Вечером мы с Серегой разработали тактический план моего восхождения. Он настоятельно просил меня, если я выбьюсь из графика прохождения расписанных по времени участков, возвращаться вниз, не рисковать, дабы не схватить холодную ночевку. Я клятвенно обещала все исполнить как можно надежнее и не рисковать почем зря. Весь вечер я не могла оторваться от предстоящего мне завтра пути. Я просмотрела начало, нашла глазами узкое место бергшрунда, который надо было перелезть, мы еще раз потренировались работать с самовыкручивающимся ледобуром для спуска. Я собрала все свои железки. Серега (спасибо ему тысячу и больше раз) сунул мне в рюкзак перекус такого объема, что мне хватило бы, пожалуй, не только на восхождение, но и на две ночевки. Стемнело. На небе высыпали звезды, — я порадовалась: вроде бы должна быть погода. Мы стали укладываться на ночевку в премилой, кстати, очень мне полюбившейся палатке, желтенькой, с известной всем надписью BASK. Наконец-то мы угомонились, но заснуть у меня никак не получалось. Я, конечно же, волновалась. Так, в полусне-полудреме, просыпаясь через каждый час, я, наконец-то, дождалась пищания будильника. Два часа ночи. Я лежала не шевелясь. Серега прошуршал спальником, вынул из него фонарик и спросил: «Ну что, ты и в самом деле пойдешь?» Я лежала и молчала. Раздумывала. Сомнений, конечно, у меня не было. Но от мысли, что я сейчас пойду в этой темноте и совсем одна, мне стало немного жутковато. Минут на пятнадцать я притихла в своем уютном теплом пуховом спальнике, тоже, кстати, BASKовском. «Куда я собираюсь?»— мелькнуло в моей голове. Но тут же я вспомнила свои прошлогодние переживания от несбывшейся мечты, и уже решительно выползла из спальника, развеяв всякие сомнения Сереги в том, пойду ли я на самом деле или нет. "Такого случая, – подумала я, – может больше и не быть. Сейчас у меня есть наблюдатель - человек, который поддержал мою идею. Внизу на ночевках Рацека сидит великолепный спасотряд. Классные парни и девчата. Сильные, молодые, спортивные. Надежные. Что мне еще надо? Ну, не пойдется – вернусь", — проговорила я вслух последнюю фразу, как бы для Сереги. Хотя говорила, конечно же, самой себе. Пока я одевалась, Серега быстро приготовил чай, мы позавтракали. Я вылезла из палатки наружу. Боже мой!!! Какая темень. Куда делась только что огроменная, как фонарь луна?! Очертания гор в темноте впечатляли и немного пугали своей суровостью. Я надела на голову налобный фонарь. Заверила Серегу еще раз в своих разумных действиях и решениях, затянула рюкзак и зашагала по тропинке от Коронских ночевок к леднику. Серега пожелал мне удачи. По пути я встретила еще таких же полуночников-восходителей. Ребята спросили у меня, куда я иду. Сами они собирались на в. Двурогая. Я почему-то брякнула, что иду погулять. Сказать о своих намерениях им у меня не повернулся язык. Мы обменялись любезностями и пожелали друг другу удачи. У меня захватывало дух то ли от темноты, то ли от красоты, а, скорее всего, от предчувствия начала чего-то нового, мне пока еще неизвестного. Сначала я шагала по уже натоптанной тропе, но очень скоро она повернула в другую сторону. Фирн был жесткий и не проваливался, идти было легко. Я шагала несмотря на холодящую темноту с радостью в душе. Да, это было началом. Я была уверена, что у меня должно все получиться. С Коронских ночевок я вышла в половине четвертого. По мере отдаления от уютного, мирно спящего палаточного городка, на меня как будто надвигался силуэт горы, которая в темноте казалась великаном, неприступным, суровым и непредсказуемым. Пора было надевать кошки и обвязку. Чтобы не было страшно, начала мурлыкать себе под нос. Громко петь не решалась, дабы не нарушить тишину, хозяевами которой были стройные склоны окружающих гор. Достала два, теперь мне родных и надежных ледовых инструмента фирмы «Charlet Mouzer». Развесила на обвязку как елочные украшения ледобуры, оттяжки, карабины. Тихо попросила у горы разрешения и помощи… Начала двигаться вдоль бергшрунда, чтобы перейти его по снежному мосту, который я присмотрела еще снизу. Аккуратно перешагнула, вбив молотки в противоположную стенку. Дыхание замерло! Страшновато, но куда ж деваться! Теперь только вперед. Автоматически ставлю ногу. Лезвие инструмента очень легко и надежно зарубается в нежесткий летний лед. Маленькие лавинки очистили склон от снега, шедшего несколько дней подряд, правда не весь, а полосами, неширокими желобами, по которым только и возможно передвигаться, потому что свежевыпавший снег очень ненадежный и инструмент не держит на нем. Начало светать. Я оглянулась и застыла от красоты. В который раз я уже наблюдаю, эти удивительные рассветы в горах и не могу насладиться. Фантастические виды, неповторимые. Я не удержалась, достала фотоаппарат. Правда все равно ни один фото- или видеокадр не может передать того, что видит глаз и чувствует сердце. Я продолжала двигаться. Склон был не супер - крутой и шагалось с инструментом как-то легко и надежно. Легко, конечно, относительно. Но я не позволяла себе долгих отдыхов и остановок. Боялась выбиться из графика. Вскоре совсем рассвело. Оттого, что мне шлось уверенно и относительно надежно, я не крутила буры и не страховалась. Решила, что достаточной страховкой мне будут инструменты и кошки. Погода стояла просто на удивление прекрасная. На небе ни облачка. Я следила за временем. Мне очень хотелось успеть. И вдруг, как-то для меня самой неожиданно, я оказалась на гребне. Время было всего половина восьмого. Я опережала все графики. Меня это обнадеживало. Я полюбовалась видом с гребня. Дальше путь к вершине лежал по другую сторону гребня. Вот тут снова нужна была аккуратность: приспуститься, а потом подняться по «разборному» кулуарчику. За какой камень не возьмись, он «живой» - так и норовит остаться у тебя в руках. Нельзя спешить, и нельзя медлить. Дальше пошли снежные поля на склоне. А вот и та самая предвершинная стеночка. Стоит перед тобой. Но лазание очень приятное, ничего не сыпется, ничего не рушится. Стеночка метров 40, а, может, чуть больше. Все, вершина!!! Какие же ты там радость и счастье испытываешь! Прямо колдовство какое-то. Только нельзя долго этим удовольствием наслаждаться - еще предстоит спуск. Спуск по пути подъема. Я написала записку, оставила следующим восходителям шоколадку и заспешила вниз. Спускаться по скале всегда сложнее, чем подниматься, надо быть еще более аккуратным, внимательным и осторожным. Я дошла до оставленных на гребне вещей и, наконец-то, присела отдохнуть и перекусить. В 11.00 я начала спускаться, используя для страховки ледобур с хитрой системой, которая, как палочка-выручалочка и страховку обеспечивает, и сама выкручивается, стоит только снизу дернуть за веревочку, но опять же плавненько. Разговаривала с ледобуром как с живым, чтобы он, когда не надо, не выкрутился а ,когда надо, не застрял. У меня была с собой еще кевларовая веревочка фирмы BEAL, она тоже стала одушевленным членом восхождения, надежным и верным товарищем. Спуск занял больше времени, чем подъем, потому что спускалась на половинках веревки, метров по 20 - 25. Погода продолжала радовать вопреки всяким предположениям и предупреждениям, сверху ничего не сыпалось. Ни камушка, ни лавинки, все как будто замерло. Повезло?! А может, все же, дозволила?! Гора как будто меня охраняла, великодушно допустив и снисходительно позволив это мое «баловство». Ее присутствие я ощущала на протяжении всего восхождения. Чувство было такое, что я не одна. Перешагнув бергшрунд, и, сделав еще несколько шагов вдоль трещины, я ощутила переполнявшую меня огромную радость, которую так боялась выпустить наружу. Боялась расплескать это богатство, это счастье. Все! Я сняла кошки, обвязку, убрала в рюкзак. С трепетом в душе поблагодарила Гору. Сердце сжалось и защемило. Неужели все?! Неужели смогла? Неужели это я? Немножко с грустью, но с выпрыгивающим от счастья сердцем я почти полетела вниз. Навстречу мне уже бежал Сергей. Я даже смутилась. Он радовался за меня не меньше, чем я сама. Поздравлял и повторял: «Молодец, ты смогла это!.. Молодец! Ты смогла!» Потом забрал у меня рюкзак, напоил вкусным чаем! И тут я поняла – ВСЕ, теперь можно окончательно расслабиться. Почти дома. Ну, как же это здорово – подумала я - когда тебя внизу кто-то ждет и так искренне за тебя радуется. К гамме чувств, переполнявших мое сердце и душу, добавилось искреннее чувство благодарности Сергею и всем, кто верил, и кто поддерживал. Я шла, но было ощущение, что я лечу за Серегой. Мне казалось, что сияние от счастья не только на лице, но и где-то внутри меня и во всю меня! Мы подошли к Коронским ночевкам. Вот она, моя палаточка, и вот долгожданный отдых. Серега стал делиться своими переживаниями, как он перепугался, когда в восемь утра не обнаружил меня на горе, как он от волнения прибежал под маршрут, просмотрел все лавинные конуса, весь склон. И, не обнаружив меня, остался ждать, не отрывая глаз от склона, пока я не появилась на спуске… А я начала взахлеб рассказывать свои действия и впечатления. Пока мы болтали и пили чай, налетела туча. И только тут меня застала непогода. Дотерпела все-таки, дождалась. Пожалела. Не начала свирепствовать раньше. А потом был душевный вечер с ребятами на ночевках Рацека. Расспросы, поздравления, рассказы... Это было 24 июля 2002 г. А 27 июля я уже отправилась в свое новое путешествие. В район ледника Иныльчек. Район суровый, но сказочно красивый. И вот уже новые впечатления, встречи, ощущения. На этот раз целью моего путешествия было восхождение на пик Хан-Тенгри (7100м) в качестве гида с ребятами, которые не имели большого альпинистского опыта. Любовь к этой Горе у меня давняя. Огромная белоснежная пирамида притягивает к себе, заманивает, но суровостью своей настораживает и выстраивает тебя. На вершине Хан-Тенгри, на этот раз уже не специально, я оказалась совершенно одна. И, между прочим, в этом есть своя прелесть и мудрость! Тебе никто не мешает быть наедине с Горой. Быть самим собой. Ощутить полноту чувств и ощущений. Узнать себя! Нырнуть в свой внутренний мир с той силой и глубиной, которую тебе позволяет эта великая Гора. И услышать там мелодию своей души…

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!