8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

Валерий Бабанов теперь знает Меру…

Валерий Бабанов теперь знает Меру… Вернее, они совсем недавно познакомились. Ледяная, неприступная, ему эта крепость сдалась, открыла на 10 минут каменные объятия. Правда, не позволила даже захватить с собой фотоаппарат, чтобы снять её в минуту слабости…
«6310 м» - буркнул альтиметр на часах. Валерий стоял на самой высокой точке пика. Справа готовились к снежной атаке чёрные тучи, слева светило солнце - «и никаких гвоздей!…» Альпинизм – это своего рода активная медитация или очищение через физические лишения,- но вряд ли наш герой, очищённый и просветлённый, в те минуты сознавал это. Цель была достигнута. Все мысли, предельная сконцентрированность на маршруте отступили, дав место усталости. Он постоял немного, связался с напарником Игорем, который дежурил в высотном базовом лагере где-то совсем внизу на отметке 4000 м и выпалил радостную весть: - Я попробую подойти ближе к обрыву, чтобы ты мог меня видеть! - Не делай этого! - Мне всё-таки очень хочется взглянуть вниз с обрыва! - НЕ НАДО!.. Валерий Бабанов: Фотоаппарат остался чуть ниже в 150 метрах от макушки пика. Когда я стоял на самом верху, мне ужасно захотелось снять несколько кадров. Наконец-то! Я здесь! Но тут какой-то внутренний голос, интуиция (голос Бога!) подсказала мне: «Не спускайся сейчас!». Если уйдёшь, то назад уже не вернёшься. Гора словно открыла для меня на несколько минут коридор и разрешила побыть над ней какое-то время… Очень короткое время. По легендам Акулий плавник, ведущий на пик Меру – это дорога в Центр Вселенной. За последние несколько лет было предпринято около 15 попыток дойти до заветной вершины, но все они оканчивались неудачей. Только знаменитый американский альпинист Питер Такеда пробовал «оседлать» Акулий плавник три раза: последний был этой весной (тогда же и Валерий делал свою первую попытку), но гора вновь не пустила его. Больше трёх попыток уже не положено. И Такеда постарался забыть о ней. В. Б.: Мы послали ему письмо сразу же, как я спустился. Прошло уже почти две недели. До сих пор от Питера нет ответа, хотя мы, когда с ним и его напарником этой весной вместе штурмовали пик, очень подружились. Возможно, только одного могла «пропустить» Меру. А все эти экспедиции - их было так много. Одни пытались взять её наскоком, другие измором. Но все в результате отступали. Каждый раз лезли по 4 - 6 человек… А она могла принять, как мне уже сейчас кажется, только одного. Валерий, конечно, не сказал «избранного». Но получается он и есть избранный. Работа над маршрутом такой сложности требует непостижимой для обычного человека сконцентрированности, упорства и, обязательно, огромного опыта. Надо жить в горах, чтобы владеть такой техникой передвижения, чтобы так чувствовать их, чтобы уметь разговаривать с ними. Он и провёл 25 лет из своих 36, «работая маршруты». Его «опыт, сын ошибок трудных» вырос и воспитан был 200 экспедициями. В.Б.: Естественно, я стал соло-альпинистом не сразу, как-то постепенно пришёл к этому. Дело в том, что в команде я чувствую себя не слишком комфортно, у меня нет свободы решений и действий, я не могу импровизировать по ходу. И потом я как-то привык рассчитывать только на себя. По-моему, это вполне логично. Себя можно прогнозировать, себе можно доверять или не доверять в тех или иных ситуациях. В команде схема отношений гораздо сложнее. Ольга Горбоносова (HPCru): То есть вам действительно проще и легче работать на маршруте одному? В. Б.: Конечно, иначе бы я был человеком команды. О. Г.: В этот раз вам легче далась эта гора? В. Б.: Так нельзя сказать. Вообще, чем крупнее гора, тем она дороже. Во всех смыслах: и тяжелее даётся, и дороже стоит аренда коридора на ней. О. Г.: То есть вы платили за каждый метр?! В. Б.: Нет, конечно. Если гора в Индии выше, чем 6500 м, она дороже стоит. Моя вершина подходила под этот тариф. Оказалась она чуть ниже. По крайней мере, по моим измерениям. По моим часам. О.Г.: А можно ли верить вашим часам? В. Б.: А почему нет? Мы уже их проверяли во Франции, и они не грешили. Валерину руку украшают умные часы Protrek, исполинских размеров, подаренные ему французской ассоциацией горного спорта, где он работает тренером. Кажется, в них может поселиться кукушка!:-)) Чего они только не умеют и какими только свойствами не обладают, разве что кофе не варят!:-)) В. Б.: Я шёл с обратной стороны горной стены, метрах в двух от самого гребешка и если нарисовать маршрут на этой фотографии, то он пройдёт пунктиром.:-) То место, до которого я дошёл, нельзя назвать абсолютно высокой точкой. Самая высокая – это снежный карниз, до него было метров пять. Если на него встать, он может обвалиться. Там, где я стоял, не видно было основания горы, стена плавно уходила вниз, где-то вдали блестел ледник, 2 км подо мной. А я захотел, чтобы Игорь меня увидел на вершине и было направился покрасоваться на карниз. Но он отговорил, сказав, что карниз может обвалиться, да и испанцы меня уже видели. В этот раз Меру собирались штурмовать ещё целых две экспедиции испанская и японская. Валерий раньше приехал и возможно это обстоятельство так же повлияло на высочайшее решение небесной канцелярии допустить одержимого идеей в святая святыхJ. Во время восхождения погода была необыкновенна мила и предупредительна. В. Б.: На подъём у меня ушло 6 дней. В течение этого срока я практически не отдыхал, если не считать сон, да и спал мало, начинал работать маршрут ночью, часа в 3-4, чтобы броски получались длиннее. Днём свет тебя поддерживает. Если начнёшь утром, то закончишь вечером наверняка. Ничего не видно, усталый. Ночью погода более стабильная. Но и холод страшный, ботинки как консервные банки на ногах висят, перемороженные… Этот человек чертовски заразительно и как-то по-детски смеётся. Взрослый ребёнок, который не боится мечтать. Сам себе волшебник. На вид хрупок, невысок, но необыкновенная сила живёт в его тренированном теле. И всё равно ему нужна страховка, ощущение если не тверди под ногами, то связи с внешним миром. Хотя бы по рации. Нужно, чтобы кто-то ждал внизу. В этот раз - напарник Игорь, в прошлый – жена Ольга. И, конечно, письма из дома. В. Б.: Игорь читал мне их прямо по рации. В течение всех 6 дней я был на связи с Игорем. В день во время восхождения приходило по 2-3 письма. Как правило, от самых близких людей. Во время моего подъёма Каська не только меня поддерживала в моральном смысле, получая мою почту, но и моего напарника. У него сильно разболелся зуб, он порядком устал от сидения в лагере, в палатке и начал уже было проситься домой, как вдруг нашёл себе развлечение. Игрушки на карманном компьютере. На этот раз перед восхождением высотный базовый лагерь посетил корреспондент HPCru Андрей Кузнецов, который отладил работу карманного компьютера, да так, что он начал исправно принимать даже удалённую почту. К тому же Андрей привёз солнечную батарею, которая довольно быстро ухитрялась накормить прожорливый цветной наладонник. Благо, и погоды стояли солнечные, весьма удобные для кормления:-). О. Г.: В прошлый раз американцы вас назвали русским Джеймсом Бондом за такое техническое оснащение экспедиции, а как в этот раз отреагировали на карманный компьютер и спутниковый телефон испанские и японские альпинисты? В. Б.: Ну, больше всех, конечно, удивились японцы. Тем более, что у них-то кроме приёмника ничего не было. Два дня они приходили ко мне отправлять почту, получать письма из дома и очень радовались такой возможности, а потом мы разошлись по маршрутам. О. Г.:А у вас было предчувствие, что всё получится? В. Б.: Да, конечно. Я программировал себя на успех. Во-первых, точно рассчитал время, которое мне понадобится, изменил маршрут. Да, собственно ради самой вершины, а не маршрута я затеял всё это. Больно уж привлекательна она и труднодоступна! Она тебя словно притягивает, заставляет подняться на неё. И потом на вершине никто не был. Но путь к вершине кажется легче, чем на самом деле. Не зря массив Меру называют центром Вселенной. Хотя Шамбалы я там не нашёл:-)). О. Г.: А нам по последнему вашему письму показалось, что нашли…:-)) В. Б.: Просто меня захлестнули эмоции, переживания. Я заново прожил всё восхождение. Когда до вершины оставалось 200 м, я вспомнил, что забыл в рюкзаке фотоаппарат, но решил не возвращаться. У меня было ощущение, что я пришёл на чистую гору и должен быть абсолютно чист. В двух километрах от Меру стояли чёрные тучи. Мне показалось, что они как будто замерли, пропуская меня, поэтому времени возвращаться не было. Я за 15 минут преодолел фирновый склон и очутился на макушке… …Валерий пробыл на вершине всего 10 минут. Не больше – не меньше. Он опять каким-то внутренним чутьём уловил тот момент, когда надо уходить. Аудиенция была окончена. Не успел он немного спутиться, как солнце пропало, и одна за другой побежали тучи, образуя чёрный полог над макушкой Меру. Гора устала от своего посетителя, она собиралась поспать… Да, и день близился к концу и нашему герою надо было успеть добраться до своего жилища – маленькой передвижной платформы, оставленной внизу. На следующий день Валерий был уже в высотном базовом лагере со своим другом и писал нам то самое последнее в этой экспедиции письмо… В.Б.: Сначала сел писать из чувства долга, но потом так увлёкся как будто заново всё пережил. Мне было очень важно, чтобы мои друзья узнали всё как можно быстрее от меня самого, мне не терпелось зафиксировать все свои переживания прямо там, на месте, у подножия Меру. Я уже знал её, видел окрестности с её вершины, часть моей души навсегда осталась с ней. Когда Валерий писал заключительное письмо он обнаружил, что экранчик Каськи несколько пострадал от эмоциональных уколов стилусом. В нижней части отчётливо проглядывают точки-мишени, соответствующие буковкам вирутальной клавиатуры, да так, что можно вслепую, с выключенным экраном, учиться печатать на ней:-). Интервью с Валерием Бабановым в офисе BASK провела Ольга Горбонсова.

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!