8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

"Апостол Андрей" стал уникальной яхтой, которая миновала все крайние мысы всех континентов

Из дневника капитана Литау:
9.09.2002 Переход от Кебридж-Бея до пролива Белло протяженностью в 300 миль прошел при хороших ветрах в основном по чистой воде и ничем кроме дня рождения Виктора Гомза не запомнился. А был он 6 сентября, и исполнилось Виктору 20 лет. Это самый молодой член экипажа всех созывов, но уже достаточно опытный яхтсмен: рулевой первого класса, перворазрядник, и имел за "кормой" до прихода к нам около 5 тысяч морских миль. Ко входу в пролив Белло мы подошли на рассвете 8 сентября. Пролив этот отделяет остров Сомерсет от полуострова Бутия, а популярней: материк Северная Америка от Архипелага. В проливе находится мыс Зенит - северная точка Америки. Своеобразный Анти-Горн. Широта его ровна 72 градуса, и в этом он значительно уступает нашему мысу Челюскин, который расположен почти на 78 параллели. Белло представляет собой узкую щель, местами меньше мили, берега высоки (до 300 метров) и утесисты, глубины тоже не уступают: до 380 метров. Приливные течения в проливе следуют то на запад, то на восток, меняясь каждые 6 часов, и скорость их достигает 8 узлов. Ото льда чист он бывает редко, и лоция говорит: "Безопасное плавание по проливу возможно только в условиях хорошей видимости под проводкой ледокола; проходить по проливу без ледокола, не имея надежной информации о ледовой обстановке, не рекомендуется". Ледокола у нас при себе не было, информация была вполне приличной, а видимость отличной. Выдался хороший солнечный денек, это обеспечило видимость не только для судовождения, но и возможность полюбоваться чудесными видами, открывающимися по обоим берегам пролива. Пролив оказался практически чистым ото льда, и ровно в 10:00 мы миновали мыс Зенит. "Апостол Андрей" стал уникальной яхтой, которая миновала все крайние мысы всех континентов. Отметив это, мы подошли к самому опасному месту пролива Белло: скале Магпай. Лежит она вровень с поверхностью малой воды, и положение ее можно приблизительно определить по образующимся над ней водоворотам и сулоям. В 4 кабельтовых к северу от нее расположена банка, пройти нужно в этом узком проходе, и течения именно в нем достигают максимальной силы. Это подтвердили показания нашего лага, которые стали стремительно расти и достигли 11 узлов при собственной скорости в 5. Вода кипела как в котле, льдины проносились мимо яхты, то обгоняя ее, то идя навстречу, то пересекая наш курс. Если льдины попадали в водоворот, они начинали вращаться на месте, если это была парочка, то она исполняла своеобразный танец, кружась как в вальсе. Яхта управлялась с трудом, ее поворачивало против воли рулевого. Он дрожащей рукой утер пот, когда мы миновали это место. Зато остальные члены экипажа испытали восторг и извели не один метр пленки, чтобы запечатлеть буйство стихии. Пролив Белло остался позади, и нам открылся чистый ото льда простор залива Бутия. К сожалению, это только в радиусе 10-20 миль. Ледовые карты показывают, дальше на север и на юг распространяются льды различной сплоченности, большей частью непроходимые. Мы завернули за остров Лонг-Айленд и встали на якорь в бухте Депо у покинутого селения Форт-Росс, чтобы принять новые карты, оценить ситуацию и дождаться ее улучшения.Перед нами лежат три дороги, но ни одна пока не доступна. 5.09.2002 Рабочий день на "с" начинается рано: в шесть утра уже завтрак. Перед завтраком поднялся на мостик буксира, поприветствовать капитана и поинтересоваться, как скоро они собираются уходить и можно ли будет стоять у них под бортом (единственный причал Кембридж-Бея занят баржами). Рассказал капитану о замене винта и посетовал на штили, которые заставили нас сжечь изрядное количество топлива. После этого мы отошли на середину бухты, ожидать пока "Kelly" перетасует свои баржи. Закончив маневры, они снова пригласили нас под борт. Некоторое время спустя подошел Раймонд, второй помощник капитана, посоветовал завести ещё пару концов, чтобы яхту не водило при движении буксира, и в дальнейшем "Kelly" совершал свои маневры с привязанным к нему "Апостолом". Предложили нам так дальше и плавать. Было бы неплохо, жаль не по пути. После швартовок на яхту заглянул стармех, с которым установились особые дружеские отношения. Михаил предложил взять топливо у них, а также посетить душ. Мы с радостью приняли оба предложения, через полчаса шланг был раскатан, и солярка полилась в пустой танк яхты. Заправляться нам помогал Garry White, пожилой матрос - через месяц он выходит на пенсию. В прошлый раз Гарри подарил всем кожанные кепки, в этот раз потащил меня на рыбный склад-магазин и купил нам три копченные рыбины, по пути нахваливая их и говоря, что больше нигде такой рыбы мы не попробуем. Вкус действительно оказался отменным, с этим согласились и избалованные рыбой камчатцы. Взамен мы надели на Гарри нашу майку, по нраву ему пришлись брелки с символикой нашего плавания. К ночи все погрузочные работы на буксире были завершены, и начались взаимные визиты, которые закончились далеко заполночь. Все это живо напомнило мне порт Провидения и буксир "Капитан Беломестнов". Моряки всех широт и континентов похожи друг на друга, всегда готовы оказать помощь и поддержку, и вместе весело провести время. Когда мы собирались в Канадскую Арктику, то высказывались естественные опасения, как там будет? Все-таки в нашей Арктике мы были у себя дома. Эти опасения были совершенно напрасными - все оказалось почти одинаковым: такие же доброжелательные жители, такая же аномально тяжелая ледовая обстановка, и так же нужно получать: визы в Канаду и разрешение на посещение Чукотки, Якутии и пр. Только здесь для иностранцев, а у нас для своих же граждан. 5 сентября началось в шесть утра запуском дизелей на буксире - наши друзья уходили. Последние объятия, обмен адресами и сувенирами, мы отвязываемся и отходим на середину бухты. "Kelly Ovayak" выстраивает баржи, зацепляет переднюю и описав дугу по бухте, вытягивает свой караван в кильватерную линию. Буксир и баржи строем проходят мимо "Апостола Андрея", все машем руками, прощальные гудки, увидимся ли когда еще? Занимаем освободившийся причал. Теперь наши мачты видны поселку, и на пирс регулярно подъезжают автомобили и квадроциклы, один член экипажа постоянно занят раздачей буклетов и рассказами кто мы, откуда идем и куда. Дел у нас осталось немного: отправить корреспонденцию, докупить продуктов. За этим выходим в поселок. Кебридж-Бей выгодно отличается от Тактояктука чистотой на улицах и порядком возле домов. И вообще выглядит он более цивильно. Есть банк и почта, телефоны - автоматы, с которых можно позвонить в Россию, (в Таке мы их так и не нашли), два крупных магазина, оздоровительный центр, бассейн, великолепное здание школы. В школе небольшой краеведческий музей и выставка картин местных художников, отличная библиотека, в которой помимо стеллажей с книгами, длинный ряд компьтеров. Продукты из магазина нам подбросил на своем автомобиле Peter, он же привез последние ледовые карты. Впереди на 200 миль чистой воды, а дальше льды различной сплоченности. Связался на прощание по радио с береговой охраной, снимаемся со швартовых, и в 19 часов покидаем Кембридж. На выходе из бухты, от берега к нам устремляется моторка с двумя рыбаками. Подойдя к борту яхты, они перекидывает на нашу палубу две здоровые рыбины и, пожелав счастливого пути, отваливают. Капитан яхты Николай Литау

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!