8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

Интервью с Валерой Бабановым. "Западное ребро Дхаулагири - это фантастический маршрут"

BASK: Какие впечатления остались от экспедиции? В.Бабанов: Впечатления об экспедиции остались самые хорошие. Новая вершина, интересный район, классный напарник, с которым мы прекрасно взаимодействовали как в быту Базового лагеря, так и наверху, на маршруте. Всё как в “dream”. BASK: Расскажите о ваших первоначальных планах? В.Бабанов: В планах этой экспедиции была попытка прохождения нового маршрута на вершину Дхаулагири 8167м, в Гималаях, по Западной стене. Нас было двое: я, и Коля Тотмянин из Питера. Восхождение должно было быть сделано в альпийском стиле, то есть без провешивания перильных веревок и предварительной установки промежуточных, высотных лагерей. Естественно, ни о каком дополнительном искусственном кислороде речь не шла. Проект очень амбициозный и рискованный. До самого конца, пока мы не пришли под стену, мы точно не знали, по какому маршруту полезем. Западная стена Дхаулагири – это просто громадина. Перепад от подножия до вершины около 4500 метров. В мире существует только две подобные по протяженности стены – это Южная стена на Дхаулагири, и Рупальская стена на Нанга Парбат с юга. И всё. Все остальные стены восьмитысячников значительно уступают этим трём по перепаду и по протяженности. BASK: Вы уточняли свой маршрут уже в ходе экспедиции? В.Бабанов: Только поднявшись в Базовый лагерь на 3700 метров, мы смогли определиться с выбором маршрута. Вся стена - как на ладони. Повторять нам ничего на стене не хотелось – хотелось чего-то нового. Взгляд «уперся» в красивое, громадное по своей протяженности Западное ребро, в верхней части переходящее в Северо-Западный гребень. Нижняя часть маршрута – это крутой скальный бастион около двух километров. Лазание начинается уже с высоты 3700 метров. Заканчивается – на вершине. Вот и считайте, почти 4500 метров по перепаду. Протяженность – около 7 километров. Маршрут – безумный по своей красоте. Практически весь новый. Его даже никто и не пытался пролезть. Я бы его назвал «Dream Line”. Вот на этом-то маршруте мы и остановили свой выбор. В двойке, и в альпийском стиле. BASK: Как все складывалось дальше? Вначале предстояла акклиматизация и подготовка к основному восхождению? В.Бабанов: Вначале, примерно так, как и планировали. Поднялись на 5000 метров, акклиматизировались. Потом на 6000. В конце – концов поднялись на 7100 метров по «классике» на Дхаулагири. Там переночевали, и вниз, обратно в свой Базовый лагерь на 3700. Там трава, птички поют. В общем, для восстановления лучшего места не придумаешь. Таким образом, к середине апреля мы были готовы к восхождению по основному, запланированному нами, новому маршруту на Дхаулагири – по Западному ребру. В середине апреля погода пошла на улучшение. Прогноз обещал быть хорошим на несколько дней. BASK: И вы решили воспользоваться этой возможностью? В.Бабанов: Мы стартовали на «свой» маршрут рано утром 18 апреля. Рюкзаки были неподъёмными. Куча снаряжения: веревки, крючья, френды, закладки и тому подобное. Я даже скальные туфли взял для прохождения нижней части стены. Плюс к этому вся теплая одежда, газ, палатка, кариматы, горелка, продукты, спальник. Вначале мне казалось, что всё это просто нереально оторвать от земли. Но всё же удалось, хоть и с трудом. Мы медленно, подобно улиткам, начали набирать высоту по крутому, заросшему травой скальному бастиону. Лезли в кошках и с двумя ледовыми молотками в руках. Такой вот драйтулинг. В тот день нам удалось подняться до высоты 4300 метров. Смешно представить, но высота Базового лагеря под Эверестом на километр выше того места, до куда мы в тот день поднялись. Ближе к вечеру пошел снег. Прогноз не оправдывался. На следующий день мы продолжили карабкаться вверх, но уже вскоре поняли, что находимся «не в той части» намеченного маршрута. Подход к верхнему скальному бастиону, который собственно и выводил на Западное ребро, отсюда был недоступен из-за глубокого каньона вымытого ледником. Прямого прохода небыло. Мы решили подниматься вверх по той стороне, где находились, в надежде, что быть может вверху удастся перебраться на нужную нам сторону, и таким образом выйти на намеченное ребро. Выше 4500 метров началось микстовое лазание по крутому, разрушенному рельефу, очень напомнившему мне “Canadian Rockies”: всё живое и ненадежное. Во многих местах сложно организовать страховку. Одним словом – разрушенный известняк. Чем выше мы поднимались, тем всё более очевидным становился тот факт, что мы движемся не в том направлении. Меня всё больше и больше раздражал висящий высоко над нами пояс сераков. Было даже страшно представить, что иногда он падает. На высоте 4900 метров мы уперлись в заглаженные скальные плиты, чуть прикрытые снегом. Это было «последней каплей» нашего терпения, и имненно в этом месте мы приняли решение прекратить подъём и начать спуск. Под нами было 1200 метров по перепаду непростого рельефа. Снаряжения пока ещё хватало для спуска. Погода опять портилась. Оставшиеся пару часов светлого времени мы посвятили тому, чтобы сбросить как можно больше высоты. В тот день мы решили попробовать спуститься до Базового лагеря, чтобы сэкономить один день на будущее. Поздно ночью, изрядно вымотанные, мы стояли у подножия маршрута. Первая попытка восхождения на Дхаулагири была отбита. Гора выстояла. BASK: Перед вами снова встал вопрос, что делать дальше? В.Бабанов: После первой попытки, дав себе три дня на отдых и размышления, мы решили переключиться на классический маршрут по Сев.Вост. гребню на Дхаулагири. Времени оставалось не так много, и погода в любой момент могла основательно испортиться. Восстановившись, 23 апреля мы ушли в Базовый лагерь под Северной стеной Дхаулагири, туда, где обычно базируются все экспедиции для восхождения по «классике». Скорректировав свои планы с другими группами, 28 апреля мы вышли с Николаем на восхождение, на Дхаулагири по Северо-Восточному гребню. В отличие от большинства групп, которые уже имели на протяжении всего этого маршрута установленные лагеря, мы несли всё снаряжение с собой. Вверху у нас ничего не было. Это было похоже чем-то на альпийский стиль, если о таковом можно говорить, когда есть протоптанная тропа внизу, провешенные веревки вверху, и толпы поднимающихся восходителей. За три дня, постепенно добравшись до 3-го, штурмового лагеря на высоте 7400 метров, мы были готовы, собственно, к основному выходу к вершине. Погода благоприятствовала нам. BASK: Когда именно вы достигли вершины? В.Бабанов: На следующий день: 1 мая, в 6:30 часов утра, мы вышли с Колей на восхождение. В основном все команды вышли на 2-4 часа раньше. Мы сочли это не совсем разумным, так как была кромешная тьма и космический холод. При этом, я немного переживал за свои ноги, который чуть подморозил на Жанну прошлой осенью. Всё складывалось хорошо, и уже к 12 часам дня мы были не так далеко от вершины, догнав большую часть группы испанцев. Вверх мы шли не связываясь, так как рельеф был достаточно простым и требовал обычного внимания и осторожности. Погода начинала портиться. Иногда вершину перекрывали облака. Ветер усиливался. Коля поднялся на вершину где-то в 12:30, я чуть позже минут на 40. Уже возле самой вершины, не доходя где-то метров 80, в левую руку, через ледовый молоток, меня ударил мощный электростатический заряд. Откуда он взялся, я не знаю, но рука онемела на секунд 20. Я даже успел испугаться. Почти все, а это было около 20 человек, в тот день смогли подняться на вершину Дхаулагири, 8167м. В их числе было 4 женщины. Где-то к пяти часам вечера мы с Николаем спустились к палаткам третьего лагеря, где ту ночь и провели. На следующий день, 2 мая, мы спустились в Базовый лагерь на 4700м, и уже 3 мая в «свой», с западной стороны на 3700. Таким образом, экспедиция подошла к концу. BASK: Вы еще планируете пройти новой маршрут по Западному ребру на Дхаулагири в будущем? В.Бабанов: Про Западное ребро я уже сказал, что это фантастический маршрут, и на него я хочу вернуться ещё раз и постараться всё же его пролезть. Быть может, даже на следующий год. Уж очень красивая линия. Для меня не важно, что я уже был на самой вершине Дхаулагири. Мне хочется пройти именно новый маршрут, и я готов для этого вернуться. Именно в этом я вижу для себя смысл восхождений на 8000-ки. Повторять уже старые маршруты – это не интересно. Если говорить в целом о Дхаулагири, то, несомненно, это огромная, красивая и сложная гора, с очень непростым характером. С этой Горой надо только на ВЫ. BASK: Собираетесь и дальше продолжать совершать восхождения в альпийском стиле? В.Бабанов: Как я уже говорил: время, проведенное на Западе и восхождения с иностранными альпинистами, во многом поменяли мои взгляды на альпинизм и стиль хождения в горах. Сейчас я предпочитаю легкий стиль восхождений, нежели любой другой. BASK: Приходилось ли взаимодействовать с другими восходителями на эту же гору (судя по сообщениям, постоянно общались с испанцами)? В.Бабанов: Да, конечно. У нас сложились прекрасные отношения с испанцами, чехами, пляками, а так же с Герлиндой из Австрии и её напарником Дэвидом из Германии. На тот момент Базовый лагерь напоминал большой поселок переполненный людьми. Кто-то уходил наверх, кто-то спускался вниз – жизнь здесь кипела. Всех этих людей объединяла одна общая цель – Вершина. Разные люди – разные судьбы... Так устроен человек: уходя наверх, он всегда рассчитывает вернуться вниз. В те дни никто не знал, что вскоре Гора заберет жизнь ещё двоих. В конце экспедиции, особенно уже после восхождения на Дхаулагири, ты чувствуешь, что все эти, чужие когда-то для тебя люди, становятся очень близкими. Это похоже на братство. У всех много общего. Всех связывают сильные узы преданности и любви к Горам. Каждый из этих людей пожертвовал в жизни чем-то ради восхождений. И вот, все мы здесь – в Гималаях, в самых удивительных горах Земли. BASK: В сообщениях были упоминания о сильных снегопадах... В целом повезло ли с погодой? как погода повлияла на ваши планы? В.Бабанов: Да, сильные снегопады были в начале апреля, затем погода нормализовалась. Конец апреля и первые числа мая – так просто удивили всех. Внизу было солнечно и тепло. Наверху, выше 7000 метров только часто задувало. Но в целом, все говорили, что погода просто изумительная и необычно устойчивая для весны. В Базовом лагере были альпинисты, кто уже по 2-3 раза пытались взойти на Дхаулагири, и им было с чем сравнивать. Так что я думаю, что с погодой нам повезло. BASK: Что было самым сложным на восхождении и в экспедиции? В.Бабанов: Для меня, самым сложным было принять и пережить тот факт, что нам не удалось пройти новый маршрут на Дхаулагири. При этом, я прекрасно понимаю, что подобные маршруты очень редко проходятся с первой попытки, так сказать с «листа». Но всё равно, даже знание этого не избавило меня от переживаний. Определенно, я хочу вернуться на Дхаулагири, и попытаться пролезть этот маршрут. BASK: Как складывалось взаимодействие с Николаем Тотмяниным? В.Бабанов: Отношения у нас складывались прекрасно. Мне кажется, мы понимали друг друга с полуслова. Коля – классный напарник и человек. Он очень спокойный и очень сильный. На высоте чувствует себя как «рыба в воде». Восходительский опыт у него громадный. В будущем, хотелось бы осуществить с ним ещё несколько амбициозных проектов. BASK: Во время восхождения пришлось ли использовать какие-то вещи из коллекции БАСК, которыми ты не пользовался до этого? В.Бабанов: Да, лёгкие пуховые штаны MERIBEL и пуховые вкладыши на ноги DOWN SOCKS. Штаны мне очень понравились, хотя и выглядят очень тонкими и не очень надежными. Я их поддевал под Ветрозащитные Брюки MONT BLANC PANTS, но сверху WindBloc-овых. Эту комбинацию использовал во время восхождения на вершину Дхаулагири. Была очень низкая температура на восхождении (-350 С), но я не мерз. Все в основном в тот день шли на восхождение в пуховых комбинезонах. А Пуховые вкладыши на ноги DOWN SOCKS прекрасно использовать во время ночёвки, как дополнительное утепление для ног в спальнике. Очень рекомендую. BASK: Что для тебя этот выезд: подготовка к дальнейшим восхождениям в этом сезоне или что-то еще? Какие есть еще задумки на сезон? В.Бабанов: Экспедиция на Дхаулагири и восхождение на вершину были очень важны для меня. Первый и единственный мой восьмитысячник были только в 1997 году. Эта была в.Лхоцзе (8516м). После того восхождения прошло 11 лет, и мне важно было понять, как реагирует мой организм сейчас на высоту 8000 метров. Тест прошёл. Всё вроде хорошо, и восхождения можно продолжать. Но восхождение на в.Дхаулагири, 8167м – это только часть моего плана на этот год. В середине июня я уезжаю в экспедицию в Пакистан, где рассчитываю подняться ещё на три вершины, превышающие 8000 метров. Это восьмитысячники в Каракоруме: Броуд пик (8048м), Гашербрум I (Хидден пик) (8068м), и Гашербрум II (8035м). Туда едет международная команда (двое французов) из 6 человек, в которой я буду руководителем. Моим основным напарником в этой экспедиции будет Виктор Афанасьев. В наших с ним планах – взойти на все три вершины по новым маршрутам. Остальные участники команды будут подниматься к этим вершинам по классическим маршрутам.

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!