8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

На станции «Беллинсгаузен»: уик-энд по-антарктически

28 февраля 2006 года, На станцию «Беллинсгаузен» мы пришли, как и четыре года назад, точно на выходные. В прошлый раз начальник станции Олег Сахаров подбил нас на прогулку до близлежащего острова Десепшен. Сейчас мы тоже не остались без дела: братья-славяне с польской научной базы «Арцтовский» в воскресенье праздновали день рождения станции и пригласили коллег отметить это событие. Добраться до польского поселка, расположенного "за углом", в заливе Адмиралти, можно только по морю, и Сахаров решил использовать для этой цели так вовремя пришедший "Апостол Андрей". Накануне экипаж яхты отмыли в бане, с утра сводили в церковь Животворящей Троицы, и под колокольный звон, разносящийся окрест, отправили в 25-мильный поход, отделяющий две дружественные станции. Несколько слов о церкви. Воздвигнута она на станции Беллинсгаузен пару лет назад: срублена алтайскими мастерами и перевезена на судне в Антарктиду. Церковь стоит на высоком утесе и является настоящим украшением этих унылых мест. Она стала очень популярной и не только среди россиян и у православных. Храм посещают все почетные гости, прибывающие на соседнюю чилийскую станцию, приходят иностранцы, работающие на «Беллинсгаузене». Снами утреннюю литургию отстояли четверо англичан. Сейчас службу в храме справляет иеромонах Калистрат, который зимует вместе с полярниками и принимает активное участие в повседневной жизни станции. Денек выдался приличным: дул несильный попутный ветер, в самый раз, чтобы гости - на борту было пять человек со станции - могли насладиться плаванием под парусами. Иногда выглядывало солнце. На обед кок порадовал ухой из пеламиды им же самим и выловленной в студеной воде. Через пять часов подошли к польской станции и встали на якорь. В два приема на "Корсаре" свезли на берег полярников и экипаж. Здесь нас уже поджидала веселая компания: помимо русских были приглашены ближайшие соседи с американской базы с бразильским названием «Капакабана» и бразильцы со станции «Команданте Феррац», расположенной на противоположном берегу залива Адмиралти. Столы ломились от яств, каждая страна привезла свои национальные напитки. Бразильцы вскоре уехали - им предстояло преодолеть пять миль открытой воды на надувнушках, и разумно было это сделать засветло. Близкие по духу славяне засиделись как обычно допоздна, американцы составили им достойную компанию. Когда все изрядно подустали, хозяева предложили гостям ночлег. Оставив на берегу зимовщиков и часть экипажа, мы с Александром Рудневым вернулись на яхту к оставшемуся на дежурстве Михаилу Каптюгу. Распределив людей на ночные якорные вахты, и оставив себе последнюю, утреннюю, я ушел спать. Но долго отдыхать не пришлось: усилившийся ветер сорвал яхту с якоря. Приняли решение до рассвета больше не становиться, а переждать в дрейфе. Утром ветер усилился до штормового, пошел густой мокрый снег. Снять людей с берега не представлялось возможным, встала задача самим где-нибудь отсидеться. Выбрали одно из ответвлений залива Адмиралти – бухту Эскурра, ее высокие берега должны были укрыть яхту от ветра. Но оставалась проблема постановки: глубины в бухте почти всюду под сто метров, каменистый грунт плохо держит якоря, единственным местом, за которое мы могли зацепиться, была крошечная отмель за островом Дюфайель, в глубине бухты. На место заходили по радару, остров вынырнул из метели, когда мы чуть ли не уперлись в него штевнем. Нащупали эхолотом отмель, но с первой попытки встать не удалось - ветром нас сдуло с места, и якорь беспомощно повис на 50-метровой глубине. Вторая попытка оказалась более удачной, якорь забрал дно и мы получили передышку. Спокойной такую стоянку назвать, конечно, нельзя: шквалы, срывающиеся с высоких утесов острова, кренили яхту, пытаясь сорвать ее с места, закатывающаяся в бухту зыбь раскачивала "Апостол", якорная цепь рывками натягивалась и громыхала. Вспомнился июль 99-го, тогда мы отстаивались во время шторма в море Лаптевых за островом Большой Бегичев. В тот раз цепь не выдержала, навсегда оставив наш якорь на дне Хатангского залива. Мы едва успели выскочить в море, на глубокую воду. После обеда якорь пополз, пришлось его поднимать и заходить на отмель заново. Четыре часа спустя все повторилось… К ночи ветер начал стихать, снег продолжал падать, укутывая яхту толстым пушистым покрывалом. Ваш Литау

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!