8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

"Апостол Андрей" покинул остров Южная Георгия, впереди - Сандвичевы острова

30 декабря 2004 года, Море Скоша. От Южной Георгии отошли на 200 миль, нацелились на середину дуги Южных Сандвичей - остров Сондерс (Sauders). Архипелаг Южных Сандвичевых островов протянулся на 200 миль с севера на юг, и являются восточной границей моря Скоша (Scotia). Большинство островов имеют вулканическое происхождение и характерную конусообразную форму. Многие из них были открыты экспедицией Беллинсгаузена и Лазарева и носят русские названия - Завадовского, Высокий, Беллинсгаузена. Море Скоша, по природным условиям, море субполярное. Воды умеренных широт господствуют лишь в его северо-западной части, в средней - преобладают южные полярные воды Антарктического циркумполярного течения, а в юго-восточную часть с юга поступает еще более холодная вода из моря Уэдделла. Что и было зафиксировано термометром сегодня утром. "Минус 1", - доложил Андрей Балымов, спускаясь с вахты, и вслед поинтересовался, при какой температуре замерзает морская вода. Успокоил его, сказав, что еще пара градусов в запасе есть. Море Уэдделла, являясь одним из главных районов зарождения антарктических айсбергов, по-соседски щедро делится ими с морем Скоша. Временами они окружают нас плотной толпой, и одновременно можно наблюдать до полутора десятков ледяных островов. Но только если есть видимость, чаще - ее не бывает. Сейчас (в 11 часов по судовому времени) наверху +1, сплошная слоистая облачность и моросящий дождь. И только приходящие в гости киты - вчера штук семь гуляло вокруг яхты – оживляют эту картинку. 29 декабря 2004 г. Вечером в канун Рождества почти все население Грютвикена (а всего живет в поселке 28 человек) собралось у Кэна Пассфилда и Анн. Анн угощала гостей пиццей и сосисками, запеченными в тесте, Кэн - пивом и глинтвейном. И было много общения: хозяева пытались сказать что-нибудь по-русски, гости что-то на английском. К концу вечера Кэн подарил нам герб Южной Георгии, а мы ему фильмы о наших двух кругосветках. В 23 часа все переместились в церковь, на рождественскую службу. Священника в поселке нет, поэтому организацию мероприятия взял на себя один из ученых. Желающие выходили по очереди к кафедре, читали какую-нибудь главу из библии. Затем все вставали и пели рождественские песни под аккомпанемент органолы, тексты песен раздавали при входе в церковь. Надо сказать, что все проходило с хорошим веселым настроением, я бы даже сказал несколько легкомысленно. К полуночи служба закончилась, прозвонили колокола, и народ разошелся в темень, кто отдыхать, кто продолжать праздновать. Для непривычного человека перемещение по поселку в темноте сопряжено с нервными стрессами. На дорогах и тропинках, в самых неожиданных местах, валяются морские слоны и котики. Первые при приближении вскидывают верхнюю часть туловища и бесшумно разевают красную беззубую пасть. Вторые не столь беззащитны: их челюсти вооружены хорошими зубами. Взрослые самцы котиков по-настоящему опасны и дорогу не уступают, молодняк предпочитает ретироваться, но делает это возмущенно вереща. Взрослых самцов морских слонов сейчас на острове нет, одни самки и молодняк. Если не делать резких движений, то животное можно погладить. Молоденький слон терпеливо лежал, пока я чесал ему подбородок и гладил по голове. Удобнее всего это делать, находясь на одном уровне с животным, т.е. улегшись рядом на траву. Некоторые более смелые экземпляры сами подползают к яхте, проявляя любопытство. Забавный эпизод произошел, когда мы, чтобы сменить воздушный клапан, вытащили на слип наш тузик. То ли ярко-оранжевый цвет "Корсара" привлек внимание слона, то ли красота нашего боцмана, но морской гость подполз к лодке и, положив морду на транец, наблюдал, как Рома Смирных меняет клапаны. Затем, решив, по-видимому, что боцман делает что-то не так, слон начал забираться в лодку. Пришлось пощекотать слоника шваброй, чтобы он оставил тузик в покое. На второй день мы совершили прогулку по поселку. Осмотрели при свете дня церковь и китобойную базу. И то, и другое дело рук норвежских промысловиков. В ноябре 1904 года капитан Ларсен прибыл сюда на паровом китобое "Фортуна" и двух парусниках. Сегодня остов одного из них - "Луизы" - можно наблюдать полузатопленным у берега напротив кладбища. Китовая база была организована настолько быстро, что уже через пять недель смогла приступить к переработке китов. В первый сезон было добыто 200 животных, в дальнейшем китобои перерабатывали до 25 финвалов в сутки. Вначале брали только китовый жир, в последующем в дело пошло все - мясо, кости, внутренности, ус и прочее. Кроме китов били морских слонов. Ежегодная квота составляла 3000 самцов, на которых охотились здесь и других близлежащих островах. Фактория бесперебойно действовала до 1962 года, две мировые войны не помешали ей. В сезон на базе работало до 300 человек, а все население поселка подходило к тысяче. Жили в бараках позади станции. Была хорошая ремонтная база с плавучим доком, подсобное хозяйство - разводили свиней и овец, коров и кур - из Норвегии завезли северного оленя, который и по сей день живет и размножается на острове. Досуг проводили в кинотеатре и библиотеке, играли в футбол летом и занимались лыжами зимой. С 1962-го по 1965-й годы база была передана в аренду японцам. В 1965 году промысел прекратился. Что-то было демонтировано и вывезено, остальное разрушалось и ржавело под дождями и снегом. Остались огромные цистерны для хранения китового жира и дизельного топлива, котлы и сепараторы для перегонки жира, слип, по которому двумя 50-тонными лебедками затягивались туши морских гигантов, лебедка поменьше, при помощи которой чулком сдирали шкуру с полуметровым слоем жира. Есть два уже полуразрушенных пирса, с ошвартованными к ним, оставшимися здесь догнивать, паровыми китобоями. Чуть поодаль - здание гидроэлектростанции с выбитыми окнами и плотиной удерживающей воду горного озера. У нас как-то сразу возникли ассоциации с романом Стругацких "Пикник на обочине", с его Зоной, оставшейся после визита пришельцев. И над всем этим, как символ торжества вечного над тленом земным, парит белоснежная церковь. Пройдя мимо церкви и бывшего футбольного поля, мы вышли к другому месту, где всех посещают мысли о вечном - кладбищу. Здесь хоронили китобоев и моряков. Около полусотни могил, сориентированных, как и принято, на восток. Лишь одна обращена к югу - могила сэра Эрнста Шеклтона, человека, посвятившего свою жизнь Антарктиде. Он и после смерти захотел быть обращенным лицом к ней. В воскресенье мы посетили еще одну достопримечательность – музей китобоев, часть экспонатов которого привезена с других китобойных баз Южной Георгии: Грютвикен был первой станцией, но не единственной. Интересная экспозиция повествует об истории поселка и острова, о людях его населявших: зал, рассказывающий о животном мире этих мест, стенды, посвященные основателю поселка и антарктического китового промысла капитану Ларсену, стенды об Эрнсте Шеклтоне и его экспедициях. Есть скромная табличка, говорящая о том, что мимо острова Южная Георгия в 1819 году прошла экспедиция Фаддея Беллинсгаузена, которого совместно с Михаилом Лазаревым царь Александр I послал в плавание вокруг Антарктиды. Основан музей в 1992 году, его создатели и хранители супруги Тим и Паулина Кэр. Яхтсмены, они являются лауреатами английской медали "За искусство мореплавания" за тот же самый 1992 год. Обменялись подарками, купили сувениры. Больше времени для общения не было - прибыл пассажирский теплоход с сотней туристов. Самое забавное, что лидером круиза был участник экспедиции Арведа Фукса, прошел на «Дагмар Он» вокруг Ледовитого океана. Тесен мир! Или слой тонок. В понедельник завершили яхтенные дела (можно ли их вообще завершить?). Андрей Балымов обнаружил причину течи в кубрике, и мы с Киреевым заварили палубу. Треснула оковка грота-гика, заварили и ее. Долатали старый грот, достали старые, заслуженные стакселя. Решили дорвать все старье, а новые паруса поберечь. Хотя, к сожалению, новые паруса служат хуже старых. Выход наметили на утро вторника 28 декабря, но получилось отчалить только после обеда. Провожали нас Кэн Пассфилд с Анной и еще пара человек. Все решили, что замкнуть наше антарктическое кольцо будет правильным на Георгии.

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!