8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

Новые страницы дневников капитана Литау: покинув Нуку'алофу, яхта пришвартовалась в Тувалу

30 мая 2005 года Тувалу, день первый. Ночь "Апостол Андрей" пролежал в дрейфе в пяти милях к югу от атолла Фунафути, поливаемый "освежающими" ливнями. Теперь их было многовато. Зыбь сильно валяла яхту и попытки открыть палубные люки привели к тому, что на кренах мы зачерпнули воду, вначале залив мою каюту, а затем кают-кампанию. Пришлось всё задраить и выбирать между альтернативами: либо сидеть внутри в липком поту, либо находиться наверху и быть мокрым от солёных брызг и дождевой воды. С рассветом мы подняли грот и начали приближаться к атоллу Фунафути. Около десятка островов, ближних и дальних, открылись нам в туманной дымке. В непосредственной близости от рифового барьера убрали парус и продолжили движение под дизелем. Проход в лагуну узок: глубоководная часть немногим шире полукабельтова. Ни одного навигационного знака, из обозначенных на карте, не было: ни буя, ограждающего проход справа, ни буев, обозначающих канал внутри и стоящих на рифах по обеим его сторонам. Оставалось положиться на GPS и точность обозначения на карте естественных объектов. Дополнительным ориентиром служили показания эхолота. Всё чудесным образом совпало, и в 8.15 мы пересекли барьерный риф, пройдя внутрь лагуны. Слава электронной картографии и навигации! Но расслабляться было рано. Якорная стоянка находилась в 6 милях от входа, и нужно было пройти со слаломной точностью, огибая коралловые рифы, ни один из которых не был обозначен. Осмотрев в бинокль лагуну, мы пришли к выводу, что на этот раз будем стоять в гордом одиночестве - ни одной яхты на рейде не наблюдалось. На бочках стояла парочка небольших местных судов, неподалеку от которых бросили якорь и мы. Снарядили "Корсар", съехали на берег и отправились оформлять приход. Заняло это почти весь день: из порта нас отправили в центр города, оттуда обратно в порт, и снова в центр, и опять... И хотя заблудиться здесь сложно: практически единственная улица идет вдоль атолла, океан с одной стороны, лагуна - с другой, но тянется она километра на четыре. В порту такси не найти, поэтому в одну сторону приходится идти пешком. В конце концов, мы перегнали яхту ближе к центру города и встали на якорь напротив дома правительства. К концу рабочего дня процесс натурализации был завершён. Надо отдать должное местным чиновникам: при определённой неразберихе и неработающей связи между портом и городом, люди были вежливы и предупредительны, каждый диалог заканчивался пожеланием хорошей стоянки и приятного отдыха. Оставалось еще пара часов светлого времени. Теперь можно было просто пройтись и осмотреться, хотя кажется, что за день беготни, увидел практически всё. Мы с художником отправились бродить по столице, а Андрей и Кевин пошли в интернет-кафе (оно и здесь есть!). С наступлением темноты экипаж встретился в баре единственной гостиницы. Ваш Литау Наша справка: Тувалу - островное государство в центральной части Тихого океана (8 грд. ю.ш. 178 грд. в.д.). Девять атоллов общей площадью 25,9 кв.км. рассеяны на 1,3 миллиона кв.км океана между Кирибати и Самоа. Большинство островов - низменные коралловые атоллы, имеющие бедную почву. Реки полностью отсутствуют, а леса достаточно скудны. Кокосовые пальмы растут в изобилии на всех островах, но почвы для поддержания сельского хозяйства на должном уровне явно недостаточно. Столица – Фунафути, расположена на одноименном атолле. Национальная валюта - доллар Тувалу, равный австралийскому доллару, также имеющему хождение на островах. Климат - субэкваториальный, жаркий и влажный, со слабо выраженными сезонными изменениями. Средняя годовая температура +29 С. Среднее годовое количество осадков - до 3500 мм. Влажный сезон - с октября по март. Ураганы редки. Острова населяют около 10,3 тысяч человек, главным образом полинезийцы-тувалу (96%) и микронезийцы. Преимущественно протестанты-конгрегационисты (98%) и бахаи (1%). Официальные языки - английский и тувалу, также употребляется самоанский. Большая часть жителей получает продовольствие путем ведения сельского хозяйства и рыбной ловли. Выращивают таро, бананы и сахарный тростник. Свободно растут только кокосовые пальмы и копра, которая составляет весь экспорт страны. Тувалу не обладает никакими промышленными предприятиями, кроме производства мыла, предметов одежды и традиционных изделий промысла. Небольшой доход приносит продажа за границей почтовых марок. Прежнее название Тувалу - острова Эллис. Испанский исследователь Алваро Мендано Нейро первым из европейцев посетил остров Нуи в 1568 и остров Нуалакита в 1595 гг. Свое колониальное название "острова Эллис" они получили по имени владельца английского судна Эдварда Эллиса, посетившего Фунафути в 1819 г. С 1877 г. они находились под юрисдикцией, с 1892 - под протекторатом Великобритании. С 10 ноября 1915 г. - часть британской колонии Острова Гилберта и Эллис. В 1974 г. был проведен референдум, на котором население о. Эллис (полинезийцы) высказалось за отделение от Островов Гилберта (сейчас - независимое государство Кирибати), где доминируют микронезийцы. В 1975 г. острова Эллис стали отдельной британской колонией под названием Тувалу. 1 октября 1978 г. Тувалу был провозглашено независимым государством в составе британского Содружества. Глава государства – королева Великобритании, которую представляет генерал-губернатор. Законодательный орган - однопалатный парламент из 12 депутатов, избираемых на четыре года. Исполнительная власть принадлежит правительству во главе с премьер-министром. Столица островов Фунафути остается довольно "сдержанным" городом. Здесь совершенно нет промышленности, поэтому воздух кристально чист, а темп жизни размеренный и неторопливый. Основная достопримечательность Фунафути - огромная лагуна. Национальный морской парк "Фунафути Марина" один из самых необычных заповедников Земли. Нигде более в мире не охраняют океанскую акваторию, да ещё и столь крохотных размеров. Состоящий из шести необитаемых островков, парк изобилует множеством видов тропических рыб, морских птиц и черепах. В 475 км от Фунафути лежит атолл Нанумеа - самый северный и наиболее густонаселенный из внешних островов страны. С разрешения пастора туристы могут подняться на высокую колокольню местного Собора в готическом стиле, откуда открывается замечательный вид на атолл и окружающий его океан. Атолл Нукулаелае может похвастать перед приезжими единственным сохранившимся дохристианским культовым участком - большим алтарным каменем, стоящий в кустарнике. О том, кто и когда соорудил этот "алтарь", ученые спорят до сих пор. Одно несомненно – это были знаменитые "народы моря", предки многих современных племен Океании. Нукулаелае лежит в 120 км к юго-востоку от Фунафути. 29 мая 2005 года 800 миль одним галсом. Пассаты это лучшее, что придумал Господь для парусных мореходов. Видимо, в компенсацию за все неудобства, что приходится терпеть в остальных широтах, где ветра то мало, то много, и дует он всегда не с того направления, что нужно. В пассатах ветер гарантирован, он может быть крепче или слабее, но он есть всегда, и направление его почти неизменно. Штилей здесь нет, штормов тоже, если, конечно, вы не угодили в сезон тайфунов. Последний наш переход как раз лежал в зоне пассатов. Поэтому, как только "Апостол Андрей" вышел за пределы барьерного рифа на Тонгатапу, мы поставили все паруса: грот, бизань и геную. Так 800 миль и несли их в галфвинд на правом галсе, не меняя, лишь иногда подбирая до полного бейдевинда или потравливая до бакштага. Скорость была умеренной, но достаточной, чтобы средне-суточные переходы составляли от 110 до 160 миль. Температура воды и воздуха выросла от 25 градусов на Тонга, до 30 в этих широтах. Стало душно и жарко, ночью выпадает обильная роса. Компенсируя эти неудобства, периодически приходят тропические шквалы с ливнями, принося прохладу и давая возможность принять освежающий пресный душ под водопадами льющимися с парусов. Вначале их было по одному в сутки, а последние двое суток - один-два за вахту. Вчера, за полчаса до полуночи, пересекли 180-й меридиан, вернулись в Восточное полушарие. Но прошло это как-то совсем не заметно. Мы продолжаем жить в 13 поясе, в котором, кстати, находимся от самой Новой Зеландии. Вообще, мы регулярно используем на борту время этого пояса, когда находимся рядом с линией перемены дат - светлое время суток лучше стыкуется с дневными вахтами. После завтрака открылся остров Нукулаилаи (Nukulailai), один из девяти атоллов архипелаг Тувалу. В 11 часов атолл был у нас на траверзе, на расстоянии в кабельтов. С борта полюбовались на заросшие кокосовыми пальмами острова, на голубую лагуну небесного цвета. От идеи встать на несколько часов на якорь, пришлось отказаться из-за зыби и сильного наката. Прохода внутрь лагуны на этом атолле нет. К ночи подошли к атоллу Фунафути (Funafuti), на котором расположена одноимённая столица государства Тувалу. Легли в дрейф в ожидании нового дня, чтобы с рассветом войти внутрь барьерного рифа. В монографии "Тихий океан" атолл Фунафути приводится как классический пример "нормального" атолла. Такие атоллы характеризуются умеренно глубокой (в среднем до 50 м) лагуной, отсутствием в ней каких-либо коренных островов, завершённостью подводного кольцевого сооружения - так называемого рима - которое служит основанием для нескольких достаточно крупных, хотя обычно узких, островов, возвышающихся над уровнем океана не более, чем на 2-5 м. 28 мая 2005 года. Остров Тонгатапу: четыре несостоявшиеся свадьбы. В половине девятого утра напротив яхты, на волноломе, остановилась темно-зелёная перламутровая "Тойота", это подали "нашу" машину. Я съехал на берег, получил ключи и лицензию на право управления автомобилем в Королевстве Тонга. Лицензия – привычные нам "права" - представляла собой половинку стандартного машинописного листа бумаги, на котором говорилось: кто я, откуда взялся и, что, имея действующую международную лицензию, могу теперь и на Тонга управлять автомобилем в течение трёх месяцев. Было указано, что за это право я уплатил 17,25 Т$, внизу стояли подпись офицера и печать Министерства полиции. А ниже печати - пятно, подозрительно похожее на след от кильки в томате. Автомобиль оказался с правым рулём, по-видимому, как следствие левостороннего движения в стране. Скорость на острове ограничена 65 км/ч., а в посёлках - 40. Где начинается и где заканчивается населённый пункт непонятно, знаков отмечающих границы нет. Да и название деревни не всегда можно найти, так что соорентироваться непросто. На главной дороге острова, которая огибает его по периметру, знаки ограничения скорости имеются, и по ним становится понятно, что въехал в село. А вот знаков снимающих ограничение - ни одного. При выезде на главную дорогу есть знаки приоритета. Асфальт всюду приличный. Светофоров и сидящих под бананами, в засаде, полицейских не наблюдается. Первым делом мы заехали на почту и отправили внушительную пачку конвертов на Родину: филателистам и не только. Отослать их, как делали обычно - погасив марку конверта, посвящённого нашему плаванию, собственным штампом передвижного отделения почтовой связи – не удалось. Вышла заминка: служащая почты отказалась принять конверты без марки Тонга и, соответственно, оплаты. Пришлось обратиться к руководству почты. Там тоже впервые слышали о международном соглашении, позволяющем совершать почтовые отправления с судовыми штампами бесплатно из любого порта. Наша настойчивость привела к звонку министру связи, после чего вопрос был решён положительно. Ну а когда начальница прочитала на штампе название яхты и узнала в нас героев телесюжета, то заверила, что всё будет нормально. Покончив с делами на почте, поехали на северо-восточную оконечность острова Тонгатапу. Там находится Ха‘амонга ‘а Мауи (Ha‘amonga ‘a Maui) - древний дольмен. Стоунхендж Тихого океана, как здесь говорят. Представляет он собой трилит - ворота в два с половиной человеческих роста, сложенные из трёх камней, весом каждый под сорок тонн. Когда-то здесь была древняя столица Тонга, вторая по счёту, перенесенная сюда 10-м Ту‘и Тонга (духовный король Тонга) Момо. Особенностью Тонга того времени было наличие двух верховных правителей - светского (Ту‘и Канокуполу), обладающего значительной властью, и духовного (Ту‘и Тонга), который считался священной особой, пользовался всеобщим поклонением, но реальной властью не обладал. Следующий, 11-й Ту‘и Тонга, Ту‘итатуи, воздвиг эти ворота где-то около 1200 года. Вначале это были действительно просто ворота, ведущие в резиденцию королей, затем - солнечная обсерватория для определения дней равноденствия и солнцестояния. На перекладине ворот высечены отметки, соответствующие самому короткому дню и самому длинному и дням равноденствия. От трилита, через кустарники и джунгли, проложена тропа на берег океана, откуда открывается чудный вид на близлежащие атоллы. По пути можно увидеть экзотические растения и цветы, извозиться в грязи и напороться на гнездо диких пчёл. Выполнив программу в полном объёме, поснимав дольмен со всех сторон, мы переместились в местечко носящее название Му‘а (Mu‘a). Здесь располагается древняя столица и усыпальница королей. До сегодняшних дней сохранились три пирамиды, состоящие из трех или четырех ступеней высотой около метра каждая. За века прошедшие после их сооружения, пирамиды заросли кустарником, а на террасах поднялись могучие деревья. Следующая историческая достопримечательность – место высадки Джеймса Кука в 1777 году во время его третьей кругосветной экспедиции, расположенное неподалеку от Му‘а. Об этом свидетельствует камень, установленный на берегу лагуны, и бронзовая табличка на нём. С обратной стороны камня другая табличка, где сказано, что это место 1970 году посетила королева Елизавета II вместе с герцогом Эдинбургским и принцессой Анной. Вообще это было не первое посещение Тонга великим мореплавателем. На Тонгатапу Кук побывал ещё осенью 1773 года во время второй своей экспедиции. Тогда его корабли, закончив первую навигацию в Антарктике и пройдя индийский сектор Южного океана, ушли на зиму в Новую Зеландию и далее в Полинезию. За новыми открытиями, а также, чтобы восстановить силы экипажей перед следующей антарктической навигацией. И вот на пути обратно в Новую Зеландию, откуда Кук продолжит свои антарктические изыскания, теперь уже в Тихом океане, они сделали остановку на Тонгатапу. Покончив с историческими достопримечательностями, мы отправились смотреть на природные. Таковыми здесь являются фонтанирующие гроты и летучие собаки (на английском их зовут лисицами). Фонтаны, бьющие на много метров в высоту, мы увидели ещё с яхты, миль за десять, на подходе к острову, и поначалу приняли их за рифы расположенные далеко от берега и буруны вокруг них. Но ни на одной карте рифов обозначено не было. Теряясь в догадках, мы подходили ближе, а "рифы" всё не приближались, пока не слились с береговой линией. Теперь на эти фонтаны предстояло взглянуть с обратной стороны. Южный берег острова отвесно обрывается в океан, кораллы, его образующие, изъедены водой, которая проточила массу гротов и каналов, ведущих на поверхность. Под напором прибоя вода через эти отверстия с грохотом вырывается вверх, создавая водную феерию. Летучие собаки облюбовали деревню Коловаи и висят гроздьями на всех деревьях вдоль дороги. Так же они висели и двести лет назад. "На громадном казуарине сидело множество чёрных зверьков. Издали мы приняли их за ворон, но, подойдя ближе, увидели, что это летучие мыши. Они уцепились за ветки коготками, расположенными на кончиках крыльев и на лапках; многие висели вниз головой, но не все", - пишет Георг Фостер, бывший натуралистом у Кука. Полюбовавшись на фонтаны, поснимав подвешенных собак, экипаж "Апостола" вернулся в Нуку‘алофу. По пути на яхту заехали на рынок, закупили овощей и фруктов на предстоящий переход. Флотилия яхт в гавани увеличилась. Жёлтые, карантинные флаги на мачтах говорили о том, что это вновь прибывшие. Представители властей, оформлявшие их приход, заодно оформили и наш выход. Заехал попрощаться Брисбейн, чувствуется, что его отношение к нам не только формально-обязательное. И это понятно - в прошлом он был моряком, служил на патрульном корабле. Представляя нас во время встреч, постоянно подчёркивал особую важность захода такой знаменитой яхты. Историю "Апостола Андрея" выучил основательно, мне оставалось только кивать головой и важно надувать щеки. Осталось напоследок посетить душ, заглянуть в интернет - "почитать спам" и отогнать машину. Последние тонганские червонцы жгли карман, и мы решили оставить их в полюбившемся баре "Billfish". Заказали местное пиво, оно вполне приличное здесь. Несколько бумажных паанга оставили, как сувениры, на память. Семёнов выразил желание иметь и местные металлические монеты. Взяв для этой цели один паанга и выяснив, как по-английски будет монета, наш художник отправился к стойке бара, у которой крутилась стайка официанток. После пятиминутной оживлённой дискуссии Анатолий вернулся без бумажки и без монет. Он был слегка обескуражен несостоявшимся разменом. Через какое-то время к нам подсела одна из официанток и после общих фраз сказала, что мы можем найти себе на Тонга неплохих жён. Мы с уважением посмотрели на Семёнова: не зная ни слова по-полинезийски и всего три слова по-английски: плиз, ланч и эбаут - причем последнее понимая не так, как англичане - и имея в руке один паанга он сумел просватать весь экипаж. Андрей оживился. Кевин сказал, что он обещал после России жениться на Диане, своей новозеландской подружке. Кто-то резонно заметил, что если он до России не дойдёт, то и слово не нарушит. Сам художник был задумчив, явно не ожидая такого результата своих переговоров, а может, вспомнил судьбу великого предшественника Гогена, который закончил свои дни в Полинезии и умер от сифилиса… Над "Апостолом" нависла угроза остаться без экипажа. И хотя знакомство капитана с ректором местной мореходки и командующим Военно-морскими силами позволяли ему надеяться на набор новых матросов из подданных тонганского короля, однако... Я сообщил даме, что жениться мы никак не можем, потому что у нас у всех в паспортах уже стоят штампы... иммиграционных властей. И до полуночи мы должны покинуть страну. Девушка с сожалением согласилась, что одного часа для женитьбы явно маловато и пригласила заглядывать на остров в будущем. Через полчаса экипаж был на борту яхты, а ещё через час, в 23.00, "Апостол Андрей" поднял якоря и покинул Нуку‘алофу. 26 мая 2005 года Уикэнд в Нуку‘алофе. На выходные экипаж был предоставлен сам себе и решили посвятить их осмотру столицы Тонга и её достопримечательностей. Первое на что обращаешь внимание в Нуку’алофе это церкви и кладбища. Храмов очень много, как говорится в буклете: «Тонга – страна церквей». На плане города мы насчитали их более двух десятков и это совсем не мало, если учесть размеры города и его население. Почти половина церквей принадлежит Свободной Уислианской церкви Тонга - методистам. За ними идут католики, которые здесь имеют кафедру епископа, кафедральный собор Святой Марии, базилику Святого Антония Падуанского и церкви поменьше. Остальных церквей всего по одной или две. Но кого тут только нет: англиканская церковь и баптисты, евангелисты и пятидесятники, мормоны и церковь Тонга, Свободная церковь Тонга и конституциональная церковь Тонга. Последние три церкви, как я понял, тоже методисты. Когда идёшь по городу, не проходит и пяти минут, чтобы не миновать какой-нибудь храм. Некоторые из них совсем неприметны, и узнать их можно только по табличке у ворот, да по кресту. Другие внушительных размеров и порой напоминают средневековые нормандские замки, приземистые и могучие. Таким, в частности, является храм Свободной Церкви Тонга, основанной королём Тупоу I в 1885 году. Ничего кроме бронзовой таблички на камне у входа не говорит о том, что это церковь. Нет крестов на башнях, нет ни одного изображения святых внутри, лишь кафедра, да ряды кресел в партере, ложах и на хорах. Наверное, всё население страны может одновременно поместиться в её церквях. Кладбища на Тонга расположены в самых неожиданных местах: в центре города, у дорог, во дворе дома. Не заметить их нельзя - у многих могил стоят столбы, на которых растянуты полотнища с разнообразной вышивкой: орнаментами, надписями, национальным флагом. Издали это воспринимается так, словно кто-то вывесил на обозрение одеяла, скатерти или покрывала. На богатых захоронениях эти полотнища напоминают уже театральный занавес. Главное кладбище страны, королевская усыпальница Мала‘екула (Mala‘ekula) расположена в центре столицы и занимает целый квартал. Оно представляет собой поляну, в центре которой расположены могильные холмы со скульптурными изображениями. Неподалеку от последнего приюта тонганских королей, на набережной, идущей по берегу лагуны, расположен королевский дворец - двухэтажное, белоснежное лёгкое здание. Перед дворцом газон и памятник основателю династии, позади парк. Через дорогу от дворца офис - премьер-министра, парламент, казначейство и прочие министерства. Рядом расположились пяток иностранных представительств. В остальном, столица королевства похожа на какой-нибудь российский уездный городок: двух- или трехэтажные здания в центре окружены частными одноэтажными постройками. Чёрные и пятнистые поросята носятся по дворам, бродят тощие собаки, наседки водят цыплят. Достаточно замусорено, чисто только у королевского дворца и у различных резиденций. В центре города - магазины, кафе, рестораны. На окраинах - ларьки, забранные решётками, где можно купить всё: от парфюмерии до молока, от хозтоваров до спиртного. Там мы с художником и прикупили бутылку местной водки. Объём уважительный: 1125 мл, на вкус - слегка отдаёт сивухой, напоминая родной самогон. Проверили плотность - 40, как завещал Менделеев, хотя написано 44. Недовкладывают, елки-палки! Озадачила этикетка. На ней изображён храм Василия Блаженного с интуитивно понятной подписью "VODKД", сверху же пущена какая-то абракадабра из латиницы и кириллицы, с несколькими буквами "Ё". Ну, Ё и в русском языке играет не последнюю роль, особенно в устной речи. Я показал бутылку Брисбейну, думая, что надпись сделана на полинезийском языке и рассчитывая на разъяснения. Брисбейн удивленно посмотрел на меня: "Я думал, что это по-русски". Точек, где можно подключиться к интернету достаточно и они не пустуют. В этой связи вспомнился рассказ нашего советника в Новой Зеландии Андрея Корнюхина. Он нашёл в архивах МИДа материалы, относящиеся к 60-м годам, тогда нашего посла во время визита на Тонга попросили привезти обычные счёты, для обучения детишек в школе. Суббота - день торговли. Население выносит на продажу вещи. Для торговых рядов есть специально отведенные места в районе порта. Вещи вывешиваются и вдоль улиц, прямо на заборах. В субботу же лучше всего посещать и главный рынок страны Таламаху (Talamahu Market). На втором этаже рынка промышленные товары, сувениры, различные поделки. На первом, в основном, торгуют продуктами сельского хозяйства. Стоит всё относительно недорого. Всякая экзотика - помидоры, огурцы, капуста – подороже, а кокосы и плоды хлебного дерева дешевы. На рынке в ходу всего две цены: два паанга (примерно один "наш" доллар) и пять. Два паанга стоит пучок салата, три баклажана, пяток хилых, недозрелых помидоров или три перезрелых огурца (ни разу, кстати, не видел в этих краях приличных помидоров или огурцов). Пять паанга стоит кочан капусты, корзина кокосов, плодов хлебного дерева или огромная гроздь зелёных бананов. Продаются и спелые, но в дорогу лучше запасаться зелёными - повисят неделю под гиком, услаждая взор, и дойдут до кондиции. Дороже корнеплоды: тапиока, кумара, таро. Цена - 15-30 паанга за корзину. Рядом лежат "корешки" таро, что не смогли поместиться в корзину - величиной с бедро взрослого человека. В порту торгуют два рыбных базара, на которых можно найти любые морепродукты. От тривиальных рыбы-попугая, ядовито-зелёного цвета, или ярко-красного кораллового окуня, до экзотической мурены, даже в мёртвом виде выглядящей устрашающе. Разнообразные моллюски: небольшие, размером с куриное яйцо, и огромные тридакны весом в несколько килограмм. Рядами лежат осьминоги, стоят полные полиэтиленовые пакеты морских ежей. Во второй половине субботы активность жителей снижается, заметно меньше становится машин, часть заведений закрываются, остальные готовятся к закрытию. Прекращают работу рынки и барахолки. Бары и рестораны в субботу работают только до полуночи. В 24 часа наступает полная тишина. Начинается воскресенье - день, посвященный отдыху и Богу. Всякая деятельность запрещена, все заведения закрыты, не работают ни бары, ни такси. Открыты лишь единичные кафе, принадлежащие европейцам. По причине всеобщего выходного провалилась и наша попытка взять на воскресение автомобиль в прокат. Взять можно было только до понедельника, потому что в воскресенье его некому сдать. Решили арендовать на понедельник, но тут выяснилось, что по Тонга можно ездить только с правами, полученными на Тонга! Но, как оказалось, это не проблема - предъявив международные права и заплатив 17 паанга, в полицейском управлении тебе выпишут местную лицензию, и даже самому не надо никуда ходить – ее привезут работники проката вместе с авто. В воскресенье после завтрака над островом раздался колокольный звон, возвещающий о начале богослужения. Решили, что было бы интересно присоединиться к верующим, тем более что было 22 мая - день Николая-чудотворца, покровителя всех путешествующих. Да к тому же путеводитель говорит, что посещение воскресной службы удобный случай послушать хоровое пение, которым славится Тонга. В отсутствии православной церкви мы направились в кафедральный собор Святой Марии, расположенный недалеко от гавани. Служба уже шла, собор был заполнен до отказа. Верующие были одеты в нарядные национальные полинезийские костюмы. Некоторые пришли в белоснежных одеждах. В храме присутствовали все поколения: и пожилые люди, и молодежь, и малые дети. Всё было красиво, возвышенно и празднично. Путеводители не обманывали – хор пел великолепно. Прихожане подпевали. После службы все доброжелательно приветствовали нас и с готовностью позировали перед камерой. К нам подошёл интеллигентного вида полинезиец, представившийся отцом Сионе (padre Sione). Одет он был в черную "юбка" до щиколоток и темно-зелёную рубашку со сдержанным рисунком. Под рубашкой виднелся небольшой золотой крестик на цепочке. Поинтересовался, кто мы, откуда. Услышав ответ, сказал, что видел сюжет по телевидению, завязалась беседа. На прощание падре пожелал нам счастливого пути и благословил. Остаток дня мы провели, занимаясь яхтенными заботами: профилактикой двигателя, лебёдок, брашпиля, проверили и смазали штуртросы. Впервые на борту оказалось удивление мало работы. Ваш Литау

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!