8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

"Апостол Андрей" в Сальвадоре, бывшей столице Бразилии

С некоторой задержкой, вызванной неисправностью телефона, дошли до нас новости с борта яхты "Апостол Андрей" за истекшую неделю:
20 ноября 2004 г. Вторым человеком, подошедшим к нам после прибытия в бывшую столицу Бразилии, оказался владелец стоящей неподалеку яхты "Mantra". После слов приветствия, традиционный вопрос: "Откуда, ребята?" Услышав ответ, сеньор был страшно удивлен и заявил, что никогда доселе не видел русских яхт в Салвадоре. Такая же реакция была и на следующий день у всех, кто узнавал национальную принадлежность яхты, и скоро на нас показывали как главную достопримечательность гавани. Утром к нам вновь подъехал на тузике служитель марины и пригласил оформить договор на стоянку. Условились встретиться в 8 часов в офисе. Пока мы с Киреевым шли по бону, были несколько раз остановлены с предложениями разных услуг: от стирки до ремонта яхты. В 8 часов в конторке харбор-мастера никого не оказалось и, прослонявшись полчаса вокруг, мы наткнулись на нашего вчерашнего знакомого Эрнани, капитана "Мантры". Взглянув на нас, он доброжелательно посоветовал расслабиться и начинать получать удовольствие, пояснив, что время на этом берегу имеет особое течение. Поинтересовавшись нашими планами на день и узнав, что мы собираемся посетить полицию и таможню, Эрнани загадочно произнес: "It‘s long way" и, простившись, уехал по своим делам. В это время появился Фернандо - менеджер марины, он должен был заняться нами. Взяв документы на яхту и судовую роль, предложил подойти через полчаса. Через полчаса нас оформили, но Фернандо сообщил, что причал, на котором мы стоим несколько дороже, чем остальные. Оказалось, что ровно в два раза. Я сказал, что мы готовы перешвартоваться и поинтересовался: куда. По рации был вызван некто, который ответили, что через пять минут к яхте подойдет надувнушка, она покажет нам место и поможет с перестановкой. Взяв у Фернандо список учреждений, которые мы должны посетить, я вернулся на яхту. Но прождав указанную лодку полчаса, решил больше время не терять. Поручил маневры старпому, а сам с Димой Стадниченко ушел в город. Забегая вперед, скажу, что в тот день мы так никого и не дождались. Первым учреждением на нашем пути оказалась капитания. Через час общения удалось заполнить первую бумагу и выяснить, что в капитанию надо приходить в последнюю очередь, а вначале нужно посетить федеральную полицию, таможню и санитарный контроль, кроме того, сделать копии всех полученных бумаг и наших паспортов. Вооруженные новым знанием, мы с Димой отправились полицию-федерал. Дима из-за своего легкомысленного вида - а был он одет в шорты – на территорию околотка допущен не был и остался ждать меня под палящим солнцем. Понадобилось полчаса, чтобы выяснить, что нам нужно в другую полицию - портовую. Когда мы добрались до порта, солнце было в зените и время подходило к обеду. Дверь в полицию была открыта настежь, шорты Димы никого не смущали, да собственно никого и не было - все кабинеты оказались запертыми. Из разговора с охранником, стоящим на часах у соседней двери, поняли, что надо подождать, но сколько - не ясно. Прожарившись на раскаленном причале около часа, мы стали искать хоть кого-нибудь говорящего по-английски. Из таможни привели очаровательную девушку, из ее уст даже информация о том, что нам лучше придти через час-полтора звучала райской музыкой. Через час нас постигла удача – полицейский чиновник был на месте. Он оказался обаятельным человеком. И главное, что наши паспорта моряка не вызвали у него никаких вопросов. В кабинет беспрерывно заходили агенты судоходных компаний и, извиняясь перед нами, подкладывали свои документы. Хосе Ригал, так звали офицера полиции, с шутками и прибаутками решал вопросы, говорил по телефону и между делом подсунул наши паспорта одному из агентов, который и заполнил необходимые бумаги. В какой-то момент Хосе открыл свой дипломат, в котором кроме блока сигарет и бутылки рома ничего не было. Заметив, что мне стало известно содержание портфеля, он спросил, как я отношусь к рому, и, услышав, что положительно предположил, что, наверное, я все-таки предпочитаю водку. Мы предметно обсудили этот вопрос. Проштамповав паспорта и разрешив десятидневное пребывание, Хосе выпроводил нас из офиса. Не успели мы с Дмитрием сделать и трех шагов от двери, как из-за спины вылетел автомобиль, несущийся на приличной скорости. За рулем сидел наш знакомый синьор Ригал. Видимо бутылка рома из портфеля придала ему серьезное ускорение. Что было бы, приди мы на полчаса позже? Миновав бесконечно длинные пакгаузы, мы добрались до таможни и столкнулись нос к носу с уже знакомым охранником. Оказалось, что дверь в полицию и черный ход в таможню расположены в двух шагах друг от друга, но вход в последнюю разрешен только с улицы и идти до него больше километра. В таможне, то ли потому что мы уже намозолили им глаза, то ли по иной причине, нам не стали задавать традиционных вопросов про наркотики, алкоголь, табак и прочее. Таможенники сами заполнили декларацию, указав, что ничего этого у нас нет - в принципе, это почти соответствовало истине - и отпустили нас с миром. Рабочий день шел к концу... На пороге капитании мы вновь появились только к 18 часам. И увидели на двери график, где было указано, что учреждение заканчивает работать в 16.30. Лелея надежду закончить дела сегодня, заглянули на всякий случай к дежурному. На этот раз англо-говорящих не оказалось вообще. После получасового общения с разными офицерами, когда каждая сторона говорила на своем родном языке, был принесен ключ от помещения для приема клиентов. Еще полчаса и наш приход был оформлен. Когда мы с Димой, собираясь промочить пересохшие глотки, добрели до бара яхт-клуба, на часах было семь вечера. Процедура оформления заняла одиннадцать часов! И остался еще санитарный контроль, который нам то ли простили, то ли еще ждут, что мы его посетим. Утренние слова соседа Эрнани о длинной дороге мы выбили на улицах Салвадора своими гудящими ногами. На следующее утро Эрнани поинтересовался нашими делами. Узнав, что все позади, сказал, что мы еще быстро оформились, а вообще-то нужна неделя. Не знаю, шутил ли наш приятель. Я шел в контору марины поинтересоваться, как же нам быть с перешвартовкой к другому причалу. Ответ харбор-мастера компенсировал наши вчерашние страдания. Фернандо ознакомился с материалами о наших походах, они его впечатлили, и мы можем стоять на любом причале за минимальную цену. 17 ноября 2004 г. В ночь с 16 на 17 ноября завершился переход "Апостола Андрея" через Атлантический океан, протяженность которого составила 1950 миль. Уложились мы в две недели, показав вполне приличную для этих широт скорость, совершая суточные переходы в среднем по 130 миль. В полночь "Апостол" вошел в залив Тодуз-ус-Сантус, на берегу которого расположен город и порт Салвадор - бывшая столица Бразилии. Пару часов яхта шла вдоль берега залива, сияющего огнями спускающегося к самой воде города. На подходе к яхтенной марине попали в гущу рыбацких лодок, увешанных яркими гирляндами. Вначале мы приняли их за какое-то карнавальное шествие или развлечение для туристов - уж больно много света было на каждой лодчонке, и шли они дружной флотилией в одном направлении. Но, подойдя поближе, разглядели, что в каждой посудине сидит по рыбаку, а иллюминация нужна для привлечения подводных обитателей. Марина оказалась на удивление просторной, в отличие от европейских, где, за редким исключением, "Апостол" чувствует себя как слон в посудной лавке. В 2:20 по судовому времени яхта ошвартовалась у гостевого причала и через пять минут к нам подлетела надувная лодка со служителем марины. Судя по его лицу, он был рад нас видеть, но все остальное было непонятно, так как наши познания португальского были ограничены словом: "абригаду", что означает "спасибо". Его познания в русском или английском языках находились примерно на таком же уровне. И когда мы, представляясь, называли имена тыча пальцем себе в грудь, наше общение стало походить на высадку Миклухо-Маклая на гвинейском берегу. Выяснив кое-как название яхты и страну регистрации, при помощи волшебного испано-португальского слова маньяна – завтра, - договорились продолжить общение с рассветом. Сеньор пожелал всем доброй ночи и растворился в темноте на своем тузике. Мы же, отметив по старинному португальскому обычаю приход в Бразилию, раскатали спальные мешки на палубе яхты под сенью Южного Креста. 14 ноября 2004 г. Праздник у берегов Америки Четырнадцатый день ноября один из главных, если не самый главный, праздник на "Апостоле Андрее". В этот день в 1996 году состоялся старт первой кругосветки. Дату тогда никто специально не выбирал: раньше просто не смогли. В 2002 году в этот день финишировало второе кругосветное плавание, завершая "Восьмерку" "Апостола Андрея" – проект, который опоясал земной шар двойной петлей протяженностью в 60 тысяч морских миль. Если яхта стоит у причала, то экипаж в этот день традиционно собирается у кого-нибудь на даче: либо у Игоря Балдина - участника первой экспедиции, либо у доктора Левина - участника двух плаваний. Приезжают не только москвичи и жители Подмосковья, но и тверитяне, и питерцы. Лишь ребята с Камчатки празднуют на расстоянии в 9 часовых поясов. Собираемся к 17 часам – к моменту старта в 1996 году - и общаемся до утра, вспоминая походы и похождения, обсуждая текущие дела и планы на будущее. Сейчас же начало суток 14 ноября застало "Апостол Андрей" на траверзе порта Ресифи - три года назад именно здесь мы впервые высадились на американский континент. На этот раз яхта проследовала мимо в 20-ти милях от берега. Примерно на таком удалении, лишь понемногу приближаясь, нам предстоит пройти еще 300 морских километров до Салвадора. Маршрут яхты лежит по границе шельфа и континентального склона. Справа от нас на карте обозначены глубины в 50 метров, слева - 500. Одинокая океанская жизнь, когда за неделю встречалось одно судно, закончилась – торговцы и танкеры идут навстречу и обгоняют сзади, на шельфе копошатся рыбаки. В отличие от европейских, местные ловцы не очень озадачивают себя несением уставных навигационных огней. Ночью приходится ломать голову, разбираясь в том, куда очередная шаланда следует, где у нее нос, а где корма. Наши рыбаки тоже вдохновились: старпом затачивает какую-то снасть с внушительными крючками, Дмитрий Стадниченко грозится на ужин подать свежую рыбу. Остальные, скептически поглядывая на них, достают кильку в томате и сардины в масле - готовят закуску к праздничному столу. Обедать будем на траверзе Порту ди Педрас, что в устье Рио-Мангуабы. Юго-восточный пассат дует ровно и несколько крепче, чем его северный собрат, суточные переходы после экватора выходят по 140 миль. Вода и воздух – плюс 27. Вблизи берегов летучие рыбки совсем перестали падать на палубу. Храня надежду на наших добытчиков, садимся закусывать ностальгическими советскими консервами. Ваш Литау

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!