8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

Интервью Александра Одинцова Елене Рерих, "Спорт-Экспресс"

Статья называется: "15 ДНЕЙ ВВЕРХ - ПО ВЕРТИКАЛЬНОЙ СТЕНЕ"
Ка уже сообщал "СЭ", в рамках проекта "Русский путь - стены мира" команда российских альпинистов в составе Александра Одинцова (руководитель), Ивана Дождева, Алексея Лончинского и Евгения Дмитриенко совершила в Каракоруме восхождение на гору Латок-III (6949 м) по Западной стене. Гора уникальная: 15 дней восходители карабкались по почти вертикальной стене протяженностью два километра. О том, с чем пришлось столкнуться альпинистам, рассказал Александр Одинцов, который на днях побывал в редакции "СЭ". - Латок III стал девятой покоренной вами горой в рамках проекта "Русский путь - стены мира"... - На самом деле мы планировали сделать это восхождение десятым, заключительным. Но на девятой горе - Аутана в Венесуэле - нас захватили индейцы, и вырваться из плена удалось с большим трудом. Причем вожди племени предупредили: если мы пойдем еще раз, то нас убьют отравленными стрелами. И тогда в прошлом году мы отправились на Латок III в разведку. Выяснилось, что лучше всего начинать экспедицию в мае. Так мы в этом году и сделали: экспедиция стартовала 17 мая, мы сделали акклиматизационное восхождение, добрались до базового лагеря (4500 м), а 10 июня стартовали на Латок III. - Известно, что эта гора покорилась вам лишь с третьего раза. Во время первой попытки - в 2000-м - сошла лавина, и все участники экспедиции оказались в больнице. Вторая - спустя год - тоже была неудачной. Нынешнее - третье - восхождение совпало с печальной датой: исполнилось ровно 10 лет со дня гибели во второй экспедиции Игоря Барихина... - Тогда, 10 лет назад, сверху упал огромный "жандарм" (отдельно стоящий камень. - Прим. Е.Р.). Остальные успели спрятаться под карнизом, а вот Игорю не хватило трех-четырех шагов. Это было дикое стечение обстоятельств. - Смерть в горах воспринимается иначе, чем внизу? - Да, это как в бою: всегда подразумевается, что кто-нибудь может быть убит. В процессе восхождения ты постоянно осознаешь, что вступил в серьезное противоборство с природой, и ей это может не понравиться. - С 70-х годов было до 15 попыток пройти эту самую Западную стену. Только российских - три. Что за гора такая злая? - Совершенно уникальная, высокая, а крутизна порой достигает 80 градусов. Нижнюю часть горы, где лед и крутизна 45-60 градусов, мы прошли в альпийском стиле - когда тащишь большой груз, запасы воды, и нет никакой возможности отдохнуть. И только затем, в средней части, началась работа, как мы говорим, в капсульном стиле, когда можно дать себе передышку в палатке на подвесной платформе. - Как это выглядит? - Представьте себе платформу длиной 1,8 м и шириной 90 см. У нас их было две. Мы шли по двое, я с Дмитриенко, Дождев с Лончинским. Порой вешали наши платформы с палатками рядышком - голова к голове, чтобы можно было переговариваться. - О чем? - Я по памяти читал ребятам "Евгения Онегина", "Сказ про Федота Стрельца", поэму Бродского "Посвящается Ялте" - это ведь настоящий детектив. Каждый раз заканчивал на чем-нибудь интересном. Ребята с нетерпением ждали следующей ночевки. - И на сколько дней хватит вашей памяти? - Не знаю, не проверял. Но на это восхождение хватило. * * * - Сама стена из чего сложена? - Это огромный гранитный монумент, сам по себе, кстати, не опасный. Но при этом - сумасшедший перепад высот: у нас получилось 63 веревки (длина каждой - 50 м. - Прим. Е.Р.). В любом случае смерть Игоря 10 лет назад была стечением обстоятельств: самопроизвольно камни там падают довольно редко. Но если уж падают, то это глыба. Тот "жандарм" был размером с холодильник. К тому же мороз 20-25 градусов, а внизу залито натечным льдом. И все это нужно было каким-то образом преодолеть. В день удавалось пройти максимум четыре-пять веревок. Не забывайте, что на той высоте на каждый шаг приходится четыре-пять вдохов. Я делал и вовсе до десяти, потому что перед самым восхождением переболел воспалением легких. Это выбило меня из тренировочного ритма. К тому же возраст - 53 года. - А вам не говорили, когда вы в третий раз задумали лезть на Латок III: куда вы, сумасшедшие, собрались?! - Только и делали, что так говорили - и в глаза, и за глаза. Гора не пускает, это же очевидно. Альпинисты довольно суеверный народ. Я и сам прислушиваюсь к внутреннему голосу, иногда отказываюсь лезть. Вот и на эту гору шел не без сомнения. - А как же внутренний голос? - Приходилось ломать себя. Если бы все шло согласно здравому смыслу, мир был бы скучен. - В этот раз, кроме вас, все в экспедиции были молоды. Что они дали команде? - Появилось поколение молодых, инициативных, креативных, таких борзых, с ударением на "о", ребят, которые жаждут совершить нечто такое, чего до них никто не делал. Я рад этому. За последнее десятилетие первый раз столкнулся с ситуацией, когда в глазах молодых видел неуемное желание добиться цели. До этого в глазах молодежи читалась усталость. Они еще ничего не сделали, а уже устали от несовершенных подвигов. А у этих пацанов мне хотелось даже чуть-чуть уменьшить желание. Хотя все мы заражались им друг от друга. - А в чисто альпинистском плане эти ребята внесли что-то новое? - Да, ситуация изменилась и в подходе к горовосхождениям. Женя Дмитриенко, например, все время выдумывает что-то. Возродил такой вид страховки, как якорные крючья. Она в советские времена существовала, но потом забылась. Так вот Женя модернизировал этот вид страховки и запатентовал на свое имя. - А как эти ребята ходят в команде? - Поскольку сейчас в основном восхождения совершаются в двойках, то в вопросах командной техники и тактики у них большие проблемы. Но все с охотой учатся и не обижаются, когда им делаешь замечания. - Можно ли ваш маршрут пройти в двойке? - Вначале надо попробовать пройти в команде. А если кто-то решится в двойке, флаг им в руки. Если честно, я пока не верю в реальность этого. Но вообще-то в мире нет ничего невозможно, я так считаю. * * * - Вы две недели жили, можно сказать, в вертикальном мире. Каково это? - Мы 15 дней висели в "системах" (специальная страховка. - Прим. Е.Р.) - в платформе, двигаясь по вертикальной стене. В обычном высотном восхождении ты все время идешь, гоняешь кровь, можешь даже сесть отдохнуть, расслабиться. Но у нас все это было невозможно: даже когда останавливаешься, все равно висишь в "системе", которая все сдавливает, кровоснабжение нарушено, ноги мерзнут. - Есть ли выход из такого положения? - Утром, когда солнце еще не вышло на стену, вылезаешь с платформы и, оставаясь в "системе", с полчаса машешь руками, потом ногами. - Так и хочется закричать: "Зачем все эти мучения? Зачем!!!" - На этот вопрос столько ответов, сколько альпинистов на свете. Мне это дает возможность переосмыслить собственное существование на нашей грешной земле. В какой-то момент кажется, что сил уже нет ни на что и жизнь вот-вот закончится, но ты делаешь последний шаг в палатку, напарник протягивает кружку горячего чая с сахаром, и ты понимаешь, что ничего лучше в своей жизни не пил. Вместе с горячим чаем в тебя заново вливается жизнь. Ты осознаешь, что это самая большая ценность, которая есть в мире. Все медные трубы, слава, деньги - ерунда. А вот та кружка горячего чая - самое ценное, что жизнь подарила тебе. - Предыдущие экспедиции на Латок III оставили на горе достаточно много оборудования. Что нашли? - Склады американской экспедиции и наши - что оставили во время первой попытки. Еще нашли вещи, которые оставили, когда погиб Игорь. Я снял и подарил его вдове крюк, который Игорь забил в том месте, где его настигла смерть. Это последнее, что он сделал в жизни. - Что потеряли? - Происходили просто какие-то мистические вещи. Уже на спуске стою в ледяном желобе и вдруг вижу, что сверху так не спеша катится камалот (приспособление для страховки. - Прим. Е.Р.). Сверху никого нет, откуда он взялся? Оказалось, это мой родной камалот: я его уронил на подъеме, вот теперь он, цепляясь за все неровности, прямо ко мне в руки прикатил. Я его хвать, пристегнул к себе. Как будто гора решила вернуть его мне. Удивительно! Или вот еще. В первую же ночевку пацаны уронили вниз кастрюльку. А как без нее - даже льда не растопишь, чтобы чай приготовить. И тут в бауле десятилетней давности нашли точно такую же кастрюльку. Совпадение... - Оставшееся от последней экспедиции оборудование спускать не собираетесь? - Я даже думать боюсь, что когда-нибудь еще попаду под эту стену. Хотя такие мысли уже бродят. Вот бы Валере Розову прыгнуть с плеча Латока III. Это, видимо, был бы рекорд... * * * - 15 дней в подвешенном состоянии и вот она - вершина. Цель достигнута. Эйфория? - Все эти разговоры о том, что "на вершине стоял хмельной"... Какая к черту эйфория, вылезаешь чуть живой, буквально на карачках. А еще предстоит спуск, где, как известно, происходит 60 процентов всех несчастных случаев. Поэтому не расслабляться надо, а концентрироваться - на том, чтобы не совершить технических и тактических ошибок, спускаясь на фоне усталости. - Как вас встречали? - На 4500 м в базовом лагере возникло ощущение, что воздух можно жевать, такой он был густой. Там стояла палатка, где наш доктор Михаил Бакин приготовил еду, питье. Он сильно за нас волновался. По его словам, а он был с нами во многих экспедициях, эта одна из самых значительных. Прибежал наш повар - обнимается, а сам рыдает, так проникся атмосферой восхождения. - А что с рукой у Алексея Лончинского? Почему вернулся в гипсе? - Уже на спуске Леша по рации сообщил, где они, какой рельеф. И так, между прочим: "Камень прилетел, упал на руку, есть подозрение на перелом". Да какое там подозрение, кровь хлещет. Но мы ему первую помощь оказали грамотно, внизу нас за это Бакин похвалил. - А как оценило ваше восхождение международное сообщество альпинистов? - Я даже не ожидал, какой резонанс оно вызовет. Мы получили огромное количество поздравлений. Практически все альпинистские сайты откликнулись на это событие. Есть заявки на интервью от американцев, испанцев, немцев, бразильцев. А сами мы хотим смонтировать фильм: у Вани Дождева на голове была закреплена видеокамера, которая снимала в режиме on line. - Какой будет десятая стена? - Давайте пока не будем ее называть. На ту стену один известный альпинист семь раз пытался зайти. Я должен, по крайней мере, получить его одобрение. Но для себя решил, что на эту стену пойду в качестве тренера. На такие стены в таком возрасте уже не лезут. Надо переходить на высотный альпинизм, где можно идти ногами. Все новости об экспедиции на Латок III

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!