8 (800) 333-03-76

Интернет-магазин

+7 (495) 775-13-13

Оптовый отдел

ELBRUS RACE: интервью с Главным судьей соревнований

Наталия Ляпкина взяла интервью у Главного судьи соревнований IV International ELBRUS RACE 2008 Татьяны Тимошенко: Татьяна, в этом году Вы являетесь Главным высотным судьей Elbrus Race, это не первый раз, когда Вы принимаете участие в этих соревнованиях в качестве судьи? Да, я начала судить Elbrus Race в 2006, затем были соревнования 2007 году, это уже третьи соревнования, которые я сужу. Можно ли говорить о том, что каждый год это получаются немного разные, каждый раз участники сталкиваются с новым вызовом? Да. Разными они получаются исключительно из тех условий, в которые мы попадаем. Разная погода, разная снежно-ледовая обстановка на трассе, разный состав участников. В 2006 и 2007 годах участие принимали, прежде всего, спортсмены очень высокого уровня, которых я сама долго знаю - из Бишкека, из Казахстана. Это был основной состав на протяжении прошлых забегов. В этом году новый уникальный состав участников, я их еще не видела на трассе. Растет количество иностранцев, которые принимают участие в наших соревнованиях. Кроме того, в этом году значительно холоднее. Это хорошо заметно по температуре здесь внизу, а если внизу холоднее, значит наверху также холоднее. Значит, участники забега окажутся в значительно более суровых условиях. Кто участники Elbrus Race? Для кого проводятся эти соревнования, кому они интересны? В первую очередь подобные соревнования интересны для людей, занимающихся именно скоростными восхождениями. На Западе – это очень популярно, это особый самостоятельный подвид горного спорта. Для этого вида спорта есть специальный термин в английском языке – sky-running. Действуют целые клубы, объединяющие людей, занимающихся горными забегами. И совершенно необязательно, что в скоростных высотных восхождениях принимают участие альпинисты, просто люди с хорошей физической формой, которым нравится этот вид активности. Подобные забеги в большом количестве проводятся, к примеру, в Италии. Причем учитывают не только абсолютную высоту над уровнем моря высшей точки восхождения, но и перепад высот. Потому что бег по траве при перепаде высот 700-800 м – это уже очень и очень сложно. Раньше это был один из этапов отбора в женскую сборную СССР по альпинизму. В нашей же стране в забегах принимают участие в первую очередь спортсмены-альпинисты, которые проверяют свою функциональную готовность. Первые два забега это и показали. Причем, в России, в таких городах, как Москва и Санкт-Петербург это менее развито – там спортсмены предпочитают развиваться в техническом альпинизме или скалолазание. Другое дело, Казахстан и Киргизия. Там еще в советские времена больше развивался высотный альпинизм. И для спортсменов из Алматы и Бишкека подобные высотные забеги интереснее. Возможно, такая специализация связана с тем, что семитысячники, расположенные на территории СССР к ним ближе. Была же целая команда Ильинского, которая приняла участие в одной из первых советских экспедиций на Эверест. Целые клубы, которые занимались исключительно высотой, именно такая направленность тренеров. И основной состав участников предыдущих двух Elbrus Race формировался именно из представителей этих двух стран. Если же говорит о возрастном составе участников, то забеги интересны в первую очередь людям не очень молодым, которые уже не могут соревноваться с молодежью по результатам на скалах. Здесь же они могут выступить более комфортно, вполне достойно, проверить и показать свои физические возможности. К примеру, вот моя команда, которая принимает участие в Чемпионатах России, им пока не очень интересно. Они еще слишком молодые. Им интереснее пока лезть по скале. А забеги – это для высотников. Сейчас на высоту может взойти любой, если сделать ему грамотную акклиматизацию. Но интересно именно скоростное восхождение. Во времена СССР скорость в восхождениях не приветствовалась. Говорили, что нужна безопасность, постепенная акклиматизация. А сейчас это наоборот стало популярно. Ведь это значительное достижение для человека забежать за такое короткое время на Эльбрус, ведь это уже приличная высота. При этом присутствует очень большой элемент соревновательности, на счету каждая минута, каждая секунда. Для спортсменов сентябрь – время проведения Elbrus Race – время закрытия сезона. Здесь можно продемонстрировать все то, что было накоплено за летний период – акклиматизацию, физическую форму. Здесь уже можно соревноваться по-полной. А в прошлые годы были показаны фантастические результаты? Да. Это, действительно, так. В 2006 году – Денис Урубко. Но это вообще уникальный спортсмен с опытом скоростных восхождений даже на восьмитысячники. Для того чтобы показать подобный результат, нужна особая система тренировок. У нас в России так специально не тренируются. А вот в Казахстане - пожалуйста. Как Вы можете описать специфику судейства на Elbrus Race? Специфика судейства на Эльбрусе, безусловно, есть. Я постоянно или на седле, или на вершине. Самое главное в моей работе – это поймать погоду, решить, когда лучше стартовать. Погода всегда вносит корректировку в нашу работу. Все зависит от снежно-ледовой обстановки. К примеру, куда сможет доехать ратрак, чтобы оттуда высотные судьи смогли дойти до седловины. Два года до этого судьи с вечера поднимались на седловину и там ночевали. В этом году - будем смотреть по ситуации. Вот это решение принять всегда сложно, как лучше организовать работу судей и проводить соревнования. Идти ставить палатки и готовить все наверху с вечера, либо уже с утра. А бегут-то спортсмены достаточно быстро. И их нужно поить горячим чаем и кормить. При этом нужно сфотографировать, отсечь время. И обязательно оценивать состояние каждого участника – сможет он пойти дальше, или не сможет. Иногда приходится советовать участнику развернуться и пойти вниз, если он не готов продолжать соревнования. Главное в моей работе – принять быстро правильное решение. [Ляпкина Н.:Я обратила внимание на то, что на майках судей, их должность переводится как «marshal», а не «referee», т.к. главная задача судьи на гонке не только фиксировать результаты участников и сравнивать их, а следить за состоянием трассы, за состоянием участников] Завтра мы, высотные судьи, уйдем наверх и вниз спускаться уже до окончания соревнований не будем. Мы будем осматривать всю трассу, думать, нужны ли веревки для обеспечения безопасности участников или нет. Эльбрус просто кажется таким хорошим и спокойным. Но если люди плохо ходят на кошках, если лед достаточно плотный, то для безопасности необходимо провешивать веревки. Каждый раз может появиться дополнительная работа. К примеру, если снег - то высотные судьи с утра должны протоптать ступени, чтобы у всех участников были равные шансы, а не лидеры тропили для всех остальных. Меня приглашают каждый раз участвовать в соревнованиях, т.к. организаторы соревнований понимают, что я могу правильно спрогнозировать погоду, есть определенные навык и опыт. Вспомните, пожалуйста, курьезные происшествия с участниками. В 2006 году в соревнованиях решил принять участие болгарин, который много курил и пил много кофе. И мы долго думали, как же он побежит. Когда он пришел на седловину, начал рваться бежать дальше. А я вижу, что ему плохо. Это же по глазам видно. У меня очень много семитысячников, и поэтому я легко могу понять состояние человека. И я ему предложила отдохнуть в палатке. Несмотря на его рвение, мы все-таки оставили его ненадолго в палатке судей. И сразу после того, как он попил чаю, у него началась натуральная горняшка, рвота и т.д. Он просто лег, оказалось, что он уже не в состоянии идти вниз самостоятельно. В это время высотные судьи еще поджидали отстающих участников. Пришлось болгарина отправлять вниз в сопровождении лидирующих участников, которые и без того были уставшими. Я их попросила, т.к. это были сильные участники, а ему нужен был присмотр. Еще один курьезный случай произошел с участником, который участвовал два года подряд в забеге. В первый год он с трудом смог достичь седловины и не смог уложиться в контрольное время. Во второй год он уже шел гораздо более уверенно и быстро. Я его обрадовала тем, что у него еще есть время и он может идти на вершину. Тут выяснилось, что он ужасно радуется тому, что достиг седловины и совсем не помнит о том, что смог дойти до нее еще год назад. Поверил судьям лишь после того, как ему показали фотографию. Это был молодой человек из Питера. А у молодых акклиматизация проходит хуже, по физиологии. Как Вы думаете, у скоростных высотных забегов есть будущее в России? Есть, и этот вид спорта будет обязательно развиваться. Для этого обязательно нужен грамотный PR, причем и внутри страны для популяризации, и вне. С каждым годом количество иностранных участников будет только увеличиваться. Забеги на Эльбрус будут развиваться именно как международные соревнования. Это уникальный маршрут по перепаду высот, по длине снежно-ледовой дистанции. Вообще люди хотят соревноваться. Просто бегать на лыжах не так интересно, в горы и так ходят, а вот забеги - это для российских спортсменов нечто новое, еще не распробованное.

Комментарии:


Комментариев пока никто не написал... Станьте первым!